Diamcor Mining отправила более 3 100 каратов алмазов на первый тендер года

В январе Diamcor Mining поставила 3 103,4 карата алмазного сырья для первого в этом году тендера. В компании заявили, что эти алмазы, добытые в результате обработки карьерного материала на ее руднике Крон-Эндора (Krone-Endora) в рамках проекта...

Сегодня

Стивен Лусье уходит в отставку после 37 лет работы в De Beers

Исполнительный вице-президент De Beers Group по брендам и потребительским рынкам Стивен Лусье (Stephen Lussier) собирается покинуть алмазную компанию 1 апреля 2022 года после 37 лет работы в ней. Однако он будет вносить свой вклад в De Beers...

Сегодня

Китайский алмазодобытчик попал под огонь критики в Зимбабве

Группа гражданского общества Зимбабве, состоящая из 26 неправительственных организаций, подвергла критике компанию Anjin Investments за то, что она оставила «глубокие шрамы» на алмазном участке Маранге. Представители гражданского общества утверждали...

Сегодня

RioZim рассматривает вопрос о листинге на бирже VFSE

Компания RioZim, производящая золото, алмазы и никель, рассматривает возможность листинга на зимбабвийской Фондовой бирже Виктория Фолс (Victoria Falls Stock Exchange, VFEX), где торги проводятся в иностранной валюте.

Сегодня

Ювелирный дом Boucheron вступил в партнерство с Sarine Technologies для создания новой линии украшений

Компания Sarine Technologies Ltd объявила, что французский дом высокого ювелирного искусства Boucheron, принадлежащий Kering Group (KER.PA), запускает новую линию свадебных украшений, для которой он в партнерстве с Sarine Technologies предоставил...

Сегодня

Ари Эпштейн, генеральный директор AWDC: «Алмазопровод очистится и спрос восстановится через 2-3 месяца»

28 сентября 2015

ari_epstein_xxn.jpgВ начале сентября АЛРОСА провела совещание на тему «Новые драйверы развития глобального алмазного бизнеса» в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке. На этом совещании специалистов были рассмотрены текущее положение дел и перспективы алмазной промышленности. Третьего сентября в дискуссии о проблемах, стоящих перед бизнесом, приняли участие ведущие представители алмазной и ювелирной промышленности, в том числе Ари Эпштейн (Ari Epstein), генеральный директор Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), который по этому случаю дал интервью агентству Rough & Polished. Он поделился своими взглядами на восстановление спроса на алмазном рынке, конкуренцию с Индией и создание алмазной биржи во Владивостоке.

Каков ваш прогноз для алмазного рынка? Когда вы ожидаете, что он восстановится?

Я думаю, что на самом деле проблема связана со спросом и в настоящее время она, конечно же, касается сферы бриллиантов. Добывающие компании действовали ответственно. Они смогли дать покупателям право на отсрочку приобретения части необработанных алмазов, которые те были обязаны взять. На мой взгляд, большой вопрос на данный момент связан с волатильностью рынка, если вести речь о бриллиантах.

Что касается спроса, то в некоторых районах мира дела в этом плане шли достаточно хорошо. Другие районы в настоящее время находятся под давлением. Отмечается, конечно, снижение спроса, но оно не столь фундаментально, как неустойчивость спроса на другие сырьевые продукты.

Я думаю, что все это продлится несколько месяцев, прежде чем алмазопровод снова очистится и волатильность спроса уйдет из системы. Я полагаю, что мы увидим это в течение двух или трех месяцев. Как мне представляется, главное в том, чтобы приложить достаточно усилий в рамках видового маркетинга и маркетинга брендов, дабы потребитель на деле принял участие в праздничном сезоне покупок - одном из самых важных сезонов в нашем бизнесе.

Если говорить о ценах на алмазное сырье, какую динамику вы ожидаете к концу года?

Если бы я знал это, то, вероятно, здесь бы не сидел. Я считаю, что произошло некоторое снижение цен, но я думаю, что в настоящее время происходит стабилизация. В долгосрочной перспективе тенденция выглядит положительной.

Вы сказали, что цены на алмазы не упали настолько, насколько упали цены на другие сырьевые товары. Но, может быть, проблема в том, что такие добывающие компании, как АЛРОСА и De Beers, не хотят уменьшать свои цены до уровней, соответствующих текущей ситуации? Насколько справедливыми являются цены, предлагаемые алмазодобытчиками? Вы не считаете, что, возможно, нужна еще одна их коррекция?

Конечно, каждый трейдер хочет купить алмазы по самым низким возможным ценам, и каждый продавец хочет продать по самой высокой цене. Это чисто рыночная экономика. Но производитель тоже хочет иметь устойчивый бизнес. Алмазы являются чрезвычайно редким продуктом. Я считаю, что мы должны избегать всякой погони за максимальным увеличением добычи. Это должно делаться под углом долгосрочного видения. И я считаю, что это и делается с долгосрочным видением. Конечно, правильное равновесие – это нечто, приводящее спрос и предложение в состояние баланса, и это тот случай, когда в игру вступают рыночные силы. Если правильное равновесие цен будет найдено, люди начнут гоняться за товарами. Если нет, то они отложат свои покупки. Рынок должен найти новое равновесие. Равновесие в нашем бизнесе можно найти раньше, чем в случае с другими сырьевыми товарами. У нас существует волатильность спроса, как и у других товаров, но эта волатильность меньше, чем у других сырьевых товаров.

Низкая рентабельность производителей бриллиантов является одной из главных причин текущей слабости спроса. Когда эта ситуация изменится?

Снижение спроса на бриллианты является той причиной, почему рынок работает не так хорошо, как это должно быть. Но я считаю, что в настоящее время за производством алмазного сырья внимательно наблюдают и добывающие компании обращают внимание на необходимость ограниченного предложения. После нескольких месяцев алмазопровод будет очищен и потребление восстановится. Да, сейчас есть некоторые проблемы с доходностью в сегменте производства бриллиантов, но для отрасли это краткосрочное состояние. В долгосрочной же перспективе наша промышленность выглядит совсем неплохо.

Насколько важен сейчас видовой маркетинг?

Я считаю, что в настоящее время промышленность занимается решением этого вопроса, и это самый подходящий момент для видового маркетинга и маркетинга брендов. Думается, что все должны взять на себя эту ответственность и искать лучший способ для создания добавочной стоимости. Я лично полагаю, что часть добавочной стоимости должна создаваться в рамках видового маркетинга, потому что от осведомленности потребителей о бриллиантах выигрывает вся отрасль. Сегодня мы конкурируем с другими предметами роскоши, и я считаю, что видовой маркетинг во многом объясняет, чем являются наши товары, двигающиеся по алмазопроводу, как это делает видовой маркетинг в случае других товаров. Полагаю, что видовой маркетинг следует осуществлять на профессиональном уровне. Я уверен, что некоторые инициативы, такие, Ассоциация производителей алмазов (Diamond Producers Association, DPA) и другие, будут в состоянии решить эту проблему.

Что вы думаете о перспективах бриллиантового бизнеса в России?

Россия является развитой страной, и люди здесь получают зарплату, которая не сопоставима с зарплатой в странах, где алмазы гранятся за $ 10 за карат. У вас стоимость огранки алмазов составляет $ 100-150 за карат. Это - экономическая реальность. Можете ли вы конкурировать при таких расценках? На мой взгляд, история доказала, что вы не можете.

Российское правительство обсуждает создание алмазной биржи и торгового центра. Ваши комментарии.

В мире существует сорок алмазных бирж. Они играют очень важную роль в регулировании отрасли, предлагая максимально высокие стандарты для заключения сделок. И речь идет о добавлении еще одной биржи. Я думаю, что наша промышленность весьма рассеяна и в такое время, как сегодня, нам необходимо прочное единство. Инициативы по наращиванию добавочной стоимости в России, безусловно, стоит рассматривать. Но давайте также не забывать о том, что такие инициативы, как открытие торговой площадки или бенефикация местного производства, в прошлом уже имели место. В России это было сделано в 1970 году. В Ботсване и Намибии это было сделано недавно, и я должен сказать, что успех таких инициатив под большим вопросом. На мой взгляд, это могло в какой-то степени увеличить добавочную стоимость, но не принесло действительных перемен. Я не политик. Я просто говорю как человек, реалистически мыслящий в плане экономики.

Сам по себе это, конечно, очень разумный ход. Но не ожидайте слишком многого. У вас есть самая важная часть алмазопровода – производство сырья. АЛРОСА является крупнейшим производителем в мире. Мы ведем бизнес с Российской Федерацией с 1955 года. Мы очень гордимся этим, и мы будем продолжать оставаться надежным партнером. Есть только десять стран-производителей сырья в мире, и Россия является крупнейшим. У вас есть этот прекрасный природный ресурс - алмазы. Вы обладаете высочайшей компетенцией в горнодобывающей промышленности - как никто другой в мире. Вы занимались этим в течение многих лет, и вы в этой отрасли чемпион. Берегите это и, конечно, делайте все необходимое для создания прироста в вашей стране. Но не стоит ожидать чудес диверсификации в областях, которые не относятся к вашей компетенции. Все сведется к созданию небольшого количества рабочих мест и некоторому росту добавочной стоимости, но это не изменит стиля жизни или образа жизни тысяч людей в алмазной промышленности.

Добившись господства в огранке, Индия стремится теперь добиться превосходства в торговой конкуренции. Насколько опасна эта конкуренция для AWDC?

Меня это не беспокоит. Я думаю, что конкуренция - это хорошо. Каждый покупатель находит продавца, и каждый продавец находит покупателя, сойдясь в цене. Мы можем предложить полную прозрачность цен, мы можем дать доступ к достаточному количеству продукции для эффективного достижения желаемого результата, и мы ежегодно осуществляем импортно-экспортные операции на сумму $ 58 млрд. Если у вас нет доступа к достаточному количеству продукции, вы за это заплатите. С нами работают 1 700 компаний, которые приезжают и смотрят на товары, торгуются за право купить товары и так далее. В нашем центре рука об руку ведут бизнес представители 72 различных национальностей. И мы в состоянии дать лучшую цену. Это гораздо важнее, чем любые дискуссии и дебаты на политическом уровне.

Что важно, так это взаимодействие между разными сегментами алмазопровода – между добывающими компаниями, торговыми центрами, производителями бриллиантов и предприятиями розничной торговли, - когда всё находится в гармонии и каждый специализируется на создании максимальной добавочной стоимости в своем сегменте алмазопровода. Мы специализируемся на этом в Антверпене уже более 550 лет.

Мне повезло иметь дело с продуктом, имеющим отношение к людям, которые все так же влюбляются, все так же вступают в брак. Приняв важное решение в своей жизни, они в связи с этим решают подарить бриллиант в качестве высшего символа любви. Это то, чем мы действительно дорожим, и я верю в то, что ситуация улучшится.

Сергей Бондаренко для Rough & Polished