В 2021 году АЛРОСА добыла 32,4 млн каратов алмазного сырья

Компания АЛРОСА сообщила в пятницу, что в четвертом квартале 2021 года добыча алмазного сырья достигла 9,1 млн каратов, увеличившись на 29% по сравнению с четвертым кварталом 2020 года. Объем добычи алмазов за весь 2021 год у компании составил 32,4...

Сегодня

SODIAM выбирает специализированных поставщиков услуг для алмазной биржи Анголы

Ангольская национальная алмазная торговая компания SODIAM отобрала фирмы, которые будут заниматься очисткой алмазов и проводить тендеры на планируемой к скорому созданию Алмазной бирже Анголы (Angola Diamond Exchange). Страна открыла процесс...

Сегодня

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии вырос на 2,85%; импорт алмазов также вырос на 19,31%

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии в размере 1 770,61 млн долларов США зафиксировал рост на 2,85% по сравнению с 1 721,61 млн долларов в декабре 2020 года. Импорт необработанных алмазов в декабре 2021 года составил 2 098,49 млн долларов...

Сегодня

GJEPC направил рекомендации на рассмотрение в ходе принятия союзного бюджета Индии на 2022-2023 годы

Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии предложил пакет мер по драгоценным камням и ювелирным изделиям в рамках рекомендаций для рассмотрения в ходе принятия...

Сегодня

Сортировкой алмазов в АЛРОСА начали заниматься роботы

АЛРОСА использует роботов для сортировки алмазов по цвету, качеству и форме, сообщает 1sn.ru. Главное преимущество устройств в их многофункциональности и быстродействии. Один такой аппарат способен сортировать до шести алмазов в секунду.

Сегодня

Бриллианты и ржавчина

08 декабря 2015

Почему бриллиантовая отрасль Индии испытывает самый тяжелый кризис за все времена

(Business Today) – Джаянти Бхай Рамани (Jayanti Bhai Ramani), сидящий, скрестив ноги, на матрасе за низким деревянным столиком, выглядит обеспокоенным. Он является одним из 2 500 некрупных трейдеров бриллиантами, работающих в Choksi Hall, алмазном торговом центре на рынке Mini Bazaar в Сурате, и занимающих несколько рядов одинаковых прилавков. Перед ним стоят предметы, которые он используют в своей торговле: лампа, увеличительное стекло, маленькие пинцеты, лоток, покрытый синим бархатом, и калькулятор. Он занимается этим уже 20 лет, работая с 12 часов дня до 6 вечера ежедневно. «Dhanda abhi manda hai (Бизнес находится в упадке), – говорит он. Bas paanch taka hee kaam hai (Он обвалился до 5 процентов от того объема, что был раньше)».

Рамани и его коллеги покупают бриллианты у 60 c лишним тысяч брокеров, которые часто посещают Choksi Hall и продают их более крупным трейдерам, работающим на верхних этажах или где-нибудь на рынке Mini Bazaar. Они изучают каждый предложенный камень, выбирают те, которые им нужны, и брокер получает комиссионные примерно 0,5 - 1,5 процента. Рамани достает показать около 50 пакетов бриллиантов; раньше он продавал по три – четыре пакета за две недели, а сейчас только один. Бриллианты не продаются – в бизнесе сейчас наблюдается спад, но совсем тревожно стало со времени праздника Дивали в 2014 году, и сейчас цены постоянно низкие. Бриллианты весом в один карат, которые бы стоили Rs 21 000 во время Дивали в прошлом году, сейчас продаются за Rs 16 000. Было время, как говорят люди из отрасли, такие торговцы, как Рамани, делали до Rs 200 000 в месяц. «Сейчас я зарабатываю около Rs 20 000 в месяц», - сокрушается он.

Как известно, Сурат является мировым центром отрасли огранки и полировки бриллиантов. Около 90 процентов алмазов, добытых в мире, отправляется в Сурат. В частности, Сурат обладает полной монополией на дешевые бриллианты небольшого размера, где наблюдается самая большая добавленная стоимость за счет огранки и полировки. Это также второй по величине центр торговли бриллиантами в Индии после Мумбаи. Свыше 800 000 человек в городе с населением 4,5 млн работают в этой отрасли, которая оценивается в Rs 800 млрд – в качестве «производителей бриллиантов» или «диамантеров» (так называются владельцы предприятий по огранке и полировке), в качестве рабочих на предприятиях «диамантеров», оптовиков, трейдеров, ритейлеров и производителей ювелирных изделий.  

Трудная ситуация

Из 5 с лишним тысяч предприятий по производству бриллиантов 200 закрылись к сентябрю.  Большинство других сократили объемы производства и рабочее время - раньше работали с 8 утра до 8 вечера, а теперь с 9 утра до 6 вечера. Постоянным работникам сократили зарплату на 15 – 20 процентов, а сокращение оплаты «сдельной» работы составило 10 - 15 процентов. «Agar market ka yahee haal raha toh koi aur dhanda karna padega (Если дела на рынке будут продолжаться таким образом, то нам нужно будет торговать чем-то другим)», - говорит некрупный производитель бриллиантов Рамеш Шета (Ramesh Sheta). Трейдеры и брокеры, крупные и мелкие, страдают в одинаковой мере. «Количество посетителей в проходах Mini Bazaar сократилось на 50 процентов за последний год», - говорит Бабубхай Катхирия (Babubhai Kathiriya), владелец компании по торговле бриллиантами Shreeji Gems, расположенной на втором этаже Choksi Hall.


Проблема существует не только в Сурате. Далеко от него на Индийской алмазной бирже (Bharat Diamond Bourse, BDB) в Мумбаи, где находятся офисы примерно 2 500 компаний, связанных с алмазами и бриллиантами, включая офис Мумбайской ассоциации торговцев бриллиантами (Mumbai Diamond Merchants Association), царит мрачное настроение. Нирав Дж. Бхансали (Nirav J Bhansali), директор компании Prism Enterprises, ведущий производитель бриллиантов и ритейлер, сообщает, что его компания сократила объем производства неоправленных бриллиантов на 25 процентов. Запасы скопились в Мумбаи и Сурате. «Этого хватит по меньшей мере на 18 – 22 месяцев продажи», - говорит Гханшиям Дхолакия (Ghanshyam Dholakia), основатель Hari Krishna Exports, еще одного ведущего бриллиантового конгломерата.

В июле этого года ряд ассоциаций, связанных с торговлей алмазами и бриллиантами – Индийская алмазная биржа, Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC), Суратская алмазная ассоциация (Surat Diamond Association, SDA) и другие – встретились в Мумбаи для обсуждения этой проблемы. В принятой на встрече резолюции говорится, что, несмотря на трудные времена, «в этот момент импорт алмазов не будет прекращаться, так как рабочая сила на фабриках – дело первостепенной важности для торговли». «Увольнений совсем не проводилось», - говорит Динеш Навадия (Dinesh Navadiya), президент SDA.

Мотивом для сохранения всех своих рабочих является не только альтруизм. С началом спада 2008/2009 года, когда бизнес также страдал, многие производители бриллиантов временно закрыли свои подразделения, сократили рабочих и оказались без достаточной квалифицированной рабочей силы, когда через шесть месяцев снова возобновилось производство. Многие рабочие занялись другим делом. «Огранка и полировка - это уникальное мастерство, требующее времени для его совершенствования, - говорит Навадия. – Нам все еще не хватает 20 - 25 процентов рабочих, чтобы было столько же, как в 2008 году». До сокращений рабочие в зависимости от их квалификации и сложности выполняемой ими работы зарабатывали от Rs 15 000 до Rs 200 000 в месяц.

Что пошло не так?

На первый взгляд, не похоже, чтобы в глобальной алмазной торговле наблюдался коллапс. Объем продаж бриллиантовых ювелирных изделий по всему миру превысил $80 млрд впервые с 2014 года, что на 2,9 процента выше по сравнению с предыдущим годом согласно Отчету о положении дел в алмазной отрасли 2015 года (The Diamond Insight Report 2015). Объем продаж алмазного сырья вырос на 12 процентов до уровня свыше $20 миллиардов. Все пять ведущих рынков розничной торговли бриллиантами – США, Китай, Индия, страны Персидского залива и Япония – тоже выросли. Самый крупный – рынок Соединенных Штатов с его долей в 42 процента, вырос на семь процентов; рынок Китая, занимающий 16-процентную долю на рынке, вырос на шесть процентов (в местной валюте); рынок Индии, доля которого составляет восемь процентов, вырос на три процента (опять же в местной валюте); а рынки стран Персидского залива и Японии, имеющие долю в восемь и пять процентов, соответственно, выросли на два процента каждый. Совокупные темпы годового роста (CAGR) отрасли с 2009 по 2014 годы составляют шесть процентов для бриллиантов и пять процентов для бриллиантовых ювелирных изделий. Индия импортировала алмазное сырье на сумму $16 757 млн в 2014/2015 году и экспортировала бриллиантов на $23 160 миллионов.

Итак, чем объясняется этот парадокс? Приводится две основные причины. Во-первых, в последние годы индийские производители бриллиантов сделали ошибочную оценку потенциала рынка. «Они стали бездумно расширять бизнес, - говорит Севанти Шах (Sevanti Shah), председатель правления Venus Jewels, одного из крупнейших в мире продавцов солитеров с объемом продаж в размере $362 млн в 2011 году. – Прогнозируя искусственный спрос, они продолжали покупать все больше алмазного сырья и повышать объемы производства. Это стимулировало алмазодобывающие компании к увеличению объемов добычи и повышению цен на алмазы. На рынке наблюдалось превышение предложения над спросом, что привело к падению цен на бриллианты и обескровливанию производителей бриллиантов». Пол Роули (Paul Rowley), исполнительный вице-президент по глобальным продажам сайтхолдерам компании De Beers, крупнейшего в мире производителя алмазов, соглашается: «Люди в средней части алмазопровода и «даунстриме» (производители бриллиантов и ритейлеры) росли слишком быстро, что не соответствовало потребительскому спросу».

Банки охотно следовали неверной оценке производителей бриллиантов, предоставляя капитал для крупных импортных закупок драгоценных камней.  «Именно легкое банковское финансирование сделало возможным это расширение, - говорит Шах из Venus Jewels. Средний производитель бриллиантов из Сурата, пожелавший остаться неизвестным, высказался еще более резко. «Крупные производители бриллиантов имели легкий доступ к кредитам и продолжали заимствовать все больше и больше средств, чтобы продолжать пользоваться кредитными линиями, - говорит он. – Иногда они даже подделывали свои бухгалтерские книги, показывая раздутые объемы импорта и экспорта, и направляли средства на другие виды бизнеса».

Мартин Рапапорт (Martin Rapaport), председатель правления Rapaport Group, которая публикует отчеты Rapaport Report - стандарт алмазной отрасли для определения цен, соглашается. «Это то же самое, что давать наркотики детям, - сказал он изданию Business Today во время недавнего посещения Мумбаи. – Это вызывает привыкание у отрасли. Состояние возбуждения от наркотика длится недолго. Банки были основной причиной чрезмерного расширения алмазной отрасли». Не удивительно, что многие из займов с тех пор превратились в безнадежные кредиты для банков. Один из крупнейших недобросовестных заёмщиков недавнего времени был из алмазной отрасли – группа, в которую входят Winsome Diamonds and Jewellery и Forever Precious Jewellery задолжали Rs 31,562 миллиарда 11 банкам.

В Сурате тоже ясно видно различие между мелкими и крупными производителями бриллиантов, и каждая из групп винит другую. «Если мы, мелкие и средние торговцы бриллиантами, работаем с должной осторожностью, ведем бизнес в рамках своих финансовых средств, то крупные производители бриллиантов берут крупные кредиты, и многие сейчас неспособны рассчитаться, - добавляет упомянутый выше производитель бриллиантов среднего масштаба. – Но, когда крупная шишка не исполняет долговые обязательства, страдает также и бизнес мелких производителей бриллиантов». Примерно 15 крупных торговцев контролируют свыше 40 процентов бриллиантового бизнеса в Сурате, хотя есть бессчетное количество мелких и средних диамантеров. Крупные диамантеры, в свою очередь, обвиняют, что слишком большое число слетевшихся «мелких сошек» вызывают затоваривание на рынке и создают им нынешние трудности.

Глобальные обеспокоенности

Второй основной причиной является то, что рост рынка, хотя и продолжается, не был таким быстрым в последнее время, как раньше, особенно в Китае и Индии. Как и индийские производители бриллиантов, китайские ритейлеры тоже, похоже, неправильно оценили возможности рынка. Ряд крупных ювелирных сетей в Большом Китае (включая Гонконг и Макао) стали расширяться с 2011 года. В этом году, когда объемы продаж в Гонконге и Макао упали на 24 процента и в общей сложности на шесть процентов, несколько магазинов, вероятно, закроются. Объем продаж Prism Enterprises в Гонконге упал на 50 процентов. Ослабление ситуации на рынке в Китае объясняется проблемами ее экономики и борьбой с коррупцией.
 
В Индии тоже борьба с «черными» денежными средствами может быть одной из причин падения спроса. «Индия и Китай являются основными потребителями дорогостоящих бриллиантов. Если они сократят закупки и дорогостоящие товары скопятся в запасах, стоимость производства и хранения резко возрастет», - говорит Колин Шах (Colin Shah), управляющий директор Kama Schachter. Мехул Чокси (Mehul Choksi), управляющий директор Gitanjali Group, одного их крупнейших в мире производителей и продавцов бриллиантовых ювелирных изделий, считает по-другому. «Из-за изменений в нормах по объемам импорта золота в Индии, ювелиры попытались создать запасы золота, и не осталось достаточно денег для бриллиантов», - говорит он. Какими бы ни были причины и несмотря на то, что объемы продаж в Соединенных Штатах не изменились, глобальный спрос на бриллианты сократился примерно на 20 процентов. Индекс цен на бриллианты RapNet Diamond Index, отслеживающий в среднем 10 лучших в мире запрашиваемых цен на разные категории бриллиантов, снизился на 12,9 процента для бриллиантов весом в один карат по состоянию на 1 сентября этого года по сравнению с годом ранее. «Если пострадают страны, демонстрирующие рост, то пострадают все», - говорит Дхолакия из Hari Krishna.

Масштаб кризиса

Так как алмазодобывающие компании удерживают цены, а розничная торговля сокращается, то люди, находящиеся в средней части, страдают больше всех. «Если розничная торговля упадет на 10 процентов, то оптовая торговля упадет на 20 процентов, а производители бриллиантов – на 30 процентов, - говорит Бхансали из Prism Enterprises. – Когда отмечается избыточное предложение и ритейлеры перестают закупать запасы из-за небольшого падения спроса, это вызывает гораздо более резкое падение в цепочке стоимости».

На самом деле, средняя цена бриллиантов постоянно падала, а цены на алмазное сырье оставались высокими, от чего весь бизнес становился, по-видимому, неустойчивым. Разрыв между ценами на алмазы и бриллианты увеличивался. С июня 2011 года цены на бриллианты упали на 45 процентов согласно данным, приведенным Rapaport Group. «Стоимость, добавленная за счет огранки и полировки, не отражается на ценах», - говорит Пиюш Мехта (Piyush Mehta), управляющий по продажам компании Blue Star Diamonds Pvt. Ltd., одного из ведущих в мире дистрибьюторов алмазов и производителей бриллиантов. Хаим Эвен-Зохар (Chaim Even-Zohar), редактор и издатель Diamond Intelligence Briefs, соглашается: «Цены продаж на алмазы совершенно не согласовывались с ценами на бриллианты в последние несколько лет. Отрасль едва сохраняет прибыльность. Компании не достигают безубыточности».   

Если алмазная отрасль все еще выживает, то это вполне может быть потому, что бόльшая часть ее живет на кредиты, а кредитные линии еще не закрыты. Только алмазодобывающие компании работают по предоплате за алмазы, которые они продают; все другие участники рынка используют заемные средства для финансирования большой части своей деятельности. «Для компаний в порядке вещей работать на таких условиях, когда менее 30 процентов составляет собственный капитал, и остальное – за счет финансирования», - говорит Эван-Зохар. Общая задолженность глобальной отрасли оценивается компанией Diamond Intelligence Briefs в $15,5 млрд, из которых 40 процентов приходится на Индию. «Так как Индия является крупнейшим в мире центром производства бриллиантов, естественно, что львиную долю составляет финансирование индийских компаний, - добавляет Эван Зохар. Еще 24 процента задолженности приходится на Антверпен, Бельгия, являющийся ключевым маркетинговым центром. «Интересно то, что почти половина задолженности Бельгии – это задолженность маркетинговых офисов индийских компаний, находящихся там», - говорит он. Это также означает, что, если условия еще больше ухудшатся, значительно увеличатся безнадежные кредиты индийских банков. 

Сравнение алмазодобывающих компаний с остальными

Существуют большие расхождения по вопросу, должны ли алмазодобывающие компании, принимая во внимание состояние рынка, снижать цену на алмазы? «Цены на алмазы должны снизиться по меньшей мере на 20 процентов, - говорит Рапапорт из Rapaport Group. – Поставщики алмазов должны обеспечивать, чтобы их клиенты тоже делали деньги. Сокращая предложения, придерживая алмазы и сохраняя высокие цены, они душат рынок». Эван-Зохар столь же эмоционален. «Поставщики алмазов цинично используют эти условия, - говорит он. – Они просто говорят своим клиентам, что, если они не делают деньги, им не следует больше делать закупки. Индийские компании переплачивают за алмазы, надеясь на улучшение ситуации».

Производители бриллиантов чувствуют, что алмазодобывающие компании могут позволить себе быть безучастными, так как они являются важными глобальными игроками с очень глубокими карманами. Горстка компаний во главе с De Beers из ЮАР и российской АЛРОСА производят около 70 процентов мирового объема алмазов с точки зрения стоимости. Но есть также и те, кто утверждает, что что лучше не снижать цены. «Цены на непроданные запасы еще больше усугубят ситуацию, если цены на алмазы пойдут вниз, - говорит Валлабхбхай Патель (Vallabhbhai Patel), председатель правления Kiran Gems, вероятно, крупнейшего производителя бриллиантов. – Это будет двойным ударом для производителей бриллиантов. Снижение цен может привести к панике и подорвет доверие к отрасли». С этим соглашается Роули из De Beers. «Мы должны быть уверены, что цены на алмазы по сравнению с ценами на бриллианты являются разумными, - говорит он. – Нет смысла снижать цены на алмазы; скорее, нам следует снизить объемы производства».

De Beers на самом деле сократила свои прогнозы по объемам производства на 2015 года до 29 - 31 млн каратов с прогноза в 32 - 34 млн каратов, сделанных в прошлом году. Она также идет на другие уступки своим клиентам – избранной группе оптовых покупателей, известных как «сайтхолдеры», те, кому организовывают показ алмазов, которые De Beers выставляет на продажу 10 раз в году в богатых алмазами странах Ботсване, Намибии и ЮАР. (Индусы составляют самое крупное число среди сайтхолдеров, сюда относятся компании, подобные Venus Jewels, Kiran Gems, Blue Star, Harikrishna Exports и Gitanjali Group. Алмазодобывающим компаниям нужен минимальный оборот $30 млн на три года подряд и средний минимальный объем закупок на $20 млн ежегодно для того, чтобы соответствовать установленным требованиям). После разочаровывающей реакции на некоторые свои ежемесячные показы, De Beers разрешила им откладывать покупку 75 процентов выделенного им объема. Но она не снижала свои цены.

Рапапорт резко критикует неуступчивость компании De Beers. «Снижение цен – это не плохо для бизнеса, - говорит он. - Может быть, это плохо для тех, у кого имеются избыточные запасы. Но после того, как проходит шок от того, что придется продавать дешевле, бизнес улучшается. Чтобы делать деньги, нужно продавать алмазы, а не сидеть на них. Вы покупаете по низкой цене и продаете дешево. Так было с золотом. Почему люди боятся»? Ануп Мехта (Anoop Mehta), президент Индийской алмазной биржи, вспоминает, что такой шок был в 2008/2009 году. «Цены упали и на алмазы, и на бриллианты, - говорит он. – Люди продавали свои запасы себе в убыток и пополняли их более дешевыми алмазами. Но они выжили». 

Миф и реальность

Кризис алмазной отрасли является реальным, но некоторые имеют сомнения в его масштабе в Индии. Они утверждают, что там всегда широко пользовались выставлением завышенных счётов-фактур и занимались мошенничеством с объемами импорта и экспорта, а официальные цифры не дают правильной картины. Объем экспорта бриллиантов в Индии, например, подскочил с $19 374 млн в 2009/2010 году до $30 573 млн в последующем году. Они удивляются, как это возможно, принимая во внимание то, что самый крупный рынок, Соединенные Штаты, еще не восстановился после глобального спада. Они также указывают на сомнительную сделку, вскрытую Управлением охраны правопорядка и профилактики (Enforcement Directorate) в январе этого года, в которой участвовали несколько компаний, занимающихся алмазами и бриллиантами, например, Kanika Gems, Charbhuja Diamonds, Yogeshwar Diamonds и Pulkit Impex, которые использовали полдюжины ведущих банков для незаконного перевода средств за границу.

«Одной из причин увеличения разрыва между ценами на алмазы и бриллианты в Индии является выставление завышенных счётов-фактур, - говорит Дхирадж Мальхотра (Dheeraj Malhotra), партнер из юридической фирмы MP Partners. – Отсутствие импортной пошлины на алмазы и отсутствие фиксированных цен значительно облегчает перевод денег за границу с помощью покупки алмазов в качестве прикрытия. Импортеры имеют дополнительные преимущества в том, что работают с аккредитивами и банковским финансированием». Цена за единицу экспортируемых бриллиантов – после огранки – естественно будет ниже, поскольку гораздо меньшее количество, чем заявлено, на самом деле поступило для огранки и затем в последствии отправлено. 

Очень часто экспортные поставки осуществляются по запутанной финансовой схеме, чтобы затруднить отслеживание их маршрута, места назначения и перевода денежных средств. «Многие диамантеры имеют филиалы или офисы в Японии, США, Дубае и Гонконге, - добавляет Мальхотра. – Они берут кредит в банках для импорта алмазов, а затем экспортируют бриллианты в Японию. Японские филиалы или офисы могут реэкспортировать в США, оттуда бриллианты могут отправить в Дубай, а потом в Гонконг. Все трансакции проводятся за счет кредита из местных банков под разные процентные ставки. Но, если один из иностранных покупателей отменяет заказ или не может платить из-за плохих рыночных условий, это вызывает цепную реакцию по все цепочке, особенно, если в первом месте гарантийное обеспечение было завышено».

Дополнительные опасения

Еще два фактора, вполне способные нанести дополнительный серьезный ущерб в будущем, усугубили трудности, испытывающие индийскими торговцами бриллиантами. Во-первых, это обесценение рупии, а в последнее время также и обесценение китайского юаня. Рупия упала с 45 за доллар в середине 2011 года примерно до 65 в настоящее время, снижение составило 45 процентов, что значительно повышает затраты производителей бриллиантов и ритейлеров. «В июле 2011 года я экспортировал кольцо весом в один карат стоимостью $24 600 в Швейцарию, - говорит Мукеш Патель (Mukesh Patel), трейдер с Индийской алмазной биржи. -  В настоящее время я готов продать такое же за $13 500, но нет покупателей. Бриллианты приносят мне убытки. По крайней мере, мне не поступало ни одного запроса за последние три месяца». Кроме снижения спроса в Китае, ослабление юаня сделает бриллианты – они все импортируются – более дорогими. «Захочет ли китайский покупатель платить больше за бриллианты или поищет другие варианты»? – спрашивает Патель. Во-вторых, крупномасштабный приток синтетических бриллиантов, или как их называют CVD-бриллиантов, полученных методом осаждения в газовой фазе, изготовленных настолько искусно, что даже экспертам трудно отличить их от природных бриллиантов. «Itna mixing chal raha hai, eye glass se bhi pata nahi chalta ki asli diamond hai yai synthetic (Сейчас не происходит значительного смешивания, можно увидеть разницу между природным и синтетическим бриллиантом даже с помощью увеличительного стекла», - говорит трейдер Рамани (Ramani) с рынка Choksi Hall. CVD-бриллианты, которые раньше использовались только для синтеза, стоят на 40 процентов меньше, чем природные бриллианты. «CVD ne puri market ko khatam kar diya hai (CVD-бриллианты разрушили рынок)," добавляет Катхирия (Kathiriya) из Shreeji Gems.

О ряде случаев, когда CVD-бриллианты выдавались за природные бриллианты, было сообщено в начале года Суратской алмазной бирже. В августе из числа членов BDB было исключено несколько компаний, также подозреваемых в торговле необъявленными синтетическими бриллиантами. Имеются детекторы синтетических бриллиантов, а рекламируемый компанией De Beers Международный институт исследования и сертификации бриллиантов (International Institute of Diamond Grading and Research) объявил, что такие детекторы будут установлены скоро в Сурате. Но проверка каждого получаемого ими бриллианта повлечет за собой дополнительный рост затрат торговцев, а приобретение сертификатов происхождения увеличит трудности для брокеров.

BDB запретила CVD-бриллианты в своих помещениях, но многие опасаются что трудности могут появиться с другой стороны. «Культивированный жемчуг взял верх над природным жемчугом. CVD бриллианты могут сделать то же самое с природными бриллиантами», - говорит брокер на BDB. Ритейлеры уже готовятся принять их. «Если CVD-алмазы будут стоить на 40 процентов ниже в необработанном виде и продаваться с сертификатом, подтверждающим их происхождение в лаборатории, на них будут покупатели», - говорит Чокси (Choksi) из Geetanjali Group. Он даже ожидает, что рынок восстановится в 2017 году на фоне CVD-бриллиантов.

В надежде на лучшее

Некоторые в алмазной цепочке стоимости алмазов все еще делают хорошую мину при плохой игре. Например, ежегодная Индийская международная ювелирная выставка (India International Jewellery Show) в Мумбаи, организованная Советом по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) в августе этого года, была блестящей, как и в предыдущие годы. «Мы уже видим некоторые признаки восстановления, - сказал Бхансали из Prism Enterprises на этом мероприятии. – Эта выставка может стать поворотным моментом». Но сам Випул Шах (Vipul Shah), председатель правления GJEPC, был менее оптимистичен. «Удар, нанесенный в 2008/2009 году, был неожиданным, но восстановление тоже оказалось неожиданным, - говорит он. – В этот раз спад был постепенным. Восстановление тоже займет очень большое время». Он не ожидает, что нынешний праздничный сезон принесет большие изменения. «Если спрос и вырастет, это будет кратковременным явлением, а не решением на долгосрочную перспективу».

Прогнозы аналитиков подкрепляют это мнение. «Во всей алмазно-бриллиантовой отрасли ожидается рост на два – три процента в следующие четыре года», - говорит Нилеш Хундекари (Neelesh Hundekari), партнер по Азиатско-Тихоокеанскому региону из консультационной фирмы AT Kearney. В 2014 году рост составил 2,9 процента. «Потребительские предпочтения быстро меняются, - говорит Мехта из BDB. – Мы сейчас ведем конкурентную борьбу даже с гаджетами. Потребитель разбалован большим выбором». Разве нет выхода сейчас? «Единственным выходом является снижение объемов производства, что позволит оптимизировать цепочку поставок», - говорит Валлабхбхай Патель. Но это бы означало оставить без дела многих рабочих, занимающихся бриллиантами, что еще больше ударит по их доходам.

Алмазодобывающие компании не только удерживают цены, они в основном перестали заниматься видовым маркетингом, в котором они обычно участвовали, примером является кампания «Бриллиант - это навсегда», проведенная De Beers. «В сообществе растут опасения, что алмазодобывающие компании, получающие максимальные прибыли в цепочке поставок, не тратят достаточного количества средств для того, чтобы попытаться оживить спрос», - говорит Шах из GJEPC. Ведущие алмазодобывающие компании под руководством De Beers и АЛРОСА недавно создали ассоциацию для повышения потребительского спроса, но еще нужно посмотреть, принесут ли их усилия какие-то изменения.