АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Открытие Botswana Diamonds на проекте Торни Ривер продвигается к оценке ресурсов

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на биржах AIM и BSE, заявила, что продвинулась в направлении оценки ресурсов на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в Южной Африке.

11 июня 2021

Прибыль Chow Tai Fook в 2021 финансовом году выросла на 107%

Годовые результаты группы компаний Chow Tai Fook Jewellery Group за 2021 финансовый год показали, что прибыль компании выросла на 107,7%, до 775,83 млн долларов. Это стало значительным улучшением по сравнению с убытком в 36,6% в 2020 финансовом...

11 июня 2021

Запущен выпуск первой в мире одобренной регулятором алмазной монеты

Новую алмазную монету позиционируют как альтернативный товар для инвесторов, который они могут приобрести вместо золотых слитков.

11 июня 2021

Намибия блокирует предложение Namdia назначить эксперта по оценке алмазов

Министерство горнодобывающей промышленности Намибии заблокировало предложение исполнительного директора государственной компании Namib Desert Diamonds (Namdia) Кеннеди Хамутеньи (Kennedy Hamutenya) назначить своего менеджера по продажам...

10 июня 2021

Rand Merchant Bank: финансирование проектов на аллювиальных месторождениях - не знаешь, где найдешь, где потеряешь

28 июля 2014

henk_de_hoop_fullsize.jpgRand Merchant Bank (RNB) заявил, что финансирование проектов по добыче аллювиальных алмазов непривлекательно, так как они крайне рискованные.

Хенк де Хооп (Henk de Hoop), директор по развитию банка, имеющий опыт финансирования алмазных проектов, сообщил Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из Rough&Polished в интервью, данном в ходе конференции «Ресурсный сектор Ботваны» (Botswana Resource Sector Conference), состоявшейся в прошлом месяце в Габороне, что при финансировании работы на аллювиальных месторождениях не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

Он сказал, что, хотя с кимберлитовыми месторождениями работать легче по сравнению с аллювиальными, банк предпочитает инвестировать в зрелые производства с существующими денежными потоками и несколькими предприятиями. 

Де Хооп сказал, что RMB раньше занимался финансированием подразделений компании De Beers в Ботсване, Намибии и Южной Африке, а также проектов компании Petra Diamonds с тех пор, когда она была еще юниорской горнодобывающей компанией.

Он заявил, что банк не заинтересован в таких рискованных странах, как Зимбабве, и что инвестирование в Демократическую Республику Конго (ДРК) также не является привлекательным, так как в стране существуют предприятия преимущественно по добыче аллювиальных алмазов.

Ангола, по словам де Хоопа, является сложной страной для инвестиций, несмотря на ее хорошие и очень богатые кимберлитовые месторождения.

Ниже приводятся выдержки из интервью.

Каков ваш опыт в финансировании алмазодобывающих предприятий?

Банки обычно любят определенность перед тем, как они вкладывают деньги в проект по горной добыче, и в алмазных проектах, конечно, имеется уровень такой определенности, который можно обеспечить. Возможно, вы имеете в виду проекты, имеющие наименьшую определенность, то есть аллювиальные проекты. До начала проекта компании имеют дело с огромными объемами руды, отличающейся очень низким содержанием алмазов, и часто на этом этапе проводится подсчет минеральных ресурсов, а банку очень трудно с этим работать. Мы зачастую не имеем уверенности в аллювиальных месторождениях, честно говоря, потому что здесь не знаешь, где найдешь, где потеряешь. В кимберлитовые же проекты не идут, хотя с ними гораздо легче работать, потому что проводятся большие объемы бурения, берутся выборочные пробы, и, несмотря на остающийся определенный риск, валовая добыча открытым способом с прогнозируемыми ресурсами облегчает дело.

Меньше всего степень риска тогда, когда у рудника есть история и он является зрелым предприятием с существующими денежными потоками и предпочтительно с несколькими производствами, поэтому мы рассматриваем риск не отдельного проекта, а ряда проектов, что снижает риск всего бизнеса. Очевидно то, что таких компаний очень мало. Ясно, что это такие компании, как, например, De Beers и Petra Diamonds, и, когда появляются новые кимберлитовые проекты, компаний становится больше ненамного, а добычей на аллювиальных месторождениях занимается множество небольших компаний, которых мы, как правило, считаем несостоятельными.

Какие проекты вы финансировали до сих пор?

В прошлом мы финансировали De Beers, оказывали частичное финансирование Petra Diamonds, когда она была совсем еще юниором, а затем мы финансировали ее при приобретении некоторых активов у De Beers. Также мы проводили финансирование их [южноафриканских] структур, занимающихся привлечением чернокожего населения в экономическую деятельность, и в настоящее время мы также рассматриваем для них новый пакет, но они превратились в крупную компанию, поэтому мы можем применять более сложные схемы финансирования, рассматривая компанию в целом, как, например, необходимость значительного вложения капитала в течение двух лет, после чего наступает резкое увеличение денежных потоков, и мы можем фактически выстраивать наши пакеты финансирования с учетом характера денежных потоков.

С точки зрения финансирования, каков уровень интереса, проявляемого со стороны юниорских горнодобывающих компаний?

Я считаю, что период, когда можно увидеть много юниорских горнодобывающих компаний – это когда они фактически совершают открытия и проводят бурение кимберлитов. Часто на этом этапе совсем нелегко говорить с банком. Занятие алмазодобычей связано с большим риском, потому что очень мало кимберлитовых месторождений на самом деле оказываются рентабельными. Поэтому ваши высокорискованные деньги входят в сектор на стадии, когда подтверждается, что составлено ТЭО для обращения в банк, и тогда мы уже смотрим, как строить рудник.  В частности, в Ботсване много таких предприятий, и они активно работают. В Ботсване также есть несколько хороших кимберлитовых месторождений; у нас есть большая уверенность в прогнозе в отношении алмазов. Просто существует очень мало новых открытых рудников, а мы смотрим на показатели роста объемов [потребления], в частности, имея в виду Китай и то, каким потенциалом он располагает, на основании чего получаем картину, подтверждающую прогноз о довольно хороших ценах. Поэтому в результате мы приступаем к работе со многими из этих алмазодобывающих компаний-юниоров, активно занимающихся добычей на кимберлитовых месторождениях.

Проводили ли вы финансирование в основном в Ботсване и ЮАР или не только в этих двух южноафриканских странах?

Это в основном зависит от того, где обнаружены алмазы; конечно, Ботсвана и ЮАР являются основными странами и к тому же обеспечивают основные операционные потоки. Мы также финансировали Намибию; мы финансировали деятельность De Beers и некоторые суда, работающие на шельфе, где ведется добыча алмазов. В Анголе трудно проводить любое финансирование, не только финансирование алмазов. У них хорошие месторождения, очень богатые, но существующий режим надзора и трудности, с которыми первопроходцы встречаются при создании предприятий, будь это российские или компании De Beers, не оставляют возможности для необходимого финансирования.  В Демократической Республике Конго (ДРК) просто недостаточно высокое качество алмазов, и мы считаем, что здесь для нас работать слишком рискованно. В ДРК мы финансировали только медные проекты, а это резко отличается от проектов по добыче аллювиальных алмазов. Зимбабвийскими месторождениями мы не занимались, и я думаю, мало кто, на самом деле, ими занимался.  

Вопрос о Зимбабве был моим следующим вопросом, и поскольку вы его уже коснулись, можете ли вы пролить свет на причины, почему вы не заинтересованы в алмазах с месторождения Маранге (Marange)?

Просто накладываются политические риски страны. Невозможно хорошо себя чувствовать в отношении финансируемой вами страны, которая может приостановить действие лицензии на ведение горных работ. Вы как банк ничего с этим не можете поделать, если компания решит прекратить вам выплаты ввиду того, что она утратила лицензии на ведение горных работ. А необходимо быть уверенным, и это одно из основных правил, а эти основные правила просто выбросили в окно, по существу, и к тому же правительство непоследовательно в этом вопросе. В этом смысле раньше мы считали Сьерра-Леоне последней страной в отношении возможности работы там. Имеется в виду месторождение Коиду (Koidu). Это одна из самых сложных юрисдикций. Вместе с тем у них есть кимберлитовые месторождения. Здесь существуют некоторые очень трудные социальные вопросы, некоторые надзорные вопросы тоже очень сложные. Поэтому я думаю, что сейчас Ботсвана и Южная Африка останутся странами, которые получат основную долю финансирования. 
 
Ну, приблизительно, на какую сумму вы уже оказали финансирование алмазных производств к настоящему времени?

Это составляет миллиарды долларов, но я не знаю конкретной цифры.

Были ли у вас когда-нибудь проблемы с теми предприятиями, которые вы финансировали?

Когда финансируешь проект, всегда возникают эксплуатационные вопросы, вопросы, связанные с доходами, иногда позитивные, а зачастую и негативные вопросы. Сводная таблица о финансовом положении компании - это просто сводные данные. Таблицы с прогнозами не являются гарантией того, что все пойдет согласно сводной таблице, поэтому всегда есть изменения. «Потеряли ли мы на самом деле деньги на алмазах»?  Я так не думаю, но я бы с осторожностью сказал, что мы продвинулись вперед. Поэтому простой отказ от кредитования проектов, в которых у нет уверенности, удерживает от множества неприятностей. Вот почему мы придерживаемся правила работать с надежными компаниями, качественными продуктами, высококачественными проектами, и это оказалось успешным направлением ведения бизнеса.

Рассматриваете ли вы также возможность финансирования синтетических бриллиантов?

Нет, мы не занимались этим. Я к тому же думаю, что эта отрасль еще слишком маленькая, но маловероятно, что мы будем эту возможность рассматривать, так как здесь для финансирования требуется другой подход. Пока мы еще не занимались этим вопросом  и вряд ли будем. Не сказать, что существует запрет или что мы не будем этим заниматься. Я просто не думаю, что масштаб бизнеса на самом деле оправдывает себя, если смотреть на него с точки зрения RMB.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished