Rio Tinto сохранит за собой бренд Argyle Pink Diamonds

В сегодняшнем пресс-релизе горнодобывающая компания Rio Tinto сообщила, что сохранит за собой торговую марку Argyle Pink Diamond.

Сегодня

Компания Titan продвигается вперед с планами расширения магазинов бренда Tanishq

Открытие магазинов бренда Tanishq группы TATA, которые ее ювелирное подразделение Titan Jewellery Division планировало открыть в 2022 финансовом году, будет отложено из-за второй волны коронавируса, но, по сообщениям СМИ, компания набирает обороты в...

Сегодня

Управления правопорядка Индии перевело госбанкам арестованные активы Нирава Моди, Мехула Чокси и Виджая Мальи

Согласно сообщению газеты Times of India, индийское Управления правопорядка (Enforcement Directorate, ED) сообщило, что оно передало государственным банкам арестованные активы на сумму около 1 187 млн долларов, принадлежащие беглым бизнесменам...

Сегодня

Ана де Армас снова станет мировым послом NDC

Совет по природным алмазам (Natural Diamond Council, NDC) объявил, что актриса Ана де Армас (Ana de Armas) второй год подряд будет всемирным послом этой отраслевой организации и снимется в ее новой глобальной рекламной кампании в сентябре...

Сегодня

Золотодобывающие компании должны стать более экологичными, чтобы достичь целей по выбросам к 2030 году

Мировая золотодобывающая промышленность в целом приближается к достижению к концу текущего десятилетия целевого показателя по выбросам для удержания глобального повышения средних температур на Земле на уровне 2°C по сравнению с доиндустриальным уровнем...

Сегодня

Наша задача – создать «мозговой центр», где можно подумать о том, как выйти наружу из закрытого клуба и рассказать людям, что такое бриллианты и почему их нужно покупать

08 декабря 2014

alex_popov_xx.jpgФонд «Всемирной алмазной марки» (World Diamond Mark® Foundation) - некоммерческая организация, созданная в 2012 году Всемирной федерацией алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses) и ставящая свой целью повышение потребительского спроса на бриллианты и доверия к ним. Для ее достижения фонд осуществляет программы видового маркетинга, повышает осведомленность покупателей, организует обучение ритейлеров и проводит сертификацию Авторизованных алмазных дилеров (Authorised Diamond Dealer®). Руководитель фонда Алекс Попов дал интервью агентству Rough&Polished в связи с предстоящим проведением в Нью-Дели Всемирной алмазной конференции.

Всемирная алмазная марка является соорганизатором Всемирной алмазной конференции, которая проводится отраслью впервые. Что будет отличать это мероприятие от других отраслевых встреч и будет ли конференция проводиться регулярно?

Важнейшим направлением деятельности Всемирной алмазной марки является проведение маркетинговых мероприятий. Мы хотели сделать конференцию такого рода в Гонконге в марте, но произошло наложение других мероприятий, после чего было принято решение провести данное мероприятие в Индии и так, чтобы оно совпало с визитом российского президента в эту страну, поскольку это создаст хорошую атмосферу для работы алмазной конференции.

Мы хотим сделать из этого бренд и повторять это мероприятие регулярно. У нас даже логотип этой конференции сделан отдельно, а по соседству с ним стоит название страны – Индия, что служит указанием на то, что такие конференции будут проводиться и в других странах.

В мире каждый год проводится порядка пяти-шести отраслевых мероприятий. Все они отличаются друг от друга местом проведения, но на них почти всегда один и тот же состав участников. И всегда речь идет о том, чтобы принести какую-то конкретную пользу конкретному месту, компании или области.

Мы хотели избавиться от этого и попытаться сделать что-то, что вообще к традиционной алмазной отрасли имело бы отношение только постольку, поскольку оно с этим связано. В чем это выражается? Конференция полностью посвящена маркетингу, больше ничему. На ней мы сводим ритейлеров и добывающие компании. Мы старались избежать повторения и поэтому уделили особое внимание подбору модераторов.

Насколько широко будет представлена отрасль на этой встрече?

Принимающей стороной и нашим партнером по организации конференции является индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC), в сотрудничестве с Министерством торговли и промышленности Индии, и, поскольку вопросы, выдвинутые для обсуждения на конференции, касаются всей алмазной промышленности, в ней, как я уже сказал, примут участие представители алмазодобывающих компаний, предприятий, занимающихся огранкой бриллиантов, а также ритейлеры и отраслевые организации.

Цель конференции – создать платформу для обсуждения совместного вклада отрасли в увеличение доли рынка для бриллиантов. После ухода De Beers из видового маркетинга такого рода попытка, предпринятая в июле 2009 года в Петербурге, где был создан Международный совет по бриллиантам (International Diamond Board), окончилась ничем. На конференции речь опять пойдет о видовом маркетинге или там будет предложено нечто иное?

Задача, которую мы взяли на себя, непростая и может быть непосильна кому-то одному. Мы должны услышать все, что люди хотят сказать по этому вопросу. Мы должны вызвать людей на серьезный и откровенный разговор. Это относится к первой части конференции.

Во второй ее части мы проводим сессию по брендированию, куда пытаемся вовлечь людей, которые, может быть, не всегда имеют прямое отношение к алмазной отрасли. Возьмите, например, Надю Сваровски (Nadja Swarovski). Она не имеет никакого отношения к алмазному делу. Но она превратила компанию Swarowski в мировой бренд, который из песка делает четыре миллиарда долларов в год.

Я считаю, что это достойно уважения, и у таких людей надо поучиться. Мы должны понимать, что нам в отрасли нужны люди вот такого типа – предприниматели, живущие в современном мире, которые смотрят не только в лупу, но и по сторонам. К сожалению, в нашей отрасли таких пока мало. Мы живем где-то в прошлом веке, если не в позапрошлом. Надо послушать, что думают другие, а потом уже решать, интересно ли нам все, о чем они говорят.

Задача нашего фонда – создать «мозговой центр», где можно было подумать о том, как выйти наружу из закрытого клуба и рассказать людям, что такое камни и почему их нужно покупать. При этом не теряя уникальных качеств нашего сообщества, таких как взаимное доверие, закрытие сделки рукопожатием и других. Да, был в свое время Международный совет по бриллиантам (IDB), идея была прекрасной, собрались все серьезные люди, но не сложилось. Тысяча причин есть тому, почему не получилось. У каждого есть свое мнение на эту тему. Я думаю, что это комбинация причин.

Мы изучили их опыт. Принципиальная разница IDB с программой WDM в одном: мы поставили во главу угла ритейлеров. Считается, что ритейлер это последнее звено в цепочке алмаз-бриллиант-ювелирное украшение. По моему мнению, все как раз наоборот. Это первое и единственное звено, с точки зрения потребителя.

Человек, который покупает бриллиант, покупает его потому, что у него есть какая-то эмоциональная необходимость в этом, и эмоции испытывают при этом даже инвесторы. Тот, кто встречается с этими эмоциями, это человек за прилавком ювелирного магазина. Именно здесь решается судьба покупки, а с каждой покупкой – судьба будущего отрасли. Так что на конференции речь пойдет именно об этом.

Всемирная алмазная марка, у которой одной из программ является как раз видовой маркетинг, работает над этим уже некоторое время. В чем, как Вы полагаете, заключается проблема?

Определение существующей в этом плане проблемы очень простое. Рост отрасли по сравнению с другими отраслями люксового рынка замедлен где-то на 60 процентов. Более того, если у всех отмечается тенденция постоянного роста цен, то у нас эти цены скачут, причем на низком уровне. Значит, что-то не так. Нам кажется, что мы понимаем, в чем проблема, но, может быть, мы ошибаемся, и поэтому мы хотим услышать мнение всех участников рынка, а также специалистов со стороны. Если мы сможем идентифицировать эту проблему, это уже полдела.

Другие соперничающие с нами отрасли постоянно идут вперед. У них полно денег. Это деньги от клиентов, которые в принципе могли бы быть нашими. Я говорю в первую очередь о коже (сумках и туфлях), галантерее, аксессуарах, электронике. А часы? Вообще, все часы.

В качестве одной из мер по выходу из данной ситуации Всемирная алмазная марка разработала программу сертификации Авторизованных алмазных дилеров. Если мы в течение трех лет поставим 20 тысяч магазинов авторизованных алмазных дилеров, то это поможет нам решить проблему.

Расскажите о программе «Авторизованный алмазный дилер» и о том, что удалось сделать в ее рамках.

Говоря о нашей программе «Авторизованный алмазный дилер», мы хотим достичь такого положения дел, при котором рядовой покупатель с улицы, решивший купить бриллиант, обращался бы в первую очередь к авторизованным алмазным дилерам, зная, что там его не обманут, что там он может получить правильный совет.

При этом следует понимать, что в любом деле всегда есть несколько рынков. Сегодня у нас есть очень хороший высокий рынок – Graff, Cartier, Tiffany и т.п. Там проблем нет. Там очередь стоит за товаром. И так всегда будет, потому, что сейчас все больше и больше людей способно это купить и все меньше и меньше этих камней. И у нас есть низкий сегмент, грубо говоря, 47-я улица. Там можно купить все, что хотите, за две копейки, если умеете искать и торговаться.

Но это две крайности. А основная масса покупателей – это люди, которые много работают и у которых на это нет времени. Я допускаю, что если бы у них было место, куда бы они могли прийти и быть уверенными в достаточной степени, что их не обманут, то, наверное, они бы пришли, потому что в конечном счете у них есть и свадьбы, и дни рождения, и прочие поводы для подарков, да и зарабатывают они неплохо.

Эти люди в возрасте от 25 до 45 лет сегодня не охвачены. Вместе с тем у них есть деньги, и они их тратят – на поездки, на машины, на телефоны. В бизнесе есть такие женщины, которых украшения вообще не интересуют, они даже уши себе не прокалывают. А возьмите молодое поколение – особенно тех, что увлекаются информационными технологиями. Они вообще из дома не выходят. Так как нам добраться до них?

Я к чему это говорю – если создать сеть магазинов-ритейлеров, которые получили бы от нас нечто, что отличает их от других (например, курс обучения технике продажи бриллиантов), то есть некий пакет услуг от провайдера, включающий в себя, например, доступ к прайс-листам, к стокам камней, к программам для продажи, уменьшенные комиссии от Visa или MasterCard, то это заинтересует всех.

Кроме того, мы строим сайт, где будет представлен перечень магазинов, где официально продают бриллианты. Мы хотим выйти к потребителям и сказать им, что эти магазины проверены Всемирной алмазной маркой и получили статус авторизованного алмазного дилера, взяв на себя определенные обязательства. В настоящее время мы ведем работу в этом направлении с большими ювелирными сетями, и дело движется к появлению первых магазинов, авторизованных в качестве алмазных дилеров Всемирной алмазной маркой.

Каковы основные события в деятельности Всемирной алмазной марки с момента ее возникновения и ваши ближайшие планы?

Мы так много о себе говорим, что кажется, что существуем уже много лет. Мы существуем год, официально. В 2010 году мы встретились в Москве и начали «мозговой штурм». В 2011 году появилась идея, которую мы затем утвердили в Дубае на конгрессе в апреле того же года. В 2012 году в октябре мы показали нашу разработку. В 2013 году в июне в Стамбуле мы приняли решение о формировании фонда, на что ушел год. Теперь мы работаем.

На каком-то этапе мы поняли, что нам необходимо перенять опыт Всемирного совета по золоту (World Gold Council). Они зарабатывают деньги, организуя мероприятия. И мы пошли по этому пути. В Дубае прошла конференция, на которой мы выступили. Сейчас у нас в январе 2015 года пройдет Dubai Shopping Festival (Дубайский фестиваль шоппинга), где мы принимаем участие как Всемирная алмазная марка и где в помощь ритейлерам с целью пропаганды бриллиантов каждый день будет проводиться розыгрыш однокаратных камней. Это целая маркетинговая история, очень серьезная.

Мы также работаем над проектом, который будет осуществляться в апреле следующего года тоже в Дубае под названием World Diamond Tour (Всемирный бриллиантовый тур). Это выставка бриллиантов, которая будет ездить с места на место. Она чем-то похожа на Millennium Diamond Exhibition (Выставка бриллиантов в связи с очередным тысячелетием) в Лондоне. В Дубае, который выиграл право проведения выставки Expo 2020, мы проводим мероприятие, в рамках которого предлагаем 20 камней по 20 каратов каждый.

В принципе эти мероприятия самофинансирующиеся, поскольку в них всегда принимают участие местные спонсоры. В связи со всем этим я надеюсь, что где-то уже в марте 2015 года у нас будет что-то около тысячи авторизованных алмазных дилеров и немножко денег в банке, чтобы делать все остальное. А к концу следующего года, наверное, четыре тысячи.

За последние 15 лет мир изменился очень серьезно во всех отношениях. Идея De Beers, выраженная в слогане “A diamond is forever” («Бриллиант – это навсегда»), это потрясающая идея. Но это было хорошо, когда был информационный вакуум и когда общество было построено на традиционных ценностях. Сегодня все по-другому. Конечно, все большие компании работают над тем, как выйти на молодого покупателя. Наша задача – сделать так, чтобы люди знали, что такое бриллиант.

Мы, например, думаем над идеей создания мультипликационного сериала о бриллиантах для девочек десятилетнего возраста – это на дальнюю перспективу. Или есть мысль создать в Интернете сообщества, которые бы совместно дарили своим знакомым, друзьям и близким бриллианты по случаю памятных для них событий. В общем, планируется множество маркетинговых ходов, нацеленных на молодежь. Если ее сейчас не приучить к этому, то через десять лет будет поздно.

Поэтому мы связались с целой группой молодых людей, которые сегодня занимаются тем, что генерируют всякие сумасшедшие идеи. И я это всячески поддерживаю, потому что это интересно, и потому что только из этого что-то получится.

В бриллиантах, помимо эмоциональной составляющей, так или иначе присутствует и ценовая составляющая, и если бы покупатели были уверены в их способности сохранять стоимость, они бы охотнее покупали камни, не находите?

Да, это так, и в этом направлении отраслью кое-что делается. Предпринимаются попытки создать биржевой прайс-лист. Биржа IDEX, например, публикует прайс-лист на основании данных, полученных с рынка. Несмотря на некоторые недостатки, это хороший прайс-лист, он правильный. Да, выходя из магазина, покупатель должен понимать, что цена только-что купленного камня уже упала, но до определенного предела, о котором должна позаботиться отрасль. И это уже вопрос брендинга. Если есть прозрачная система ценообразования, то можно делать расчеты и можно даже задуматься о фьючерсных операциях. Я думаю, что об этом тоже пойдет речь.

Как Вы думаете, насколько может повлиять уход некоторых банков из отрасли на видовой маркетинг бриллиантов?

В начале 2000-х годов крупные инвестиционные банки создали подразделения по работе с произведениями искусства, ювелирными изделиями, бриллиантами и так далее, которые интересовались всем, что происходит на рынке и которые пришли к выводу, что с диамантерами невозможно иметь дела – они слишком закрытые. И сегодня банки советуют своим клиентам покупать современное искусство или антиквариат.

И пока индустрия себя не откроет, банки финансирование тоже не откроют. Они не потому ушли из отрасли, что не любят бриллианты. Они нас не любят как людей, потому что мы скрытные и не хотим банкам говорить правду. Но лет через пять-десять с приходом к руководству компаниями молодого и более образованного поколения произойдет скачок, потому что для них прозрачность и банковское дело – это естественно и просто.

Банки умоляют диамантеров привести свои бухгалтерские книги в порядок. И вся эта индустрия для того, чтобы работать сегодня, должна нанять, за деньги, профессионалов, которые не имеют ничего общего с алмазной промышленностью, финансистов, маркетологов, которые придут из текстильной или машиностроительной промышленности – это неважно, но которые подготовят любую компанию так, что любой банк даст ей деньги. Это не банки виноваты. Они уходят потому, что клиентура не подходит под сегодняшние требования банков, и если клиентура не изменится, то финансирование закончится. А те, кто поменял свое мышление, они прекрасно работают с банками.

Чего Вы ждете от Всемирной алмазной конференции в Нью-Дели?

Я скажу, чем я был бы доволен. Я всегда жду большего, и был бы доволен, если бы результатом этой конференции было бы принятие какой-либо резолюции, в соответствии с которой мы бы у себя в Фонде «Всемирной алмазной марки» создали бы «мозговой центр», в котором участвовали бы все представители алмазной индустрии и с которыми мы бы собирались раз в полгода или в рамках телефонных конференций и обсуждали эти вопросы, принимая по ним решения. Это первое. Во-вторых, мне бы хотелось это использовать как трамплин к подписанию соглашений по авторизованному дилерству с несколькими большими ритейлерами.

Владимир Малахов, Rough&Polished, Москва