Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Gem Diamonds добыла алмазы массой 102 и 245 каратов на руднике Летсенг

Компания Gem Diamonds добыла высококачественные белые алмазы типа II массой 102 и 245 каратов на своем руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Вчера

Rio Tinto приветствует отчет Совместного постоянного комитета по Северной Австралии

После расследования разрушения пещер аборигенов в ущелье Джуукан (Juukan) на земле народов Пууту Кунти Куррама (Puutu Kunti Kurrama) и Пиникура (Pinikura) в регионе Пилбара (Pilbara) в Западной Австралии компания Rio Tinto...

Вчера

DDE продала самый дорогой для своей площадки алмаз

Дубайский центр биржевых товаров, являющийся ведущей в мире зоной свободной торговли и организацией правительства Дубая по торговле сырьевыми товарами и предпринимательству, объявил, что исключительный необработанный алмаз весом более 100 каратов успешно...

Вчера

Разглядывание себя

25 февраля 2016

Автор: Чарльз Уиндэм (Charles Wyndham)

(polishedprices.com) - Прошло немало лет со времени моего посещения Сурата, и те перемены, которые я там увидел сейчас, просто ошеломительны.

Правда, единственное, что, похоже, осталось прежним, так это то удручающее чувство, которое возникает при поездке в Сурат на поезде, хотя в отличие от большинства поездов у нас, в Англии, он отправился вовремя и вовремя прибыл.

И все же меня и здесь ждал сюрприз по дороге назад, когда я сел на двухэтажный поезд, который был более чем удовлетворительным и из которого можно было даже смотреть через окна, а он невозмутимо прибыл с опозданием всего лишь на несколько минут после того, как бесконечно тащился через огромное количество городских окраин, образующих Мумбаи.

Фабрики, которые я посетил, были шумными, огромными, безукоризненно чистыми; там было больше технологического оборудования, чем украшений на кинодиве на красной дорожке, и все это работало и, самое главное, выглядело очень внушительно.

В январе неожиданно произошло резкое повышение цен и спроса на алмазы. «Неожиданно» для меня не потому, что это произошло, а в плане масштаба повышения, который, откровенно говоря, слегка ошеломляет.

De Beers продала алмазы на полмиллиона, и, вероятно, имелся спрос на гораздо больший объем. Продолжали продавать и русские. Другие производители алмазного сырья тоже, похоже, смогли освободить свои хранилища от остатков прошлогодних запасов.

Принимая во внимание то, что ко всем производителям алмазов ломились в двери покупатели, движимые снижением цен у большинства компаний, наверное, было бы несправедливым высказывать недовольство в адрес алмазодобытчиков по поводу продажи ими всего товара.

Меня также не устает поражать эта система продаж на сайтах, которая, похоже, стала неотъемлемой частью всего, что связано с алмазами. Примерно раз в пять недель эта практика вносит слегка преувеличенный всплеск надежды в алмазное сообщество, хотя, откровенно говоря, ничто не указывает на спрос со стороны конечного пользователя, который бы внезапно изменил нашу жизнь. 

Этот пятинедельный цикл продаж хорошо соответствует желанию алмазодобывающих компаний получать денежные потоки, предлагая довольно крупные партии для сортировки и продажи в назначенную дату - сие стало уже почти отраслевым фольклором.

Согласно первому закону Паркинсона (Parkinson), «всякая работа расширяется, дабы заполнить отпущенное на неё время». Эта известная мудрость, может быть, не столь полезна, как кажется.

Когда сайтхолдерам нужно было не опоздать на судно, а потом - упаси Бог - на поезд, чтобы попасть в Лондон, где им говорилось, чтό они собираются купить, данная процедура, по-видимому, имела большой смысл, так как после этого они мчались выпить мартини в отеле «Савой».

Я не могу отделаться от ощущения, что мы, кажется, попались в ловушку «деформации времени».

Огранщики, хотя и могут полагаться в основном на одного из крупных поставщиков, скажем, De Beers или АЛРОСА, часто покупают у других производителей алмазов, а также на вторичном рынке, и все это происходит в разное время.

Другими словами, необходимость – с точки зрения огранщиков – приобретать товар, выставленный на обозрение в определенное время, не является явно очевидной, хотя это может быть удобно для их крупных поставщиков.

Как мне сказал один сайтхолдер, он считает полезным проведение сайтов в Габороне потому, что он может встречаться там с другими покупателями, но не похоже, что это является основной причиной его поездок туда.

С точки зрения производителей алмазов, может показаться удобным проводить продажи в заданное время для всего ассортимента, но является ли это силой привычки и неспособностью подумать и добиться такой же гибкости, что и у гранильной отрасли?

Я хорошо помню вызывающую отупение сортировку, а затем подготовку к циклам продаж, которые беспрестанно приводят в действие «мясорубку» на DTC. Сомневаюсь, что там произошли большие изменения за последние пару десятилетий с тех пор, как я оттуда ушел, но до меня все-таки доходят слухи, что об изменениях, кажется, подумывают.

Независимо от того, происходят ли изменения в поле деятельности производителей алмазов, мир за его пределами изменился, и мое посещение Сурата действительно помогло мне понять, насколько он изменился и как сильно он продолжает меняться.  

Интернет означает, что информация передается почти моментально ко всем без исключения, все постоянно мечутся, покупая товар тут и там, технология предоставляет неограниченные возможности, к которым огранщики, по-видимому, отнеслись с энтузиазмом, а производители алмазов – зевая от скуки. 

Поэтому почему бы не положить конец фиксированному циклу продаж? Почему бы производителям алмазов не продавать на непрерывной основе тогда, когда имеются разные товары, а не ждать, когда будет все в наличии? 

Почему бы не продавать товар отдельного рудника, чем отправляться за смешанными наборами товара?

Так как бриллианты стремятся не уступить еще больше места другим предметам роскоши, не говоря уже о других товарах, не может ли вопрос происхождения с того или иного рудника быть использован в качестве мощной маркетинговой приманки? 

Продажа рудниками также положила бы конец перекрестному субсидированию от рудника к руднику, что могло бы сработать, например, для намибийской высококачественной, но малорентабельной продукции.

Это, в свою очередь, могло бы заставить производителей алмазов больше работать над показателями отдельных рудников и предотвратить сокрытие некоторых своих дорого стоивших ошибок, например, рудника Снэп Лейк (Snap Lake), который, как все знают, был непривлекательным, когда его открыли, и на самом деле все знали, что его не следовало открывать, но с ним было связано слишком много самолюбивых устремлений.

Дополнительным веским доводом в пользу этого стало бы введение премии на высококачественные рудники, которые часто имеют более низкое содержание алмазов в руде.

Я думаю, что, вероятно, сочтены дни производства миллионов и миллионов каратов, которые перемалываются этой гигантской производственной машиной, несмотря на малопривлекательный результат, когда в конечном счете в «бриллианты» превращаются низкосортные алмазы.

Конечно, нам следует стараться уйти от сережек с природными бриллиантами за $100, которые могут продаваться в Walmart или другом магазине за чашкой кофе с пончиком.

Я считаю, что нам следует вернуться в 1970-е годы, когда крупные объемы низкокачественной части товара (алмазы типа «борт») просто измельчались. Это уже потом большая часть «борта» стала считаться драгоценными камнями почти ювелирного качества, а затем перешла и в камни ювелирного качества…  Давайте снова вернемся к практике отправлять некачественное сырье в «борт».

Алмазная отрасль сокращается с точки зрения относительных величин, и для изменения направления движения на обратное нужны действительно фундаментальные перемены, а не просто латание старой и, как оказалось, неисправной модели.

Мы находимся не в той ситуации, когда «если что-то работает, то лучше это не трогать» - на самом деле мы знаем, что это не работает.

Переход к непрерывным продажам, уход от системы назначенных сайтов может стать небольшим шагом в правильном направлении.

Алмазодобывающие компании не будут участвовать в конкуренции друг с другом за продажи.

Компании могут, если они хотят, давать общее направление, как они делают сейчас по поводу ожидаемых объемов добычи в каратах в год, а потом пусть рынок занимается ими, что поможет избежать случаев полного надувательства, с которым мы все сейчас сталкиваемся.

Исчезнет это лихорадочное внимание к цифрам, полученным на каждом сайте, и рынок сможет думать о росте, а не заниматься разглядыванием себя.