Diamcor Mining отправила более 3 100 каратов алмазов на первый тендер года

В январе Diamcor Mining поставила 3 103,4 карата алмазного сырья для первого в этом году тендера. В компании заявили, что эти алмазы, добытые в результате обработки карьерного материала на ее руднике Крон-Эндора (Krone-Endora) в рамках проекта...

Сегодня

Стивен Лусье уходит в отставку после 37 лет работы в De Beers

Исполнительный вице-президент De Beers Group по брендам и потребительским рынкам Стивен Лусье (Stephen Lussier) собирается покинуть алмазную компанию 1 апреля 2022 года после 37 лет работы в ней. Однако он будет вносить свой вклад в De Beers...

Сегодня

Китайский алмазодобытчик попал под огонь критики в Зимбабве

Группа гражданского общества Зимбабве, состоящая из 26 неправительственных организаций, подвергла критике компанию Anjin Investments за то, что она оставила «глубокие шрамы» на алмазном участке Маранге. Представители гражданского общества утверждали...

Сегодня

RioZim рассматривает вопрос о листинге на бирже VFSE

Компания RioZim, производящая золото, алмазы и никель, рассматривает возможность листинга на зимбабвийской Фондовой бирже Виктория Фолс (Victoria Falls Stock Exchange, VFEX), где торги проводятся в иностранной валюте.

Сегодня

Ювелирный дом Boucheron вступил в партнерство с Sarine Technologies для создания новой линии украшений

Компания Sarine Technologies Ltd объявила, что французский дом высокого ювелирного искусства Boucheron, принадлежащий Kering Group (KER.PA), запускает новую линию свадебных украшений, для которой он в партнерстве с Sarine Technologies предоставил...

Сегодня

Реплика Большой императорской короны - шедевр российских огранщиков и свидетельство того, что они являются одними из лучших специалистов в мире

05 октября 2015

maxim_shkadov_xx.jpgВ начале сентября в пресс-центре Интерфакса состоялась пресс-конференция с участием Максима Шкадова, генерального директора ОАО «ПО «Кристалл», крупнейшего российского предприятия по производству бриллиантов, на тему дальнейшей судьбы реплики Большой императорской короны, изготовленной смоленскими мастерами-огранщиками.

Максим Шкадов рассказал об идее воссоздания Короны российской империи, ее дальнейшей судьбе, а также ответил на вопросы Rough&Polished о состоянии рынка алмазов и бриллиантов и прогнозах на будущее.

Как возникла идея создания реплики Большой императорской короны?

У нас отмечался 50-летний юбилей предприятия и, соответственно, юбилей алмазообработки в Российской Федерации. Хотелось сделать что-то, что подвело бы итоги деятельности нескольких поколений огранщиков. Совпало несколько дат: 400-летие царствования династии Романовых, 250-летие коронации. Хотелось создать уникальнейшее ювелирное изделие, которое показало бы красоту российских бриллиантов, из российского сырья, показать мастерство наших огранщиков. Так возникла эта идея, и несколько месяцев мы эту идею прорабатывали, получали разрешения (оригинал короны не подлежит перемещениям и находится в Кремле). Мы создали 3D-модель, начали параллельно производство бриллиантов, и в результате шестимесячной работы трудом порядка 60 человек корона была создана и впервые представлена на презентации в Москве. К своему 50-летию мы ее выставили как основное достижение российских огранщиков и ювелиров. Корона путешествовала по музеям и городам России – начиная с Эрмитажа и Исторического музея до Калининграда и Южно-Сахалинска. Корона оценена экспертами и искусствоведами очень высоко.

excl_05102015.jpg

Сейчас мы выставляем ее на продажу. Для этого создан специальный сайт на двух языках www.kristall-crown.com, где можно найти все детали, увидеть параметры камней и металлов; на сайте приводятся отзывы о проекте, есть обратная связь. Мы не ждем быстрой реакции, но приглашаем все аукционные дома и меценатов приобрести ее.

В короне 11 426 бриллиантов общей массой 1 928 каратов; самый большой бриллиант – овальной формы огранки в 10,11 карата – обрамляют 74 морские жемчужины и редкий по величине рубеллит весом 384 карата. Масса короны 2 300 граммов. Мы не вывозили ее за рубеж и надеемся, что она останется внутри страны: вещи музейной ценности должны находиться на территории Российской Федерации. Цена предложения – 1 миллиард рублей (это порядка 15 миллионов долларов). И, конечно, это - шедевр российских огранщиков и свидетельство того, что они являются одними из лучших специалистов в мире и способны делать ювелирные изделия любой сложности.

Вы как-то говорили, что в России почти не производится товаров, достойных мирового брендинга. Как обстоят дела с созданием российского бриллиантового бренда мирового класса?

Российский бриллиант - это один из немногих товаров абсолютно конкурентный на мировом рынке. Это правда. Создание российского бриллиантового бренда - сложный и дорогостоящий процесс. Осилить его можно только при поддержке добытчиков алмазов. Потом не стоит забывать, что этот процесс невозможен без ювелирной продукции. Как ни крути, бриллиант - это вставка в ювелирное изделие. Необходимо также просчитать экономику. В разных регионах абсолютно разные затраты, и подход к обработке должен быть разный.

К примеру, чтобы при якутских затратах создавать конкурентоспособную продукцию, необходимо изготавливать бриллианты высшего качества, а для этого нужны специалисты, которых там практически нет. Но это не значит, что решением этих вопросов не стоит заниматься! Стремительное развитие компьютерных и лазерных технологий требует соответствующих кадров. Мы в Смоленске их готовим.

Якутия в состоянии занять свою нишу на рынке бриллиантов и уже много сделала для этого. Сырье, финансы и маркетинг - вот составляющие успеха. Сырье, конечно, нужно иметь соответствующее. Многие делают одну ошибку, называя российский ассортимент алмазов лучшим. По моему мнению, лучший это тот, который можно уверенно назвать прибыльным.

Существует ли кризисный ассортимент? Какой ассортимент бриллиантов пользовался наибольшим спросом в последнее время?

Ассортимент все время меняется. Упал спрос на «каратники», вышли на первые позиции бриллианты среднего размера и мелкие. Как правило, экономят на размере, соответственно в кризис хуже продаются крупные бриллианты до 3-х карат.

Как обстоят дела с продажей смоленских бриллиантов и бриллиантовых изделий?

Хотелось бы лучше. Но мы в этом направлении работаем. Недавно начал работать наш интернет-магазин. Проект, по сути, уникальный: он позволяет не только приобрести бриллиант, но и в онлайн-режиме подобрать к нему оправу, собрать все это вместе и получить в итоге своего рода эксклюзив. В мире подобные аналоги есть, но у нас в стране это впервые, и под этот проект планируется дальнейшее развитие. Это сегодня единственный сайт, где можно получить профессиональную консультацию относительно стоимости бриллианта и ювелирного изделия. Опять же, покупка через интернет существенно экономит время и деньги клиента, которые он потратил бы на реальное движение. Нам доверяют, и не было прецедентов, когда мы бы подводили клиента. Мы возлагаем на этот проект определенные надежды.

Решение каких проблем вы считаете наиболее важными для отечественного бриллиантового рынка сегодня?

Финансирование, так называемая «зарегулированность» отрасли и налогообложение. Мы тесно работаем с Гильдией ювелиров России по возможному изменению законодательства в сфере обращения драгметаллов и драгкамней. Наши обороты по НДС и системные проверочные требования тормозят развитие ювелирной торговли и отрасли, и мы в альянсе с Гильдией пытаемся добиться, чтобы торговля приняла разумные рамки. Кроме того, мы выступили с инициативой практической отмены или уменьшения до минимального значения (2%-2,5%) ввозной пошлины на бриллианты. Сейчас она составляет 12,5%, а раньше была 20% (так что прогресс есть). Эти меры не защищают интересы производителей, а мешают им: ювелиры ломают голову, как все это приобретать, ведь с учетом ввозных пошлин и НДС наш бриллиант становится – по сравнению с продукцией иностранных конкурентов – дороже на 30-40%. И это совершенно ненормально. В России производится довольно узкий ассортимент бриллиантов, не всегда удовлетворяющий ювелиров. Мы выступаем за то, чтобы создать дилерский центр, чтобы обеспечить клиентов бриллиантами любого качества и вида. Рынок должен быть открытым. Мы добиваемся честной открытой торговли: бриллианты должны быть сертифицированными, чтобы покупатель, получая продукт, был абсолютно уверен в чистоте его происхождения и т. д. Внутренний рынок для смоленского «Кристалла» составляет 2%, и мы повысим выручку на внутреннем рынке, приобретая у своих партнеров недостающий ассортимент бриллиантов и продавая его ювелирам. От этого выиграют все. Есть ассортимент, который не производится и никогда не будет производиться в России. Это камни мелких рассевов, используемые в массовой продукции. И мы обладаем абсолютным знанием, как с бриллиантами работать, где их брать и как их продавать. И если весь рынок так устроен и все этим занимаются, мы готовы делать то же самое, а на выручку «Кристалла» это никак не повлияет.

Как вы оцениваете нынешнее состояние алмазно-бриллиантового рынка и рынка ювелирных изделий с бриллиантами? Каковы ваши прогнозы в отношении продаж ювелирных изделий, включая украшения с бриллиантами, на нынешний год?

Положение дел на рынке, по-прежнему, непростое: рынок алмазов и бриллиантов сегодня находится в сложной ситуации. Цена алмазов перестала коррелироваться с ценой на бриллианты. В какой-то момент цена на алмазы была даже выше цен на бриллианты, и огранка находилась в стрессовом положении, потому что была на грани нулевой и в какой-то период отрицательной рентабельности (во всем мире, не только в России).

Сегодня цены на бриллианты испытывают большое давление, что обусловлено перенасыщенностью рынка. Количество алмазов, выброшенных на рынок, к сожалению, никаким образом не регулируется: раньше этим занимался De Beers, а сейчас, в 2013-2014 году, на рынок было выброшено столько алмазов, что в июле произошло историческое событие - впервые на сайтах De Beers 75% алмазов осталось лежать на столе. Это говорит о том, что рынок серьезно болен. К сожалению, сегодня серьезные проблемы испытывает и индийский сектор: произошла череда банкротств, достаточно серьезных, затрагивающих цепочку компаний. Те компании, что вели себя рискованно, окажутся в печальном положении, и это не вселяет оптимизма.

К сожалению, прогноз совершенно негативный: к концу года будет падение цен на алмазы, продолжится и нисходящий тренд по ценам на бриллианты.

То, какую мы заняли рыночную позицию в 2010 году, усилив ее в сфере высококачественной продукции, позволит нам не то что процветать, но плыть: наши клиенты работают с продукцией высокого качества, там действуют другие правила, но общие тенденции действуют и на них. Больше страдают производители индийской продукции: банковское финансирование, требующее от клиентов большей прозрачности, возврата кредитов вместо продления кредитных линий – все это вызывает рыночный шторм. Я верю в наших индийских коллег, но в ближайшей перспективе лихорадить рынок будет сильно.

Что вы думаете об идее создания алмазной биржи на Дальнем Востоке?

То, что Дальний Восток должен развиваться, можно только приветствовать. Но алмазная биржа - это не просто площадка и помещение, где торгуют два человека, а биржа получает за это комиссию. В современном мире это центр с определенными законами – в первую очередь таможенными, логистическими, налоговыми и т. д. У нас биржи как таковой быть не может, поскольку компания «АЛРОСА» - монополист, продающий 99,9% алмазов. Я был на Форуме во Владивостоке, там не обсуждался вопрос биржевой торговли: весь вопрос лишь в том, как «АЛРОСА» будет себя вести на Дальнем Востоке по реализации своей продукции. В данном случае география в нашем бизнесе особо не влияет ни на что. У нас не такой продукт, который сложно перемещать и который имеет высокие транспортные затраты. Там, где будут созданы законодательные и налоговые условия, туда и переместится бизнес. Примеров тому много. Все должна определять экономика. Если это будет выгодно, инвесторы туда придут и будут этим заниматься. Но сейчас следует думать о спасении того, что создано, а не о создании чего-то нового. В сегодняшних условиях рынка это крайне затруднительно.

Галина Семенова для Rough&Polished