Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

Вчера

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

Вчера

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

Вчера

Антверпен открывает собственный учебный центр по огранке алмазов

Алмазная компания HB Antwerp в скором времени откроет в Антверпене   собственный центр обучения экспертов по  алмазам и ювелирным изделиям, cообщил телеканал VRT. Трижды в год "Академия HB" будет набирать на 12-недельный...

Вчера

«Норникель» принял участие в слушаниях Общественной палаты Норильска

По инициативе «Норникеля» в среду состоялось расширенное заседание Общественной палаты Норильска. Представители общественности и руководители компании обсудили усилия «Норникеля», направленные на улучшение качества жизни в Норильске. Об этом сообщается...

29 июля 2021

Обман доверия: разоблачение коррупции среди полиции в бельгийском алмазном секторе

18 мая 2016

Автор: Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar)

(idexonline.com) - В каждом обществе есть те, кто совершает преступления. Свободная пресса, занимающаяся расследованиями, без колебания публично разоблачает таких людей и компании. Все мы доверяем правоохранительным органам и полагаемся на них, чтобы быть уверенными, что те, кто нарушает законы, понесут ответственность – и заплатят за это (включая изоляцию от общества путем тюремного наказания или смертного приговора). Полицейские существуют для того, чтобы соблюдался закон – на самом деле они представляют закон, они являются лицом закона. Если сами полицейские нарушают закон, фабрикуют свидетельства и улики, производят ложные аресты, используют свою власть для вымогательства, общество не сможет функционировать. Люди начинают бояться полицию, они могут даже чувствовать себя вынужденными взять закон в свои собственные руки.

В последние годы многие диамантеры в Антверпене утратили доверие к тем, единственной задачей которых является обеспечение полицейской охраны алмазного сектора. Люди почувствовали, что в полиции, охраняющей бриллианты, есть коррупционеры. Что есть полицейские, которые нарушили свои обязательства перед обществом и злоупотребляли своим служебным положением для получения личной выгоды. Ряд диамантеров и компаний стали жертвами – некоторые обанкротились, так как их складские запасы были насильно захвачены без достаточных на то оснований.

Писать об этой коррупции полицейских считается «табу» из боязни, что это может плохо отразиться на отрасли. Но умолчание еще больше усугубляет дело – если открыто и честно говорить об этом, страх перед «выступлением с критикой» улетучивается, обсуждение будет нацелено на поиск средств для избавления от этого и путей продвижения вперед. Если будут видеть, что полицию не считают стоящей «выше закона», то восстановится утраченное доверие и снова появится социальный контакт между гражданами и полицией. Единственная цель этой статьи заключается в том, чтобы как-то приблизиться к этой цели и добиться, чтобы она была на повестке дня до тех пор, пока доверие полностью не восстановится. Или, как выразился один антверпенский диамантер, «чтобы убедиться, что мы сохраняем Антверпен как самый привлекательный алмазный центр для наших детей». 

Всего за несколько дней до чудовищной террористической атаки в Брюсселе, к которой было приковано внимание людей во всем мире, произошло другое и, конечно, совершенно с этим не связанное шокирующее событие, не попавшее в поле зрения общественности - Агим Де Брюкер (Agim De Bruycker), длительное время служивший федеральным комиссаром и главой алмазного подразделения полиции Антверпена и подозревавшийся в коррупции и фальсификации документов, был повторно арестован. В настоящее время он содержится под стражей.

«Ужас алмазного сектора»

Первый арест Де Брюкера состоялся в марте 2015 года, и он оставался в тюрьме три месяца. Его выпустили на определенных условиях, и он был отстранен от работы в полиции на время следствия. Его адвокат Герт Варсон (Gert Warson) в то время заявил, что его клиент не виновен и что нет веских доказательств его вины. Сейчас, ровно через год после его первого ареста, Де Брюкер снова за решеткой. Примерно одновременно со вторым арестом Де Брюкера четыре других полицейских Антверпена попали в тюрьму по подозрению в краже и вымогательстве у иностранцев в Антверпене, не обязательно связанных с бриллиантами.

С точки зрения иерархии, Агим Де Брюкер занимает второе место среди лиц на высших постах в бельгийской федеральной полиции. Над ним только главный комиссар. В последние 22 года Де Брюкер участвовал в расследовании или возбуждал фактически каждое уголовное дело в Бельгии, связанное с алмазами и бриллиантами! Во фламандских газетах его называли «Ужасом алмазного сектора» (Verschrikking) или «Грозой» (Fright) диамантеров. Федеральная алмазная полиция, возглавляемая им, включала порядка 16 следователей - некоторые из них тоже были допрошены. 

Вопросы без ответов

Почему правительство не смогло придерживаться наилучшей «практики ротации»? Почему для таких критически важных постов нет предельного срока? Возможно ли, чтобы вменяемые Де Брюкеру преступления были совершены без сообщников? Если полицейские более низких чинов видят, что «их боссу» все сходит с рук, не считается ли это «лицензией» на подобные действия?

Больше всего беспокоит, является ли это ситуацией с одним полицейским, который якобы сбился с пути, или Де Брюкер является симптомом гораздо более широкой системной институциональной или социальной проблемы. Существует особая озабоченность, которую никто не хочет обсуждать открыто – и даже мои источники говорили шепотом, когда рассказывали это, словно они сами боятся услышать это вслух: насколько коррупция в правоохранительных органах смогла навредить бельгийскому алмазному сектору за все время и каким образом? Как часто выносились несправедливые приговоры, если это было? Как это повлияло на традиционную порядочность этого сектора в Антверпене и за его пределами? С долей осторожности часть этих вопросов будет затронута здесь, хотя ответы могут оказаться не окончательными. Может быть, никогда и не будут таковыми.

Давление с целью добиться обвинительных приговоров, а не правды

Как журналист, проводящий расследования в алмазном секторе, я сам не раз встречался с Агимом Де Брюкером. Он всегда оказывал помощь и был корректным, у нас были откровенные обсуждения. Не так давно был судебный случай, связанный с мошенничеством в сертификационной лаборатории HRD в Антверпене. Руководители трех безобидных небольших антверпенских фирм, принадлежащих индийцам, быстро признались, подписали признания и, как я полагаю, сейчас они находятся в тюрьме или ожидают приговора.

Я всегда считал, основываясь на моем собственном журналистском расследовании, что эти компании просто действовали в качестве подставных посредников, наподобие «курьеров» между крупными (преступными/отраслевыми) игроками и этой лабораторией. Эти три компании якобы покупали и продавали драгоценные камни, предъявляемые в лабораторию, для создания дымовой завесы и прикрытия настоящих виновных лиц.

В то время я помню разговор с Де Брюкером, из которого я понял, что у него могли быть свои собственные сомнения, но он отмел эти опасения. Он по существу сказал (я цитирую по памяти): Хаим, я – полицейский. У меня есть три подписанных признания. Такое встречается редко. Мне больше не надо. Вот и весь разговор.

Я тогда понимал, что на Де Брюкера оказывалось огромное давление, побуждавшее его передать дела в суд, чтобы вынесли приговоры. У меня мелькнула мысль, что эти «курьеры» могли на самом деле получить или получат компенсацию за то, что взяли на себя вину. Я до сих пор так думаю.

Сомнительный механизм расследования дел по алмазам 

Но дело Де Брюкера не является «театром одного человека». Процесс принятия решения является коллективным. В сложной правоприменительной системе расследования, проводимые полицейскими, находятся под надзором и направляются «следственными магистратами» или «следственными судьями». (Следует проводить различие между судьями, которые выносят приговоры по делам, и работниками юстиции, работающими в прокуратуре, кто по существу выдвигает обвинения.)

В последние годы одним из следственных «алмазных магистратов» был Петер Ван Калстер (Peter van Calster), имеющий репутацию непоколебимого следователя в алмазном секторе (которого боятся). В последние месяцы он не упоминался в новостях, но несколько лет назад собственный офис Ван Калстера также столкнулся со своего рода расследованием. Проблемы, связанные со всем механизмом ведения расследований, далеко не новые. Это действительно вызывает беспокойство.

Это странная система, по меньшей мере, для посторонних. Несколько лет назад в DIB была опубликована разоблачительная статья о предполагаемом мошенническом банкротстве в Канаде, и оно было связано с алмазным конгломератом, имеющим офисы в Нью-Йорке.  Мы сообщили, что бельгийская страховая компания Coface застраховала алмазную компанию, поставившую драгоценные камни, которые остались неоплаченными и/или были утеряны.

Позднее я выяснил, что эта Coface фактически официально заплатила прокуратуре с целью финансирования полицейского расследования. (Что-то порядка €50 000 или €75 000.) На эти деньги комиссар Де Брюкер и следственный судья смогли совершить путешествие в США и Канаду для сбора дополнительных свидетельств возможного мошенничества со страховкой.

Это вызывает недоумение. В какой правовой системе жертва преступления должна финансировать расследование преступления, проводимого полицией? Во время ареста комиссара Де Брюкера в марте 2015 года его расследование дела со страхованием было близко к завершению. Так что, это совпадение? Судя по всему, дело останется открытым.