Улучшение мирового спроса привело к повышению показателя добычи алмазов в Намибии

По сообщениям СМИ, улучшение мирового спроса помогло укрепить показатель добычи алмазов в Намибии, который в ноябре 2021 года вырос на 5,4%. Издание New Era цитирует Статистическое агентство Намибии (Namibia Statistics Agency, NSA), которое...

Сегодня

Первое в отрасли мероприятие B2B «JGT Dubai» запланировано на 22–24 февраля 2022 года

С 22 по 24 февраля во Всемирном торговом центре Дубая (Dubai World Trade Centre, DWTC) пройдет первая выставка Jewellery, Gem & Technology Dubai (JGT Dubai) («Ювелирные изделия, драгоценные камни и технология в Дубае»), первое...

Сегодня

В 2021 году АЛРОСА добыла 32,4 млн каратов алмазного сырья

Компания АЛРОСА сообщила в пятницу, что в четвертом квартале 2021 года добыча алмазного сырья достигла 9,1 млн каратов, увеличившись на 29% по сравнению с четвертым кварталом 2020 года. Объем добычи алмазов за весь 2021 год у компании составил 32,4...

21 января 2022

SODIAM выбирает специализированных поставщиков услуг для алмазной биржи Анголы

Ангольская национальная алмазная торговая компания SODIAM отобрала фирмы, которые будут заниматься очисткой алмазов и проводить тендеры на планируемой к скорому созданию Алмазной бирже Анголы (Angola Diamond Exchange). Страна открыла процесс...

21 января 2022

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии вырос на 2,85%; импорт алмазов также вырос на 19,31%

В декабре 2021 года экспорт бриллиантов из Индии в размере 1 770,61 млн долларов США зафиксировал рост на 2,85% по сравнению с 1 721,61 млн долларов в декабре 2020 года. Импорт необработанных алмазов в декабре 2021 года составил 2 098,49 млн долларов...

21 января 2022

Джон Тилинг: «Я бы хотел удержать то, что имеет промышленное значение»

06 июля 2015

john_teeling_xx.jpgКомпания Botswana Diamonds создала совместное предприятие с российским алмазодобывающим гигантом АЛРОСА, которое в настоящее время ведет геологоразведочные работы по поиску алмазов на участке Орапа (Orapa), Ботсвана.

Компания, зарегистрированная на Рынке альтернативных инвестиций Лондонской биржи (AIM) и Ботсванской фондовой бирже, предоставили свои базы данных компании АЛРОСА, которая, в свою очередь, применяет свою технологию определения перспективных участков.

Российская алмазодобывающая компания, с другой стороны, предоставила своих геологов, минералогов и мобильные лаборатории для проведения полевых работ.

В этом году совместное предприятие было сосредоточено на трех блоках на участке Орапа, и ранее проведенные работы показали наличие концентраций минералов-индикаторов кимберлита.

Джон Тилинг (John Teeling), председатель правления компании, рассказал недавно Мэтью Няунгуа из Rough & Polished на полях конференции «Ресурсный сектор Ботсваны» (Botswana Resource Sector Conference) в Габороне, что есть свидетельства тому, что на блоках 206 и 207 могут находиться кимберлиты.

Он сказал, что россияне также обнаружили аномалию на блоке 210, считающуюся перспективной с точки зрения обнаружения кимберлита, и в сентябре 2015 года будут проведены буровые работы.

На вопрос о том, продаст ли Botswana Diamonds свою долю в месторождении Орапа, если она найдет что-то ценное с точки зрения промышленного освоения, как они поступили с алмазным рудником Карове (Karowe), Тилинг сказал, что он бы хотел удержать то, что имеет промышленное значение. 

Но он допускает, что акционерам нравятся быстрые прибыли и они предпочтут, чтобы геологоразведочная компания продала актив, несмотря на то, что найдено месторождение с высоким содержанием алмазов, пригодное для промышленного освоения.

Ниже приводятся выдержки из беседы.

Я понимаю, что Botswana Diamonds и ее партнер компания АЛРОСА сосредоточили свое внимание на трех блоках на участке Орапа в этом году. Можете ли вы пролить свет на этот вопрос?

Мы с нашим партнером АЛРОСА занимались тем, что они взяли большой участок земли и в последние 18 месяцев постепенно его сокращали, и они обозначили пять блоков… в прошлом году, и сужали еще дальше, и из них идентифицировали три - это 206, 207 и 210, и все они находятся на участке Орапа. На них они нашли очень хорошие индикаторы кимберлитов, что говорит о том, что где-то находятся кимберлиты. Поэтому с февраля по июнь они занимались тем, что сконцентрировали свое внимание на этих трех участках. У нас работала в поле группа, они отобрали много проб почвы, которые они оценили в поле, и затем провели некоторые геофизические работы … На двух из блоков – 206 и 207, хотя там и есть признаки, что кимберлиты могут быть на блоках, они считают, что минералы-индикаторы кимберлитов занесены издалека… Но на 210 они зарегистрировали аномалию, очень четкую аномалию, и это как раз на блоке. Это тот блок, на котором в 2010 году были проведены буровые работы компанией Petra Diamonds, но они посчитали, что скважина была не на аномалии. Они провели другую работу здесь, но им потребовалось пробурить здесь три скважины. Они проведут испытание на этой аномалии, и это серьезное испытание, потому что мы уже обсуждали с вами и другими людьми, что у этих парней (из АЛРОСА) есть новая технология, которая позволяет обнаруживать кимберлиты… поэтому к концу этого года мы будем знать. От этой проделанной работы они ожидают, по меньшей мере, кимберлиты, и это довольно хорошо для геологоразведочной компании, это первый главный шаг. Если вы находите кимберлит, то вам повезло, и вам может повезти еще больше, если в нем есть хорошее содержание высококачественных алмазов.   

Насколько велик ваш оптимизм в отношении обнаружения алмазоносного кимберлита?

Я уверен почти на 80 процентов, что мы найдем кимберлит. Я считаю, что при той работе, которую проделала АЛРОСА, они будут шокированы, а не расстроены, если там не будет кимберлита. Мои российские коллеги считают, что есть большая уверенность… есть хороший шанс, я бы сказал. «Ценный ли он для промышленного освоения»? Необходимо провести много работы, поэтому в настоящее время по закону вероятности можно предположить, что там достаточно алмазов, и если они не представляют ценности с промышленной точки зрения, то нужно будет идти еще куда-нибудь, но удача должна придти. На этом сосредоточит свое внимание АЛРОСА в следующие шесть месяцев.   

Итак, пригласив россиян в Ботсвану, вы по-прежнему довольны их работой?

О, они очень хорошие! Во-первых, среди них люди нескольких национальностей, и они ведут себя как транснациональная компания, а не как российская многонациональная компания. Транснациональные компании довольно бюрократические, и у них твёрдо установленные способы ведения работы. Они определяют, чтό и как должно делаться. За многие годы у нас было много совместных предприятий в различных отраслях с разными транснациональными компаниями, и все они одинаковые. У них есть процедура -  A, B, C, D -  и вы должны следовать A, B, C, D; вы не можете перейти от A к C или от A к D; этого делать нельзя. Они отличаются от De Beers, у них нет А, B, C, D. У них есть 1, 2, 3, 4; но вы должны следовать за ними. Мне нравится то, что они делают, и они работают очень эффективно, действительно эффективно и экономически выгодно.

Собираетесь ли вы начать бурение позднее в этом году?

Это произойдет, надеюсь, чем скорее, тем лучше, потому что начнутся дожди, а мы не хотим останавливать бурение, что осложняет дело, потому что почва становится сырой и по дорогам труднее ездить, больше трудностей с точки зрения логистики. Если получится, мы постараемся начать в августе…, мы надеемся, что россияне пробурят еще три скважины…

Планируете ли вы приобрести еще участки в Орапе?

Мы вынуждены, потому что геологи АЛРОСА продвигаются очень быстро. Они заходят, берут пробы, проводят геофизические исследования, и они могут сделать больше и сказать «да» или «нет» и просто идти [дальше]. Это очень необычно для Ботсваны. De Beers и даже мы сами, продолжаем заниматься участком вечно. Эти ребята (АЛРОСА) могут пройти участок за шесть месяцев. Нам поступает ряд дальнейших заявок, и мы будем проводить отслеживание с этого времени. Это на северо-западе рудника Орапа (принадлежащего компании Debswana).

Насколько дорого стоят геологоразведочные работы на участке Орапа?

Не дорого! Не дорого - по международным стандартам. Мы в этом году потратим $1 млн, потому что это будет только отбор проб почвы и геофизические исследования, это стоит недорого. Бурение стоит дороже, сама программа, которую мы собираемся выполнить по семи скважинам, будет стоить $150 000, включая мобилизацию и иммобилизацию. Теперь, если будет все успешно, проблема заключается в том, что необходимо пробурить много скважин в следующем году, и тогда нужно будет больше денег. Мы, вероятно, говорим о $20 - 25 тысячах за скважину.

Где вы взяли средства на финансирование этих работ?

Семья, друзья и (не расслышал). Не существует фондовой биржи для юниорских геологоразведочных компаний. В последние примерно четыре года почти невозможно было найти деньги, поэтому цены на акции упали, что усложнило дело до невозможности… Поэтому, те, кто оказывает вам поддержку – это вы сами, ваши друзья… Моя группа, нас только трое, за последние три года вложили около 3 млн английских фунтов. «Становится лучше?» Да! «Становится намного лучше»? Нет!

Чем вы объясняете такое отсутствие финансирования на геологоразведочные проекты?

Кризисом 2007/2008 года, имейте в виду, те деньги, что приходят ко мне, очень рискованные, в основном, от частных лиц. Я не беру деньги у банков. На этой стадии я не беру деньги от учреждений тоже. Они считают, что это слишком рискованно [инвестировать в геологоразведочные проекты]. Поэтому, кризис 2007/2007 года положил конец многим высокорискованным вложениям средств … мы потеряли поколение спекулятивных инвесторов.

Давайте вернемся к Гоупу (Gope). Можете ли вы кратко обрисовать этот проект?

Группа местных людей приобрела 13 лицензий на блоке Брайтстоун (Brightstone) в районе Гоуп, и им пришлось побороться, потому что это была большая программа работы, и фактически мы, Botswana Diamonds, создали с ними совместное предприятие. Мы провели много вторичных исследований, другими словами, мы использовали все наши базы данных. Мы привлекли россиян, они провели оценку, и мы обозначили пять целей, а россияне хотели сосредоточиться на Орапе, поэтому это было за наш собственный счет. Поэтому ботсванская компания BCL приняла решение, что они хотят стать частью этого бизнеса и решили, что они хотят создать совместное предприятие с нашим совместным предприятием. Мы предоставили им все данные, которые у нас были, то, что обозначили, и наши цели, которые у нас есть для составления банковского ТЭО. У нас есть 15-процентная доля … они ведут бурение с апреля, результаты я не получал …

Итак, заглядывая вперед, каково будущее Botswana Diamonds?

Я думаю, оно выглядит очень хорошо… Мне нравится то, что делают россияне. Я считаю, что АЛРОСА привносит свежие взгляды, смотрит новыми глазами и использует новые подходы… Я считаю, что у нас хорошие шансы на успех… Мы приступим к исполнению большой программы по геологоразведке, которая будет включать технологическое бурение…, это будет нашей краткосрочной целью. Среднесрочная цель – провести промышленное освоение.

У вас есть какие-то сроки реализации этого?

Во-первых, кимберлит, вероятно, найдут к концу этого года. Есть кимберлитовые алмазы, которые могут к 2016 году иметь ценность с точки зрения промышленного освоения. Будем проводить бурение в 2017 году и оконтуривающее бурение в 2017/2018 и построим рудник, в лучшем случае, в начале 2020-х годов.

Каковы долгосрочные планы вашей компании?

Мы, вероятно, останемся в Ботсване, в настоящее время у нас нет необходимости искать другие страны. Есть идея сделать Botswana Diamonds алмазодобывающей компанией. Мне бы хотелось быть добывающей компанией, а не заниматься только геологоразведкой. Я очень рад, что являюсь геологоразведчиком, но цель заключается в том, чтобы получать алмазы.

Если откроете новое месторождение, думаете ли вы, что продадите его и снова начнете заниматься геологоразведкой?

Я не собираюсь продавать какой-то из видов бизнеса, которые у меня есть, может быть, в этом моя слабость, одна из нескольких слабостей. Мы слишком легко продаем. Мы не хотели продавать Карове и African Diamonds, потому что знали, что это был хороший рудник… Акционеры хотят продавать, им нравятся быстрые прибыли, они не хотят долгосрочных проектов, то, что длится шесть месяцев – долго для многих инвесторов. Я бы хотел удерживать то, что то, что имеет промышленное значение, это нелегко сделать, потому что, если вы что-то открыли в 2015 году [это войдет в эксплуатацию лет через семь], а это называется «долиной смерти». В это время вы ничего не производите, у вас нет привлекательных историй для акционеров.

Будет ли справедливо, если кто-то скажет, что вы жалеете, что продали Карове и Аfrican Diamonds, которая теперь стала Lucara Diamond?

Сожаление – неподходящее слово, я не сожалею о своих решениях. «Поступил ли я неправильно, продав»? Я не смог оценить их, я сожалею, что не удержал их. Это проявление слабости…

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished