В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Swarovski выходит на рынок синтетических бриллиантов

17 июня 2016

Автор: Роман Гринберг (Roman Grynberg)

(namibian.com.na) – Большая часть стоимости бриллиантов объясняется присущей им редкостью. Мелкие бриллианты не является редкостью, и они имеются в очень больших количествах на большинстве рудников.

Бόльшая часть того, что экспортируется из Ботсваны буквально пикапами, это все-таки недорогие «меле» (размером менее 0,2 карата). Только крупные камни – и в этом преуспела Намибия – являются редкими и имеют постоянную и сравнительно устойчивую рыночную стоимость.

Вас могли убеждать, до недавнего времени, что если у вас есть, как это называется в отрасли, «алмаз специального размера», то есть, стоимостью выше N$7 млн, то он будет сохранять свою рыночную стоимость.

В 1950-х годах ученые разработали способы производства бриллиантов в лаборатории. General Electric, а затем De Beers (ее филиал по производству технических алмазов называется Element 6) занялись производством крупных объемов дешевых технических алмазов.

В 1970-х годах к ним присоединился японский гигант Sumitomo, и этот счастливый триумвират продолжил создавать полный коллапс глобального рынка технических алмазов. Цифры, приведенные ниже, показывают, что случилось с ценой на технические алмазы за 50-летний период. Принимая во внимание то, что прибыль от добычи природных алмазов никогда не была высокой, то она никогда не должна была влиять на норму прибыли De Beers. 

Очень большим препятствием были синтетические бриллианты ювелирного качества. Если бы они появились на рынке бриллиантов ювелирного качества, это бы вызвало коллапс De Beers и экономик Намибии и Ботсваны. Бόльшая часть прибыли от алмазов получается от добычи драгоценных камней и ритейла.

Средняя часть цепочки стоимости алмазов очень конкурентоспособна, как хорошо известно каждому, кто все еще пытается заниматься огранкой и полировкой бриллиантов в Намибии или Ботсване.

Несколько недель назад крупный ювелирный ритейлер Swarovski объявил, что собирается работать с синтетическими бриллиантами. Для компании, основным коммерческим кредо которой являются «доступные предметы роскоши» и которая производит красивые кристаллы и уже продает дешевые украшения, например, с цирконием, выход на рынок синтетики не должен быть сюрпризом. Разница между дешевыми имитациями бриллианта (например, цирконием), которые носит в ухе каждый головорез, и синтетическими бриллиантами заключается в том, что любой ювелир может на глаз увидеть разницу между цирконием и бриллиантом. 

Синтетические бриллианты часто имеют более высокое качество, чем добытые из недр, и невозможно отличить их друг от друга без помощи дорогого оборудования, которое тоже поставляется компанией De Beers. В прошлом Намибию и Ботсвану сильно беспокоило то, что синтетические бриллианты раньше представляли угрозу из-за их нелегального появления на рынке природных бриллиантов. Этим занимались некоторые ювелиры, которые продавали покупателям синтетические бриллианты под видом природных бриллиантов.

Также продавались синтетические бриллианты через совершенно прозрачные каналы в сети интернета и через ритейлеров, которые продают их как экологически чистые, бесконфликтные и не связанные с рабским трудом бриллианты. Но риск со стороны Swarovski заключается в том, что это первый крупный уважаемый ритейлер, вступивший на этот рынок.

Но бόльшая угроза исходит не от того, что Swarovski выходит на рынок синтетики, а из-за того, где находится Swarovski и откуда получает синтетические бриллианты. После провала начальных переговоров с De Beers Swarovski приняла решение покупать синтетические бриллианты из Китая.

Крупнейшим производителем бриллиантов, вне всяких сомнений, является Китай, который производит примерно 10 млрд каратов в год, не имея ни одного алмазного рудника. Почти весь объем – это дешевые технические алмазы. Общий мировой объем производства природных алмазов достиг пика около 170 млн каратов десять лет назад, и с тех пор снижался.

В течение десятилетий De Beers уверенно заявляла, что она не будет заниматься производством синтетических бриллиантов ювелирного качества. Первоначально это вполне имело коммерческий смыл, потому что зачем компании De Beers подрывать свою собственную бизнес-модель, основанную на прибылях от своих алмазных рудников в Ботсване, Намибии, ЮАР и Канаде? Но с недавних пор о De Beers все больше можно сказать, как в шекспировской пьесе: «эта женщина слишком щедра на уверения».

Существует несколько причин тому, почему нам больше не следует верить De Beers. Во-первых, несмотря на нынешнюю затоваренность на рынке, сейчас отмечается долговременный структурный дефицит природных алмазов на глобальном рынке, поскольку разрабатывается мало новых рудников и после рецессии 2008-2009 года цены на алмазы взлетели.

Во-вторых, кампания De Beers по маркетингу бриллиантов в Индии и Китае стала успешной, превзойдя все ожидания, и убедила женщин из среднего класса, что бриллианты являются необходимостью, как часть церемонии обручения. Поэтому, куда идут все эти азиатские женщины в поисках бриллиантов? Ответ, должно быть, – за синтетическими бриллиантами.

В-третьих, несколько лет назад Element 6 начала выдавать патенты на бриллианты ювелирного качества, которые она разработала. В-четвертых, если Element 6 не начнет проводить маркетинг синтетических бриллиантов ювелирного качества, то это начнет делать кто-то другой. И в-пятых, De Beers потерпела неудачу на переговорах со Swarovski о поставках этой компании этих самых бриллиантов ювелирного качества, которыми, как она всегда говорила, она никогда не будет заниматься. Только простак теперь может верить заявлениям De Beers.

В Виндхуке и Габороне должны прозвучать сигналы о том, что De Beers, несмотря на пустые заверения, почти определенно скорее всего пойдет по пути синтетических драгоценных камней. Что можно сделать? Во-первых, диамакраты (алмазные бюрократы) региона не должны доверять De Beers, что является основным инстинктом тех, кто занимается политикой.

Во-вторых, они должны работать с Соединенными Штатами по изменению почти бесполезной сертификации Кимберлийского процесса и включить бриллианты для создания международной системы регулирования отрасли. Зимбабве и ЮАР решительно этому противятся, потому что они считают, - вероятно, правильно делают, - что США будет использовать расширенный Кимберлийский процесс только для осуществления дальнейшего контроля над африканской торговлей.

Хотя мотивация Соединенных Штатов не особо честная, это не означает, что результат не будет отвечать интересам Намибии и Ботсваны.

Решение Swarovski заниматься синтетическими бриллиантами является еще одним гвоздем в крышку гроба для наших бриллиантов, но компания не является ритейлером, занимающимся дорогими товарами, поэтому это небольшой гвоздь. Когда мы заметим, что ритейлеры, занимающиеся дорогими товарами, например, Tiffany, занимаются синтетическими бриллиантами, тогда мы будем знать, что наши объемы экспорта и наша экономика находятся в непосредственной опасности.

Если мы не сможем предложить миру систему торговли драгоценными камнями, которая обеспечит четкую дифференциацию между редкими бриллиантами и обычными синтетическими бриллиантами, стоимость наших объемов экспорта сократится задолго до того, как закончатся алмазы в Намибии и Ботсване.

* Это точка зрения профессора Романа Гринберга, и она не обязательно выражает мнение Unam, где он работает.