В 2021 году добыча золота в Зимбабве выросла на 55%

По данным Резервного банка Зимбабве (Reserve Bank of Zimbabwe, RBZ), поставки золота компании Fidelity Printers and Refiners, являющейся подразделением центрального банка с монополией на покупку, аффинаж и экспорт золота, в 2021 году выросли...

Сегодня

На севере Красноярского края геологи начнут поиск алмазов на участке с ресурсным потенциалом в 150 млн каратов

Министерство экологии и рационального природопользования Красноярского края и компания АЛРОСА подписали соглашение об изучении в Эвенкийском районе на севере Красноярского края перспективных алмазоносных площадей, ресурсный потенциал которых составляет...

14 января 2022

Tharisa сохранила неизменным производственный план на 2022 финансовый год

Tharisa, производитель металлов платиновой группы (МПГ) и хрома, сохранила свой производственный план на 2022 финансовый год на уровне от 165 000 до 175 000 унций МПГ (на основе корзины 6E, включающей рутений, родий, палладий, осмий, иридий...

14 января 2022

Mountain Province Diamonds объявила торгово-производственные результаты за 2021 год

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила торгово-производственные результаты на алмазном руднике Гахчо Куэй (Gahcho Kué) за финансовый год, закончившийся 31 декабря 2021 года. Добыча составила 6,23 млн каратов против прогнозной оценки...

14 января 2022

Замбия с оптимизмом смотрит на будущее сектора драгоценных камней

Правительство Замбии с оптимизмом смотрит на будущее сектора драгоценных камней страны и горнодобывающей промышленности в целом.

14 января 2022

Рецепт Эбби Чикейна для алмазной бенефикации в южной части Африки

01 июня 2015

abbey_chikane_fullsize.jpgЮжноафриканские страны, где производится основная часть алмазов, добываемых во всем мире, настаивают на скорейших усилиях по осуществлению программы бенефикации алмазного сырья с тем, чтобы получить максимальную выгоду от этих камней.

Большинство алмазов, производимых в этих странах, в том числе в Анголе, Ботсване, Лесото, Намибии, Южной Африке и Зимбабве, экспортируются, и для целей местной бенефикации остается лишь незначительная доля алмазного сырья.

Первый председатель Кимберлийского процесса Эбби Чикейн (Abbey Chikane) в интервью агентству Rough & Polished заявил, что для успеха алмазной бенефикации на юге Африки необходимы постоянные поставки сырья, доступ к капиталу, технологиям и рынкам, а также снабжение электроэнергией.

Он утверждает, что некоторые правительства проделали "хорошую" работу по разработке политики бенефикации, что обязало производителей алмазов выделять определенный процент сырья от их общей годовой добычи для местных огранщиков.

Тем не менее в таких странах, как Зимбабве, наблюдается слабое использование алмазного сырья, в то время как другие жалуются на то, что им выделяется некачественный товар.

Ниже приводится полный текст интервью.

Вы призываете страны южной части Африки осуществлять совместный подход к алмазной бенефикации. Не могли бы вы поподробнее рассказать, за что вы выступаете?

Я думаю, что южная часть Африки получила возможность, будучи крупнейшим производителем алмазов на африканском континенте, объединять свою продукцию, даже если это лишь какой-то процент от того, что она производит, и предлагать ее на общем рынке. Отдельные страны могут продавать эти товары по какой-то цене, иметь общий центр, общий рынок и использовать доходы этого общего центра для того, чтобы обучать людей в странах юга Африки огранке своих алмазов.

Насколько применим этот подход, учитывая те особенности, с которыми можно столкнуться в соответствующих странах на юге Африки?

А мы смогли бы добиться успеха в борьбе за Кимберлийский процесс, если бы все время думали о наших различиях в политике, стратегии и юрисдикции? Я могу сказать вам сейчас, что мы бы ничего не достигли. Но мы добились того, что на деле объединили страны, которые никогда ни о чем не могли договориться. Свести вместе Россию, Соединенные Штаты и Китай под одной крышей, особенно после окончания холодной войны, было чертовски сложной задачей, но среди всех нас есть общее понимание того, что мы должны содействовать бенефикации, а бенефикация невозможна без обеспечения алмазным сырьем. Поставки же сырья может обеспечить лишь регион, соединив вместе продукцию находящихся в нем стран, но никак не одна страна. Конечно, Ботсвана можете сделать это для себя, потому что она имеет самую большую часть того, что производится в южной части Африки, но и успех тогда будет в Ботсване, что хорошо для правительства Ботсваны, народа Ботсваны и ее партнеров. Но я говорю о регионе, если вы хотите, чтобы другие страны, такие как Зимбабве, Южная Африка, [Намибия, Ангола] и Лесото, поддержали бенефикацию или осуществили бенефикацию, поскольку для этого они должны объединить свою продукцию - в противном случае они не будут в состоянии что-либо сделать. Мы слишком долго говорим о бенефикации, но, как мне кажется, не хотим иметь дело с реалиями, с тем, что должно быть сделано.

На ваш взгляд, каковы факторы, препятствующие прогрессу в деле бенефикации на юге Африки?

Одним из препятствий является надежность поставок, поскольку вы не можете создать полноценное производство в рамках бенефикации, если у вас нет постоянного снабжения сырьем [алмазами]. Вы просто не можете это сделать. Потому что сегодня вы будете гранить какое-то количество алмазов, а завтра не сможете держать персонал из 20 человек, если не будете знать, будут ли у вас алмазы. Так что одно из препятствий - это надежность поставок. Во-вторых, это доступ к финансированию. Вы знаете, большинство огранщиков, особенно из числа тех, что только начинают работать, не имеют доступа к капиталу. В-третьих, это, конечно, опыт. В-четвертых, наличие оборудования. В-пятых, себестоимость производства, особенно с точки зрения стоимости энергии.

Говоря о поставках, как вы думаете, наши правительства достаточно делают для того, чтобы обеспечить более стабильную поставку сырья местным огранщикам?

Я думаю, что одну вещь правительства сделали хорошо, и это наличие хорошей политики. Может быть, вторым шагом должно стать наличие хорошей стратегии. В-третьих, нужно иметь хорошее законодательство. В-четвертых, следует распространить осведомленность о важности бенефикации, и, когда дело доходит до реализации бенефикации, очень важно, чтобы производители и правительство в конкретной стране, как, например, в Зимбабве, работали вместе в поиске наиболее экономичного способа создания и запуска бенефикационных проектов. Правительство не может действовать без промышленности, а промышленность без правительства. Обе стороны должны работать вместе, это очень важно. Если этого не делать, то частный сектор или алмазодобытчики, создав небольшое ограночное производство, придут и станут жаловаться на налоги и всякие другие вещи, а правительство в свою очередь станет сетовать на то, что они не занимаются бенефикацией. Если же при этом посмотреть на то, что должно осуществляться в рамках бенефикации, окажется, что в законодательстве прямо не говорится о снабжении алмазами, которые можно гранить. Я понимаю теорию, согласно которой вы должны гранить все, но из собственного опыта, а я в промышленности работаю вот уже почти 20 лет, могу вам сказать, что вы не можете начать производство с мелкоразмерной продукции. Она не экономична, вы не сможете получить прибыль, и вы не сможете содержать фабрику, которая гранить мелкие камни. Вы можете сотрудничать с такими странами, как Индия, Таиланд и пригласить их приехать сюда и производить отсюда, но я думаю, что важно начинать с низко висящих плодов, а это в основном то, что вы в состоянии гранить, хотя, к сожалению, и составляет лишь небольшой процент от того, что производится.

Давайте посмотрим на Южную Африку – каково там состояние алмазной бенефикации?

Опыт Южной Африки в том, что там имеется хорошая политика и стратегия, а также огранщики, но я думаю, что процесс идет очень медленно просто потому, что те люди, которые начинали производство как клиенты компании State Diamond Trader, отпали, среди прочего, из-за проблемы с надежностью поставок. Они не смогли получать алмазы на постоянной основе, конечно, и потому, что не имели доступа к капиталу. Перед ними всегда вставали вопросы о том, что производить и сколько людей нужно, чтобы поддержать производство. Некоторые из них, которых я знаю, сводили дело к тому, что покупали сырье у государственного алмазного трейдера и отдавали его существующей белой компании, международной компании, у которой имелся необходимый опыт и все прочее, и сырье так или иначе экспортировалось. Так что есть часть товаров, которые были сделаны доступными для небольших огранщиков и новых игроков, но они просто были не в состоянии добиться успеха. Вместе с тем определенный успех был, и мы можем назвать те несколько компаний, которые преуспели, но я говорю о том, что лишь очень небольшой процент сырья, идущего на экспорт, был использован в рамках бенефикации.

Учитывая тот факт, что большинство шахт, особенно в Зимбабве, производят сырье низкого качества, с какими проблемами можно столкнуться в рамках бенефикации, если к тому же наблюдается еще и нехватка квалифицированного персонала для огранки таких мелких алмазов?

Мне нравится тот факт, что политика бенефикации хотя бы уже существует, и мне нравится тот факт, что власти будут поддерживать бенефикацию. Среди прочего, они будут обучать людей и заставлять производителей алмазов оставлять 10 процентов от добываемого ими сырья в Зимбабве. Важнейшим фактором успеха является либо использовать людей, которые являются новичками в промышленности огранки (кто-то сказал, что нельзя давать гранить алмазы людям, которые не знают, как это делается), либо сотрудничать с теми, кто хочет инвестировать в страну, добиваясь, чтобы алмазное сырье гранилось на местном уровне. Правда, все эти элементы нужно соединить воедино: поставки сырья, доступ к капиталу, доступ к технологии, доступ к рынку и энергии. Если можете, то субсидируйте электроэнергию и другие затраты. Нужны инновационные способы поддержки бенефикации.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished