Tiffany & Co представляет новую ювелирную коллекцию

Компания Tiffany & Co, входящая в группу LVMH,  выпустила новую ювелирную коллекцию под названием Tiffany Knot («Узел Tiffany»). Новая линия украшений, пополнившая список знаковых проектов Tiffany & Co, замыслена как дань уважения Нью-Йорку...

Сегодня

BlueRock Diamonds увеличила выручку в четвертом квартале

Компания BlueRock Diamonds, которой принадлежит алмазный рудник Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, увеличила свою выручку в четвертом квартале на 68% благодаря более высоким ценам на алмазы. Алмазодобывающая компания заявила, что заработала...

Сегодня

De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Вчера

Алмазы помогают увеличить ВВП Ботсваны

Рост спроса на алмазы помог реальному ВВП Ботсваны вырасти на 8,4% в третьем квартале 2021 года по сравнению с тем же периодом годом ранее, когда реальный ВВП упал на 4,5% из-за пандемии COVID-19.

Вчера

Namdia более чем удвоила выручку, несмотря на пандемию COVID-19

Согласно сообщениям местных СМИ, компания Namib Desert Diamonds (Namdia) увеличила свою выручку на 120%, несмотря на пандемию COVID-19. Однако никаких данных на сей счет предоставлено не было, и пока неясно, в каком отчетном периоде зарегистрирован...

Вчера

Законодательная база должна быть направлена в первую очередь на создание равных условий для ведения бизнеса

22 июня 2015

flun_gumerov_xx.jpgФлун Гумеров - президент российской ювелирной компании «Алмаз-Холдинг» (компания работает на российском рынке с 1993 года и является одной из ведущих в России). Депутат Костромской областной думы одномандатного округа. Член Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Член Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по драгметаллам и драгкамням. Член Экспертного совета Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии. Член президиума Генерального совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России». Почетный знак Мемориального фонда Карла Фаберже «150 лет Михаилу Перхину» за выдающийся вклад в развитие российского ювелирного искусства.

Вы являетесь бизнес-аналитиком и одним из комментаторов о состоянии рынка драгоценных металлов и камней в России. Какие проблемы вы считаете основными в сегодняшней ювелирной отрасли?

Главная проблема, безусловно, сегодня – смывание оборотных средств, так как de facto мы покупаем сырье за доллары, а изготовленное изделие продаем за рубли. Падение курса рубля отразилось на объеме покупки сырья для производства. Условно говоря, если в декабре вы имели 100 млн и могли купить, при курсе доллара 30 рублей, 30 кг золота, а при курсе 60 рублей покупаете 15 кг. Это приводит к падению объема производства - по материальному балансу, что крайне важно. Я сейчас сталкиваюсь с тем, что в отрасли есть рублевый баланс и есть материальный: с рублевым все осталось, как было, но в материальном балансе произошло сокращение в два раза – и объемов производства, и рабочей силы – практически на всех производственных предприятиях. И автоматически рублевая стоимость изделия выросла если не в два, то в полтора раза. При этом в российской экономике пошел процесс рецессии, зарплаты на всех предприятиях уменьшились – соответственно, уменьшилась покупательная способность, а стоимость изделия, которое мы предлагаем рынку, возросла. И, конечно, это легло дополнительной нагрузкой на развитие отрасли, вошедшей в серьезную стадию стагнации и кризиса. Одним из выходов из этой ситуации могло бы стать введение пошлины на экспорт золота – как это было до 2000 года, например, 5%-й пошлины. Это привело бы к снижению стоимости золота внутри России (ниже Лондона на, условно говоря, 5%), что позволило бы сохранить оборотные средства и дало бы нам конкурентное преимущество по сравнению с нашими коллегами, поставляющими импорт. Этот вопрос требует серьезной проработки, хотя я уверен, что если какой-то участник рынка теряет какие-то суммы денег, он мог бы их адресно вернуть из пошлины за счет того, что золото бы шло на переработку внутри России, казна бы получала налоги и за счет этого могла бы компенсировать его потери.  

А какие-то срочные меры принимаются, чтобы облегчить участь  предпринимателям?

Вообще-то я страшный противник каких-то срочных дел – думаю, нам, наоборот, надо вводить мораторий на законодательную инициативу. Мы должны понимать: столько законов, сколько в России, не принимается больше нигде. Это приводит к содержанию множества юристов, бухгалтеров – их количество в удельном весе работников в разы превышает их число за рубежом: поскольку законы постоянно меняются, мы вынуждены содержать целую армию юристов и экономистов-бухгалтеров. Мы и президенту говорили о необходимости такого моратория, потому что нужна стабильность, хотя бы в этой сфере. Мы понимаем, что хочется бурной деятельности, но нужен опыт, какие законы хороши, а какие плохи. Моя точка зрения общеизвестна: законодательная база должна быть направлена в первую очередь на создание равных условий для ведения бизнеса, для развития честной открытой конкуренции – это основная задача государства перед бизнесом. Следует учесть и мировой опыт ювелирной индустрии – например, опыт Таиланда, где очень быстро создалось ювелирное производство, и сегодня все крупные предприятия (та же «Пандора») - 6000 человек - имеют ювелирное производство в Таиланде, в оффшорных зонах и прекрасно торгуют в России своими изделиями – успешно развиваются, открывают сети магазинов. Мы должны изучить этот опыт и внедрить у себя. Мы должны понимать: если нормативная правовая, законодательная база не конкурентоспособна, а это среда обитания, не конкурентоспособны и изделия. В любом деле надо находить причину, первооснову, а не устранять следствие.     

Вы участвуете в  совещаниях представителей государства и предпринимательства по вопросам проблем развития ювелирной отрасли в России. Что происходит в законодательной сфере по ювелирной отрасли?

Я являюсь членом президиума генсовета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», там есть отделение по драгоценным металлам и драгкамням и группа, где мы работаем со всеми федеральными органами власти, в том числе по изменениям в 41-й федеральный закон по драгметаллам и драгкамням – в мае они были приняты. Там есть плюсы и минусы: к плюсам можно отнести то, что серебряные изделия до 3 г клеймятся; наконец, есть определенные послабления по транспортировке. Тем не менее, многие вопросы остались открытыми. Не удалось договориться, чтобы не ставить клеймо на изделия, идущие на экспорт – например, 585 пробу (народ за рубежом не понимает, что это такое). Не удалось получить полный перечень требований к бизнесу, но мы очень надеемся, что эта работа будет продолжена, но не так, чтобы поставить на уши юристов. Необходимо изучить опыт мирового рынка и принять законодательство, соответствующее мировым условиям. Кроме таиландской модели, существуют и другие: надо посмотреть, где динамика, куда идут инвесторы. Я знаю, что в Таиланд они идут, в том числе российские предприниматели, многие работают там – например, «Формика» получила звание «лучшее инновационное предприятие» в Гонконге два года назад. Я общаюсь с ними и понимаю, что взаимоотношения между регулятором и бизнесом совершенно иные, партнерские; мы пока декларативно об этом заявляем, и президент об этом говорит, но в низах все обстоит иначе.    

А как «Алмаз-холдинг» - один из признанных лидеров отрасли - адаптируется к нынешней экономической ситуации? Какую проводит антикризисную программу?

Я считаю, что все разговоры про импортозамещение – это ошибка. Надо говорить о том, чтобы создавать экономику, ориентированную на экспорт. Если мы не хотим закрываться, если мы хотим строить открытую экономику, надо ориентироваться на экспорт. Буквально на днях мы открываем магазин в Шаньдун, с некоторым опозданием (по причине того, что Сбербанк не позволял перечислить несколько десятков тысяч долларов на ремонт помещения и покупку оборудования и пришлось обращаться в другой банк). Мы только что вернулись из США, с выставки в Лас-Вегасе, где подписали с американцами четыре контракта высокого уровня готовности. Работа идет. При этом экспорт должен быть реальным – не для отмывания, не для серых схем (сегодня вывезли, для вычета НДС, а завтра вернули). О чем говорили замминистра и регулятор: «За год экспорт увеличился почти в 10 раз, причем средний вес изделий увеличился с 2 до 40 грамм» - понятно, что это схемы, например, с бескаменкой, и это только бросает тень на всю отрасль. Понимая, что выйти на экспортоориентированный жесткий рынок очень тяжело с оптовыми поставками, мы делаем упор на создание собственной сети магазинов за рубежом – в частности, сейчас в провинции Шаньдун.

Мы проводим все антикризисные меры, используем все методы, принятые на рынке: снижаем затраты, активизируем Интернет-продажи. Но, делая упор на экспорт, мы не забываем отечественного потребителя: предлагаем новые услуги оптовикам, сократили сроки производства по давальческой схеме, условия и цены у нас самые комфортные, качество самое лучшее сегодня, к нам стали приходить оптовики со своим металлом, с десятками килограммов. Во всех ювелирных сетях в товарном остатке лежат неликвиды, которые приносятся к нам на переработку (сейчас по новым законам они должны пройти через аффинаж), и у нас создана для них отдельная ниша.     

Какой сегмент ювелирного рынка пользуется наибольшим спросом?

Стоимость среднего чека сегодня еще уменьшилась вдвое: если до Нового года он составлял 10-15 тысяч, то сейчас это 5-8 тысяч рублей. Это ставит перед маркетологами новые задачи. Пока в США мы предлагаем то же самое, что и здесь: нет никакого смысла предлагать им то, что есть у них на прилавках. И в Китае: там полтора миллиарда человек, и на любое изделие найдется покупатель, просто его надо в правильном месте выставить и предложить.

Вы не меняете свой дизайн – в связи с новыми условиями?

Наш холдинг работает на всем спектре – мы один из самых крупных производителей  серебра: это украшения, посуда, корпоратив, церковная тематика и весь спектр изделий из золота, серебра и платины. Мне приятно, что в этом году в Гонконге в конкурсе International Jewellery Design Excellence Award-2015 наше кольцо «Жизнь» получило Гран-при и титул «Champion of Champions». Это приятно: ведь можно говорить сколько угодно об экспорте, но если вашим художникам нечего предложить рынку, то вас там никто не ждет.

Что вы думаете о перспективах ювелирного рынка в России в ближайшем будущем?

Тут ничего нового нет: ювелирная отрасль – составная часть российской экономики, и если  все говорят, что дно еще не нащупано, нет никаких сомнений: впереди очень тяжелые времена, но не надо опускать руки. Мы уже 22 года на рынке, все уже было, и если мы будем трудиться, то выживем: надо правильно выстроить диалог с властью, бизнес-процессы внутри предприятия и коммуникации с сотрудниками, саму философию бизнеса и по-новому выстроить диалог с потребителем – где бы он ни находился – внутри Росси, в странах СНГ или за рубежом.

Каков ваш рецепт успеха?

Рецепт один – это труд. Простота, понимание, терпение. Не надо ничего усложнять: простота не заменяет сложность, она ее побеждает. Надо понимать: что и как делается, и почему – с экономикой, политикой, куда все движется… И надо терпеливо трудиться, ведь работа всегда приносит результат и, главное, радость себе и потребителям. Я деревенский парень и знаю, что, если я не посажу картошку, она точно не вырастет. Но если я посажу, буду ее пропалывать, удобрять и поливать, то с Божьей помощью я получу урожай. Или не получу – все может быть. Но вероятность его получить довольно высока. Чтобы был успех, надо трудиться - сеять разумное, доброе, вечное…

Мы делаем дело!
  
Галина Семенова для Rough&Polished