Компания Grib Diamonds продала фиолетовый алмаз по цене свыше $100 000 за карат

В прошлый четверг Grib Diamonds, являющаяся торговым подразделением AGD Diamonds, продала фиолетовый алмаз российского происхождения весом 7 каратов по рекордной цене в более чем 100 000 долларов США за карат.

Сегодня

WGC: инвестиции в золото и ювелирные изделия увеличили спрос на эту продукцию во втором квартале 2021 года

Потребительские инвестиции в золото увеличились во втором квартале 2021 года, но настроение у некоторых инвесторов было менее оптимистичным, согласно последнему докладу Всемирного совета по золоту (World Gold Council, WGC) «Тенденции спроса на...

Сегодня

Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

30 июля 2021

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

30 июля 2021

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

30 июля 2021

Троянский конь Ботсваны

27 мая 2016

Богатая и миролюбивая. Бедная и неравноправная. С небольшим населением порядка 2 млн человек, с огромными запасами алмазов и непривычным отсутствием конфликта, Ботсвана известна как политический «алмаз» Африки.

(Mmegionline) – Задолго до обычных историй о корпорациях, занимающихся разграблением Африки De Beers, основной корпоративный партнер Ботсваны, была вовлечена с правительством в отношения, которые считаются одним из самых длительных в мире государственно-частных партнерств.

De Beers пошла даже на то, чтобы дать Ботсване 15-процентную долю в корпорации. Ботсвана даже создала суверенный фонд для обеспечения того, чтобы невозобновляемый ресурс алмазов мог давать неограниченные поступления. 

Но это также одна из самых неравноправных стран в мире, где царит большая бедность и отсутствуют возможности.

Исключительное соглашение об алмазах, разглашенное Mossack Fonseca, панамской офшорной компанией по предоставлению услуг, полученное Международным консорциумом журналистских расследований (International Consortium of Investigative Journalists), породило вопросы о секретности, которая окружает алмазную отрасль Ботсваны.

Вне поля зрения

В начале 2015 года в рамках пилотного соглашение между Diacore International Limited и De Beers Global Sightholder Sales велись переговоры об исключительном алмазе стоимостью $19 миллионов.

Diacore, пожалуй, крупнейший сайтхолдер компании De Beers, заплатила $9,5 млн за 50% стоимости алмаза. О контракте велись переговоры с базы Diacore на Британских Виргинских островах (BVI). Хотя Debswana была зарегистрирована на месте физического нахождения драгоценного камня, неизвестно, был ли алмаз добыт в Ботсване. Недавний перевод компанией De Beers своего международного сортировочного центра из Лондона в Габороне привел к тому, что в стране продаются алмазы, полученные за пределами Ботсваны.

Но не ведется никакого реестра исключительных алмазов, позволяющего участникам отрасли знать объем и стоимость алмазов свыше $250 000 или налоги и роялти, взимаемые от их продажи.

В том соглашении не участвовали местные партнеры компании Diacore, в число которых входят Diacore Botswana Ltd или Steinmetz Diamonds Botswana Ltd. Происхождение алмаза не зарегистрировано.

Получение нашего электронного письма, открытого на месте, подтверждено по телефону секретарем приёмной южноафриканского филиала Diacore. Но компания не ответила на запросы. Ни De Beers, ни Debswana не ответили на вопросы интервью с Debswana, предложив в электронном письме обратиться к De Beers.

Налоги, роялти, формулы оценки алмаза наряду с другими условиями, связанными с экспортом алмазов, обычно документально регистрируются в соглашениях о горной добыче, а не в договорах о продаже. Но в Ботсване соглашения о горной добыче носят конфиденциальный характер.

Вопросы налогообложения

До 2014 года финансовые сделки Debswana были конфиденциальными. Но в том году и пытаясь показать значимость переноса сортировочного центра De Beers, De Beers опубликовала, как они назвали это, первое исследование «для количественного определения экономической выгоды, полученной партнерством в Ботсване за любой взятый год».

Они показали, что поступления составили $6,9 миллиарда. Но это не за какой-то один год. Бόльшая часть, около $2,3 млрд, инвестирована в импорт алмазов из ЮАР, Намибии и Канады; на сумму оказал влияние перевод сортировочного центра De Beers и связанный с этим приток и отток алмазов.

В результате этого полная цифра не отражает сумму, которая остается в Ботсване, а бόльшая часть ее скорее приходит и уходит. В годовом отчете Банка Ботсваны показано, что с точки зрения дохода, поступления, образующиеся от импорта и экспорта центра сортировки алмазов, не очень существенные и «в значительной мере нивелированы».

Остальные цифры неопределённые - $0,6 млрд за оплату услуг за рубежом и в стране; $0,7 млрд – выплата дивидендов акционерам и $0,3 млрд - нераспределённая прибыль.

Самой интересной цифрой здесь является $2,2 млрд, переведенные правительству. Из этой цифры $1 млрд получен за счет налогов и роялти, а еще $1,2 млрд – за счет дивидендов. Сумма, полученная De Beers, не известна. Но остается большой вопрос: какую стоимость имеют на самом деле алмазы из Ботсваны?

В 2013 году, например, De Beers учитывала добытые алмазы на 31,1 млн каратов из Намибии, ЮАР, Ботсваны и Канады. Объем производства Ботсваны составил 22,7 млн каратов или 77% от объема. В том же году по всему миру было добыто алмазов примерно на $18 млрд, из которых De Beers добыла на $5,9 млрд по стоимости, из которой алмазы на $4,2 млрд были из Ботсваны. Сама De Beers подтверждает, что из всех алмазодобывающих объектов “Debswana … произвела бόльшую часть алмазов De Beers». Зависимость этой компании от Ботсваны как источника единственного продукта этой компании становится очевидной». 

Тогда почему Ботсвана, как считают, являющаяся ведущим в мире производителем алмазов ювелирного качества, разрешает одной компании сохранять в стране монополию, которая несостоятельна с финансовой точки зрения.

Троянский конь

В 2014 году во время редкого экономического анализа стоимости, произведенной для Ботсваны в партнерстве с De Beers, De Beers заявила, что общая сумма дохода, распределенная компанией Debswana в адрес правительства, составила около 39%. Источники подтверждают, что алмазы обеспечили 38% - 50% национальных поступлений Ботсваны. Они также обеспечивают свыше 70% поступлений иностранной валюты. Хотя кажется, что правительство зависит от De Beers, но на самом деле, наоборот, De Beers зависит от Ботсваны.

Эта ситуация должна обеспечить правительству Ботсваны особенно сильные позиции при торге на переговорах, когда дело касается выдачи лицензий на добычу полезных ископаемых и получение справедливой доли поступлений от алмазов.

Всё же источники описывают это как пассивное партнерство со стороны правительства, предоставляющего компании De Beers контроль над объемами и темпами производства, оценкой алмазов, рынками, которые приобретают алмазы через сайтхолдеров или в исключительном порядке «одобренных» покупателей De Beers. Объемы продаж часто обсуждаются в налоговых «гаванях» через конфиденциальные соглашения.

То, что правительство полагается на De Beers как на монополию, служит потенциальным троянским конем: когда поступаются независимостью первого в отношении алмазов, которые являются экономическим и политическим вопросом, и уступают частному сектору, который они должны регулировать. 15-процентая доля De Beers, выделенная правительству, часто преподносится как победа. По иронии судьбы, сумма этих дивидендов, за исключением Debswana, не включена в редко раскрываемую информацию компании за 2014 года из-за того, что «эта сумма создана за пределами Ботсваны». Как, где и к кому пошли эти средства – так как базирующееся в Люксембурге подразделение Debswana, полностью принадлежащее государству, является тайной. Министерство природных ресурсов Ботсваны подтвердило получение вопросов, но не ответило на них. Debswana предложила нам обратиться к De Beers. De Beers заявила, что большинство из запрошенной информации носит конфиденциальный характер.

Секретность, администрация президента и Wikileaks

Непрозрачность правящей партии Ботсваны BDP, особенно, когда дело касается внутренней финансовой структуры, а также образа жизни ее высших должностных лиц, которые также присутствуют либо в правительстве, либо в структурах De Beers, или там и там, отражает потенциально пагубный конфликт интересов: один из видов регуляторного и политического плена.
И в процессе решающих или преобладающих обсуждений вопроса о том, как должна быть построена система, например, формул оценки алмазов или опубликования соглашений о горной добыче, De Beers также, похоже, имеет чрезмерное влияние, почти исполняя роль правительства. Хотя De Beers больше не контролирует свыше 80% мирового рынка алмазов, как было в прошлом, она продолжает удерживать около 35% мирового рынка, и что важно, контролировать или монополизировать африканские страны, например, ЮАР, Намибию и Ботсвану. 

Об обеспокоенности по поводу взаимоотношений между BDP и De Beers часто говорят в конспирологических тонах. Информацию трудно получить – официально. Но есть одно место, где она была опубликована - Wikileaks:

Согласно конфиденциальной телеграмме США, Debswana финансировала специального консультанта компании De Beers с целью определить внутреннюю структуру партии, включая администрацию президента. «BDP сначала привлекла Шлеммера (Schlemmer) после выборов 1994 года… Хотя Шлеммер писал этот отчет для BDP,... но Луи Нчиндо (Louis Nchindo), председатель правления Debswana, платил за исследование лично… Исследование 2005 года было оплачено алмазодобывающей компанией, проявляющей большой интерес к Ботсване, т. е., De Beers. Шлеммер рекомендовал, чтобы президент Мазире (Masire) раньше ушел в отставку и чтобы BDP привела Яна Кхаму (Ian Khama) в политику с целью объединения партии. BDP неукоснительно придерживалась его рекомендаций».

Вероятно, BDP неукоснительно придерживалась рекомендаций, потому что это были хорошие рекомендации. Или, возможно, партия выступает как бизнес-партнер, принимая советы своих крупнейших акционеров. По совпадению, оба были у власти без перерыва на соответствующих должностях с 1960-х годов. Генеральный секретарь партии BDP подтвердил получение вопросов, связанных с их внутренней финансовой структурой, но не дал ответа.

Такие действия, называемые фиксированием цен, монополистическими и анти-конкурентными стратегиями, ранее расследовались судами в Европейском союзе (ЕС), а также в США. На самом деле, правительство США поддерживало 60-летний запрет на De Beers до тех пор, пока не было уплачено $300-миллионов.

Вызывает беспокойство то, что правительство Ботсваны не публикует ключевые документы и такую информацию, как соглашения о горной добыче, данные о финансовых поступлениях с разбивкой по позициям, которые получены за пределами Ботсваны, о процессе оценки и цене добытых алмазов и о регистрации исключительных алмазов. Еще более важным и тесно связанным с этим является то, что внутренняя структура финансирования BDP и ее высших руководителей тоже существует в правительственных и алмазных структурах.

Хадиджа Шарифе (Khadija Sharife) и Нтибиняне Нтибиняне (Ntibinyane Ntibinyane)

Это усиливает опасения в том, что скрытная алмазодобывающая экономика Ботсваны, возможно, строится вокруг совпадающих и постоянных интересов правящей партии и частных образований. Прозрачность как корпоративных сделок De Beers, так и официальных и неофициальных источников финансирования уменьшила бы опасения в том, что алмазные сделки не всегда обязательно заключаются в интересах широкого общественности Ботсваны.
 
* Эта статья написана при поддержке Инициативы открытого общества Юга Африки (Open Society Initiative of Southern Africa, OSISA), Африканской сети центров журналистских расследований (African Network of Centers for Investigative Reporting, ANCIR), Центра журналистских расследований INK (INK Centre for Investigative Journalism) и Международного консорциума журналистских расследований (International Consortium of Investigative Journalists).