Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

30 июля 2021

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

30 июля 2021

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

30 июля 2021

Антверпен открывает собственный учебный центр по огранке алмазов

Алмазная компания HB Antwerp в скором времени откроет в Антверпене   собственный центр обучения экспертов по  алмазам и ювелирным изделиям, cообщил телеканал VRT. Трижды в год "Академия HB" будет набирать на 12-недельный...

30 июля 2021

«Норникель» принял участие в слушаниях Общественной палаты Норильска

По инициативе «Норникеля» в среду состоялось расширенное заседание Общественной палаты Норильска. Представители общественности и руководители компании обсудили усилия «Норникеля», направленные на улучшение качества жизни в Норильске. Об этом сообщается...

29 июля 2021

Интервью с Андреем Поляковым, новым президентом Всемирного алмазного совета

29 июня 2016

Вице-президент АЛРОСА говорит о правозащитной терминологии, маркетинге и, конечно, о синтетических бриллиантах

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) – На выставке JCK в Лас-Вегасе в этом году Андрей Поляков, вице-президент российской алмазодобывающей компании АЛРОСА, который недавно возглавил Всемирный алмазный совет (World Diamond Council, WDC), говорил со мной о своих планах относительно WDC, который представляет всю отрасль в Кимберлийском процессе (Kimberley Process). В этом интервью он говорит о том, будет ли КП когда-либо использовать правозащитный язык, и о том, что думает АЛРОСА по поводу синтетических бриллиантов. 

JCK: Недавно WDC предпринял попытку выступить посредником в разрешении продолжающегося спора между Объединенными Арабскими Эмиратами [председательствующими в настоящее время в КП] и коалицией гражданского общества. Почему это не удалось?

Андрей Поляков: Я понимаю и уважаю позицию неправительственных организаций (НПО). Да, у нас действительно имеются проблемы с оценкой. Председатель КП [из ОАЭ] организовал семинар по оценке перед межсессионным заседанием КП. На нем рассматривалось много интересных вопросов. Крупным вопросом, и я полагаю, с этим все согласятся, является то, что самым слабым звеном цепочки является старательская добыча. На мой взгляд, Всемирный алмазный совет, коалиция гражданского общества и Инициатива развития алмазной отрасли (Diamond Development Initiative) могут разработать дорожную карту для правительств африканских стран, где ведется старательская добыча.

Как НПО, так и председатель КП проводят огромную работу. Мне не хочется возникновения ситуации, когда один из алмазных центров начнет бороться с НПО. Это бесполезно, и проиграют все. Нам хочется иметь позитивную повестку дня.

JCK: Говоря об этом, председатель КП отметил то, о чем следует сказать про НПО на межсессионном заседании.

Поляков: Сейчас слишком много эмоций. Нам необходимо сосредоточиться на общей повестке дня, которая у нас есть. Моя миссия – попытаться предоставить возможность для общения.

JCK: Наносит ли вред бойкот неправительственных организаций Кимберлийскому процессу?

Поляков: Отсутствие каких-либо наблюдателей наносит вред КП. НПО по-прежнему участвуют в ежедневной работе КП, в рабочих группах, на телеконференциях, в обзорных миссиях. Нам следует   найти путь, чтобы вернуть их к полному участию.

JCK: Считаете ли Вы, что КП когда-либо узаконит так называемый правозащитный язык?

Поляков: Идея КП была очень узкой: создать платформу или механизм для прекращения конфликтов, подпитываемых алмазами. Эта миссия полностью выполнена. Сейчас это представляет проблему только в Центрально-Африканской Республике.

Нужно ли нам больше говорить внутри отрасли о том, как обеспечить доверие во всех сферах – в области прав трудящихся, прав человека и детского труда? Конечно, следует. Мы, как отрасль, должны предоставлять больше гарантий конечному потребителю. Но это ответственность отрасли.

JCK: Итак, Вы не считаете, что там зазвучит правозащитная терминология?

Поляков: КП, как ООН, там существует много разных мнений. Лучше активно продвигаться вперед. КП есть КП, у него узкий мандат: предотвращение конфликтов, которые могут подпитываться алмазами. Отрасль есть отрасль. По большому счету, доверие потребителей является ответственностью отрасли. Нам необходимо убедить правительства, что мы способны к саморегулированию и можем гарантировать прозрачность нашей цепочки поставок. 

JCK: WDC нанял агентство по связям с общественностью. Чем оно будет заниматься?

Поляков: Оно предназначено для обеспечения эффективной связи с нашими участниками рынка. Мой личный опыт, связанный с межсессионными заседаниями, показывает, что возникает большое недопонимание из-за отсутствия связи. Иногда необходим профессиональный совет для доведения важной отраслевой информации. Многие люди не понимают всю цепочку поставок, почему необходимо выделять квоты, почему мы не можем просто продавать с рудника рознице, почему это невозможно технически. Нам необходимо профессионально общаться с участниками рынка.

JCK: Поговорим с Вами как с представителем АЛРОСА - некоторые заявляют, что в то время как компании De Beers, Rio Tinto и Dominion - каждая по отдельности - ведут рекламную работу, АЛРОСА довольно мало этим занимается. Изменится ли эта ситуация когда-нибудь?

Поляков: Мы стали публичным акционерным обществом в 2014 году, и у нас есть акционеры. Наша стратегия довольно простая: мы являемся профессиональными горняками. Заниматься маркетингом какого-либо бренда из России очень дорого. Мы действительно имеем обязательство перед нашими акционерами осуществлять стратегию, которую мы обсудили в 2014 году.

Потенциально мы можем проводить некоторую работу, которая предоставляет гарантии относительно происхождения наших алмазов. Мы поняли, что это может быть интересно с коммерческой точки зрения. Но это не является основным направлением нашей деятельности. Если мы станем этим заниматься, это будет поэтапно. Наша нынешняя стратегия простая, но эффективная.

JCK: Восстановился ли алмазный рынок от прошлого года?

Поляков: Давайте посмотрим, что произошло в последнем квартале. В 2015 году, я считаю, мы оказались в сложной ситуации между прогнозами и реальностью. Производители бриллиантов полагали, что ритейл продолжит рост так же, как это было в 2014 году. А затем мы столкнулись с проблемами в Китае, и производители бриллиантов затоварились. Но производители алмазов [сократили] предложение, и объемы экспорта из стоков индийских производителей бриллиантов увеличились, и это оказало благоприятный психологический эффект. Когда все производители бриллиантов увидели первые положительные признаки, я уверен, они подумали, что производители алмазов могут повысить цены, и они стали больше покупать.

Я считаю, что этот бум закончился. Мой прогноз таков, что у нас будет стабильный, но положительный год. Но это аспект бизнеса, касающийся алмазов и бриллиантов. Мы не можем предсказать, что произойдет с синтетическими бриллиантами или с кампанией видового маркетинга.

JCK: Если говорить об этом, как смотрит АЛРОСА на синтетические бриллианты?

Поляков: Посмотрим. Единственный путь – разделить рынок. Некоторые люди покупают и носят кристаллы Swarovski. Почему бы нет? То же самое относится и к синтетическим бриллиантам. Проблема заключается в незаконном смешивании природных бриллиантов и синтетических. Мы пытаемся делать все возможное, предоставляя технические средства обнаружения и обеспечивая отдельную прозрачную цепочку поставок для производителей бриллиантов и для ритейлеров.