В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Банковское обслуживание алмазной отрасли: не единые правила игры для всех

18 января 2016

Автор: Эхуд Ланиадо (Ehud Laniado)

(ehudlaniado.com) – Какую роль играет банковское финансирование в алмазной отрасли в настоящее время? Банковское финансирование является источником жизненной силы отрасли. Без него не было бы средств для геологоразведочных работ или открытия новых запасов.

Сектор алмазного трубопровода, где финансирование имеет особенно важное значение – это «мидстрим» – средняя часть алмазопровода. Финансирование позволяет производить закупку алмазного сырья, расширять производство бриллиантов, закупать новое оборудование, накапливать крупные и диверсифицированные запасы бриллиантов и инвестировать в научно-исследовательские работы.

Финансирование имеет важное значение, принимая во внимание характер производства бриллиантов. Это объясняется тем, что алмазное сырье закупается с условием немедленных расчетов с алмазодобывающими компаниями, хотя требуются месяцы на проведение огранки и полировки и на сертификацию бриллиантов только для того, чтобы продать их в кредит на 60, 90 или 180 дней. Замысел понятен: финансирование заставляет отрасль залезать в долги.

Но похоже, что условия финансирования не несут повсюду одинаковых регуляторных обязательств и обязательств по банковскому обслуживанию отрасли. Это означает, что в некоторых центрах финансирование дело обстоит труднее, чем в других.

Меньшее число игроков

В свое время существовало два основных банка, финансировавших алмазопровод, и еще несколько банков, специализировавшихся на обслуживании отрасли и предоставлявших дополнительное финансирование. Это были банки ABN AMRO, Antwerp Diamond Bank, Union Bank, ICICI, Bank Leumi, Israel Discount Bank (IDB) и позднее Standard Chartered.

В настоящее время картина изменилась. ABN сократил объемы финансирования алмазной отрасли, ADB закрылся, Leumi вышел из игры, Union тоже сократил финансирование, как и ICICI и Standard Chartered. В то же самое время индийские банки, которые не обязательно специализируются на финансировании алмазопровода, предоставляют финансирование индийским алмазно-бриллиантовым компаниям.

Повышение глобального контроля

Мир глобального финансирования был под гораздо более пристальным вниманием в последние годы со времени террористических атак 2001 года и особенно со времени финансового кризиса 2008 года, связанного с банком Lehman Brothers. Это привело более строгому контролю, и выдвигались требования о повышении прозрачности.

К числу новых правил относятся соглашения по банковским стандартам Basel Accords: Basel I, Basel II и совсем недавнее Basel III. Каждое их этих соглашений добавляло ряд регуляторных требований, предъявляемых к банкам, а Basel III, составленный после экономического кризиса 2008 года, нацелен на повышение способности банковского сектора смягчить удары за счет усовершенствования как управления рисками, так и руководства, а также повышения прозрачности и предоставления информации банками. Одна из мер предполагает, что банки и его клиенты должны соблюдать более строгие требования касающиеся соотношения собственных активов и заёмных средств.

К тому времени, когда вступили в силу требования Basel II, банки, предоставлявшие кредитные средства алмазно-бриллиантовым компаниям, поняли, что правила «старой школы» больше не работают, и предъявлялись требования относительно гораздо большей прозрачности и введения более жесткой оценки гарантийного обеспечения. К ним относятся требования по противодействию легализации преступных доходов (AML), что касается источника финансирования, и другие связанные с этим вопросы.

Вышеуказанный тренд развивался со времени ограничений кредитования и финансового кризиса 2008 года. В этом смысле, соглашение Basel III стало не столько каким-то нововведением, а результатом эволюционного развития Basel II. Это означает, что банки стали гораздо осторожнее и теперь отказывают в кредитных средствах, когда не имеют надежного правильно оцененного гарантийного обеспечения и когда предоставленная информация, касающаяся требований AML, недостаточная или недостаточно четкая.

На практике это означает, что банки теперь должны проявлять гораздо больше осторожности в своей политике предоставления заемных средств. Это вызывает увеличение затрат на контроль за клиентами, что приводит к удорожанию операций. Эти дополнительные затраты делают займы дороже и усложняют их получение, так как затраты перекладываются на заемщиков в виде более высокой процентной ставки. Кроме того, заемщиков просят подготовиться внутри своей компании и провести необходимую работу, что также повышает затраты на их заимствования.

Как поясняет Эрие Йенс (Erik Jens), руководитель банка ABN AMRO по операциям с алмазами и ювелирными изделиями, банки стали более критично относится к принятию решений по финансированию и стремятся получить бόльшую надежность гарантий по своим займам, полагаясь отчасти на качество финансовых показателей в средней части алмазопровода.

Требования соглашения Basel III также означали, что фирмы, обращающиеся за займами, должны предоставлять больше гарантий банкам и теперь имеют доступ к меньшему объему финансирования при том же самом уровне активов. Кроме того, как указывалось выше, стоимость этого финансирования выше из-за увеличения затрат банков.

Очевидно, что введение этих регуляторных требований не относится в одинаковой степени ко всем участникам алмазопровода (а именно, требования по соотношению собственных и заёмных средств, правильная оценка гарантийного обеспечения, признание доходов, полная прозрачность).

Не все алмазные центры одинаковые

Финансирование предоставляется алмазной отрасли разными способами: в виде займов, кредитов на покупку, автоматически возобновляемого аккредитива против продаж и другие. Часто финансирование предоставляется против гарантийного обеспечения – активов, принадлежащих компании, занимающейся алмазами и бриллиантами, например, офисов, то есть, недвижимости. В прошлом, и даже в некоторой степени и сейчас, такое финансирование предоставлялось против запасов алмазов и бриллиантов. Но со времени кризиса 2008 года эта форма гарантийного обеспечения используется в меньшей степени. В настоящее время упор делается на недвижимость и денежные задолженности. Это гарантийное обеспечение производится вместе с требованием предоставить аудиторские финансовые отчеты, отвечающие стандартам отчетности IFRS (международного стандарта финансовой отчетности).

Эта ситуация распространяется на большинство стран в мире в настоящее время. Но, например, в Индии алмазно-бриллиантовые компании получают выгоду от уникальной формы финансирования. Там по закону от банков требуется выделять процент своего кредитного портфеля для поставок на экспорт. Многие индийские банки предпочитают выполнять это требование путем предоставления финансирования алмазно-бриллиантовым компаниям. В связи с этим у многих других алмазных центров возникает вопрос: как справиться со значительным финансированием, предоставляемым индийской алмазно-бриллиантовой отрасли, к которой они просто не имеют доступа.  

Легкие деньги?

Если компании на Западе пристально изучаются организациями и на них распространяются правила и требования, то у индийских компаний имеется более легкий доступ к финансированию благодаря более мягким правилам. Если в Бельгии, Израиле и Нью-Йорке алмазно-бриллиантовые компании должны иметь активы и стоять «раздетыми» перед банками с очень подробной документацией о своих повседневных операциях, их коллеги в Мумбаи получают финансирование в гораздо более благоприятных условиях, например, кредитные средства предоставляются под бизнес планы. 

И в этом вся проблема. Такое положение дел наносит большой вред серьезным трейдерам, как во всем мире, так и в Индии. Здоровая конкуренция просто невозможна.

Избыточные возможности финансирования

Вопрос даже не в том, что эта ситуация просто «несправедливая». Разные уровни финансирования серьезно меняют условия игры. Существующий уровень финансирования превышает фактические коммерческие потребности и тем самым открывает дверь для резкого повышения цен на алмазы, так как деньги больше не являются проблемой. Ослабевает потребность рынка поддерживать правильный баланс между спросом и предложением, во всех смыслах слова.

Это приводит к возникновению ситуации, при которой спрос на продукт ниже, чем объемы, которые фирмы, «имеющие возможность получать» избыточное финансирование, могут поставлять. Огромные запасы, находящиеся в торговле алмазами и бриллиантами, отчасти являются результатом избыточной способности в результате избыточного финансирования.

Эта ситуация не заканчивается на клиентах. В определенный момент она ударяет рикошетом по банкам, когда фирмы не имеют возможности выполнять свои обязательства перед финансовыми учреждениями. 

Когда у компании имеются избыточные возможности финансирования, она, вероятно, лишает финансирования компании, которые могли бы использовать средства более эффективно. Это перераспределяет необходимые денежные средства, блокирует их поток к другим фирмам.

На самом деле легкий доступ к финансированию позволил фирмам платить больше за алмазное сырье, что приводит к выходу из-под контроля цен на алмазы. Алмазодобывающие компании получают выгоду от этой ситуации, вытягивая средства из таких фирм ради огромных прибылей, а большинство производителей бриллиантов продолжают страдать, еле удерживаясь около точки безубыточности.

Иллюзии – большие и малые

Компании, имеющие доступ к более дешевым денежным средствам, предпринимают шаги по увеличению своей доли на рынке. У более крупных компаний из-за этого возникает иллюзия, что они могут забирать бизнес у упорно работающих компаний, имеющих меньший доступ к капиталу. 

С другой стороны, когда эти легкие денежные средства оседают в руках небольших фирм, у них возникает иллюзия, что они являются крепкими, хорошо себя зарекомендовавшими компаниями, коими они не являются. А они все же пытаются играть эту роль. Например, они могут купить алмазное сырье в больших количествах для того, чтобы продемонстрировать свои финансовые возможности, что подталкивает цены к тому уровню, который больше не является экономически целесообразным.

Эти компании не научились тому, что при покупке алмазов нужно уже иметь обеспечение средствами от своих бриллиантов. Этот урок дается с трудом. И, похоже, некоторым еще предстоит его получить.

Традиционные фирмы, - те, что начали с небольшого, учились, развивались постепенно, набирались опыта и знаний, учились еще большему, добавляли дополнительные виды деятельности и становились крупнее, пока не стали компаниями среднего масштаба и крупными компаниями, - они научились, как смотреть на перспективу. У них есть подробные балансовые отчеты и история деятельности, которая легко и точно позволяет банкам провести оценку их кредитоспособности. Банки пристально и тщательно изучают их и их запасы, выставляемые в качестве гарантийного обеспечения. Финансирование им предоставляется в соответствии с их возможностями, видами деятельности, активами и дебиторской задолженностью. Они являются ответственными компаниями.

И наоборот, те фирмы, которые быстро превратились в средние и крупные компании, не имели возможности учиться на своих собственных ошибках. У них нет большого опыта, и резкое увеличение в размере ставит их перед вызовами, с которыми они не знают, как справляться. Их банки, которые среди прочих ошибок, часто не специализируются на алмазно-бриллиантовой отрасли, не знают, как тщательно изучать их активы.

Побочным эффектом этого является то, что банки, предоставляющие займы алмазно-бриллиантовым компаниям, могут оказаться с неэффективными активами чаще, чем другие более осмотрительный компании.

Вывод: ответственная практика ведения бизнеса для достижения успеха отрасли

Нынешняя ситуация приносит вред для отрасли. Цены на алмазы растут, цены на бриллианты падают, и хорошие алмазно-бриллиантовые компании оказываются вне бизнеса. Банки в Индии должны придерживаться стандартов контроля, и руководители алмазной отрасли должны занять более твердую позицию в отношении безответственных методов ведения бизнеса.

Алмазно-бриллиантовая отрасль должна продолжать проявлять интерес к более высоким стандартам финансирования. Это позволит всем нам получить справедливый «кусок» пирога финансирования. Нам нужно соблюдать требования финансирования и поднимать планку прозрачности в нашей деятельности – вместе с нашими банками, предоставляющими финансирование, и нашими коллегами во всем алмазопроводе. Затем мы можем перейти к созданию альянсов и к консолидации. Более важное значение имеет то, что нам нужно повысить доверие в нашей отрасли и у наших потенциальных потребителей, так как именно они являются гарантией наших средств к существованию.