Продажи ювелирных изделий с бриллиантами демонстрируют рекордный рост

Продажи ювелирных изделий с бриллиантами, пережившие пандемию (март, апрель, май 2021 года), демонстрируют рекордный рост в Соединенных Штатах. Согласно отраслевому анализу, продажи ювелирных изделий с бриллиантами за этот период выросли на 30%...

Сегодня

АЛРОСА передала Зимбабве вакцины против COVID-19

Алмазодобывающий гигант АЛРОСА передал правительству Зимбабве 25 000 доз вакцины Sputnik V российского производства.

Сегодня

Mountain Province Diamonds объявила результаты продаж

Компания Mountain Province Diamonds Inc. сообщила о продаже во втором квартале 718 549 каратов алмазов на общую сумму 64,5 млн канадских долларов ($52,6 млн) при средней стоимости 90 канадских долларов за карат ($73 доллара за карат)...

Сегодня

Камбоджа скоро пополнит список производителей золота

Камбоджа вскоре присоединится к списку стран-производителей золота после того, как правительство объявило о начале с 21 июня коммерческих операций по добыче золота в районе Оквау (Okvau) в округе Кео Сейма (Keo Seima) на юго-западе провинции...

Сегодня

Результаты Signet Jewelers за 1-й квартал превзошли ожидания

Компания Signet Jewelers Limited, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты продаж за 13 недель, закончившихся 1 мая 2021 года.

Вчера

Стефан Фишлер: АЛРОСА - наш главный горнодобывающий партнер в Антверпене

17 марта 2014

В прошлую среду Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) провел эксклюзивный «Антверпенский алмазный вечер» в бельгийском посольстве в Москве, на котором присутствовал ряд высших менеджеров из Гохрана России, компании АЛРОСА, другие представители российской алмазной промышленности, а также широкий круг диамантеров из Антверпена, которые использовали эту возможность, чтобы упрочить свои старые связи и установить новые партнерские отношения. Стефан Фишлер (Stéphane Fischler), президент AWDC, прибывший по этому случаю в Москву, дал интервью агентству Rough&Polished, в котором рассказал о роли АЛРОСА в алмазном рынке Антверпена, деятельности AWDC в этом году, коснулся определения «конфликтных алмазов» Кимберлийским процессом и вопроса о правах человека, затронул проблему цен на бриллианты и дал оценку состояния алмазной отрасли в целом.

Rough&Polished: У Антверпенского всемирного алмазного центра довольно напряженный календарь мероприятий в этом году, одно из которых - «Антверпенский алмазный вечер» в Москве 12 марта в присутствии членов правления компании АЛРОСА. В чем непосредственная польза этого события для его участников?

Стефан Фишлер: Цель этой встречи – а это вторая такая встреча - прежде всего в том, чтобы вновь подтвердить те очень тесные связи, которые у нас сложились с горнодобывающей компанией АЛРОСА. Я, не колеблясь, скажу, что АЛРОСА – наш главный горнодобывающий партнер в Антверпене, учитывая, что 65% процентов ее добычи распределяется среди компаний-сайтхолдеров и несайтхолдеров, базирующихся в Антверпене. Принимая во внимание то, что АЛРОСА является крупнейшим добытчиком в мире по объему, можно легко понять, насколько важны для нас эти отношения. Возможность, предоставленная этим вечером, действительно полезна для наших алмазных компаний, базирующихся в Антверпене, поскольку дает им возможность встретиться с руководством АЛРОСА, представить некоторые компании, которые еще не были в Москве, давая им шанс, может быть, стать клиентами второго эшелона, а в будущем, возможно, и первого. В этом, безусловно, и состоит цель данного вечера.

График деловой активности AWDC также включает в себя семинар по противодействию отмыванию денег и по соблюдению нормативно-правовых актов, на котором будет рассказано о передовом опыте в этой сфере специально для участников алмазной промышленности. Имеет ли это какое-либо отношение к недавнему докладу FATF о возможных случаях отмывания денег в алмазной отрасли?

Это не первый подобный семинар. Эти семинары организуются уже в течение длительного времени. Я полагаю, что на них уже побывало примерно 200 компаний, которые получили свидетельства об их посещении. Нынешний семинар и будущие семинары полностью забронированы. Так что в действительности это произошло до доклада FATF.

В отношении этого доклада FATF важно понимать, что его восприятие немного перекошено в том смысле, что люди, кажется, думают, что FATF является своего рода генеральным аудитором алмазной промышленности с точки зрения соблюдения законов, что на самом деле не так. Это - типологическое исследование. Так что, я думаю, вокруг этого отчета возникла некая путаница. Конечно, мы приветствуем этот доклад, потому что любой читатель данного доклада поймет для себя, что Антверпен приложил огромные усилия к тому, чтобы в целом соответствовать нормам противодействия отмыванию денег. Мы считаем, что находиться впереди других центров - это не идеальная ситуация. Мы всегда стремимся к тому, чтобы игровое поле было ровным для всех. И мы считаем, что это имеет важное значение для бизнеса.

Ярмарка производителей бриллиантов и торговцев «Antwerp Meets Antwerp» («Антверпен встречает Антверпен»), состоявшаяся в начале этого года, возможно, стала важным зондом состояния мировой алмазной промышленности. На ваш взгляд, каковы были эти первые показатели?

Давайте совершим небольшой экскурс в прошлое и посмотрим, как возникла инициатива проведения ярмарки «Antwerp Meets Antwerp». Ее предложили биржи в ходе обсуждения с некоторыми из членов AWDC. Роль и миссия AWDC, представляющего весь сектор в Антверпене, состоит в том, чтобы поддерживать любую инициативу, генерирующую прибавочную стоимость. Мы рады поддерживать инициативы бирж, такие как проведение Антверпенской алмазной ярмарки (Antwerp Diamond Trade Fair), которая в этом году была очень успешной. Регулярные ярмарки, проводимые в торговых залах для всех антверпенских алмазных дилеров являются отличными мероприятиями, которые мы, в AWDC, рады «приводить в движение».

Каково ваше мнение по поводу принятой в Бельгии резолюции по Кимберлийскому процессу (КП), адресованной Европейской Комиссии и призывающей сформулировать определение «конфликтных алмазов» с учетом прав человека?

Позвольте мне поставить все это в определенный контекст. Несколько парламентариев внесли рекомендацию в бельгийский парламент. Эта рекомендация состоит из двух частей. Одна часть написана в поддержку Кимберлийского процесса, а другая часть - в поддержку расширения круга средоточия интересов КП. Вот такой контекст. Это не рекомендация правительства Бельгии. Это рекомендация определенных парламентариев бельгийскому же парламенту.

Теперь давайте поговорим об идее расширения определения КП. Мы всегда говорили, что успех КП достигнут во многом благодаря узкой направленности этой организации. Я думаю, важно понимать, что именно направленность интересов КП является тем, что и отличало эту организацию с самого начала. Вы все помните критическую ситуацию, в которой оказались люди в Либерии, Анголе и Сьерра-Леоне. Это была очень сложная ситуация. Если вы посмотрите на историю, на эволюцию и на решения, которые мы воплотили в жизнь, то можно сказать, что наша сырьевая продукция все еще единственная, которая отреагировала так, как мы это сделали, глядя на эти зверства, совершавшиеся в Африке и подпитывавшиеся прибылью от алмазов. Так что я думаю, что как отрасль мы можем и должны гордиться своими достижениями.

Тем не менее в настоящее время ведутся дебаты по вопросу о том, как сделать больше, как конкретно решать вопросы в области прав человека и так далее. Мы считаем, что это важно, но для достижения успеха необходимо сбалансированное решения этих вопросов. Мы считаем, что КП не в состоянии взять на себя решение вопросов прав человека в таких масштабах. Мы считаем, что лучше всего практиковать подход снизу вверх, имея в виду, что решения следует искать на низовом уровне, там, где возникают эти вопросы. Мы не считаем, что решения должны придумываться лишь в офисах Нью-Йорка, Антверпена или Мумбаи. Это следует делать в Африке, там, где правительства вступают в партнерства с горнодобывающими сообществами и так далее, там должны быть найдены эти решения.

Очень важно понимать, что сегодня существуют организации, которые имеют дело с правами человека, такие, как ООН и другие, которые обладают опытом и ресурсами и находятся в гораздо лучшем положении в плане нахождения решений. Так что следует осуществлять подход снизу вверх, а не подход сверху вниз. Вот в чем в действительности состоит наше предложение.

Но это, судя по всему, длинный путь...

Я согласен. Но это зависит от того, как вы видите время. Если вы посмотрите на другие сырьевые товары и то, чего они до сих пор достигли, и на то, чего достигли мы, то, как я полагаю, это всегда будет слишком долго, когда вы имеете дело с проблемой прав человека. Давайте не будем забывать также, что сила КП, а для некоторых это его слабость, состоит в огромном числе правительств-членов этой организации, притом, что существуют восточная и западная концепции прав человека... Так что здесь необходим уважительный диалог и понимание различных точек, не упуская из виду того, что мы коллективно пытаемся достичь. Мы знаем, что, например, у Китая и Европы различные приоритеты по вопросу о правах человека. Мы надеемся объединить эти взгляды и применять их на практике на местах. Алмазная промышленность и неправительственные организации являются наблюдателями, но могут сыграть важную роль. Важно, чтобы с помощью таких специализированных органов, как ООН, мы могли находить долгосрочные решения.

По сообщениям СМИ, г-н Карл ван ден Бош, Генеральный консул Бельгии в Мумбаи, во время недавнего визита в Сурат обещал более легкое банковское финансирование и послабление по налогам для малых и средних торговцев алмазами из Сурата в частности и Гуджарата в целом. Не могли бы вы это прокомментировать?

Меня там не было, поэтому я не могу комментировать то, что сказал наш дипломат. Я считаю, что генеральный консул в Мумбаи, вероятно, имел в виду, что в Бельгии существует налоговая структура, которой в настоящее время занимаются, и что она, возможно, станет более конкурентной и заинтересует новых индийских участников рынка в плане прихода в Антверпен. Я думаю, что это нужно рассматривать в таком контексте. Что же касается предоставления конкретных преимуществ конкретным группам – это не входит в нашу повестку дня.

Эта история нашла отклик в Люксембурге...

Да, мне об этом рассказывали.

Как вы думаете, есть ли возможность появления нового алмазного центра в Европе, если подобные налоговые льготы и более легкие условия банковского финансирования будут предложены с тем, чтобы привлечь диамантеров?

Ну, более легкие условия финансирования и налогообложения только одна часть головоломки, которая называется «инфраструктурой». Если вы хотите создать сильный торговый центр, вам придется построить очень прочную и огромную инфраструктуру. Новейшим центром, который появился в последние 15 лет, стал Дубай. Так что, если у кого-то есть желание получить счет, который оплатил Дубай... Я не думаю, что Люксембург готов сегодня заплатить по такому счету… Чтобы построить инфраструктуру мирового класса, как у нас в Антверпене, требуется много, много лет и много усилий и приверженности. Конечно, приятно слышать, что другие стороны в Европе готовы пригласить к себе алмазных трейдеров. Как мы всегда говорили, алмазный бизнес не является игрой, где выигрывает кто-то один. Мы приветствуем любую новую инициативу, любой новый торговый центр, который будет способствовать укреплению бизнеса.

Похоже, что в последние годы темпы роста цен на бриллианты отстают от темпов роста цен на другие предметы роскоши. На ваш взгляд, что должно быть сделано, чтобы цены на бриллианты сравнялись с ценами на другие предметы роскоши?

Это вопрос, который звучит в каждом интервью. И вы, вероятно, получите тот же ответ, который вы получили бы от моих коллег во всем мире. Есть две проблемы. Да, произошла расстыковка между ценами на алмазное сырье и ценами на бриллианты, поскольку динамика спроса и предложения у них совершенно разная. Она не должна быть разной, но она разная, потому что количество игроков и финансовые силы, действующие на обоих рынках, различны. Это первое соображение.

Второе соображение состоит в том, что у нас нет видового маркетинга, какой у нас некогда был, когда De Beers «щедро предлагала» его алмазной промышленности в объеме примерно 200 миллионов долларов в год. В своих интересах, конечно… Как вы знаете, наиболее успешная кампания из всех, когда-либо состоявшихся по продвижению какого-либо продукта, была проведена компанией  De Beers. Мы все еще пользуемся ее плодами.

Да, это большая брешь в уравнении спроса. Ощущается нехватка видового маркетинга. Появились такие инициативы, как «Всемирная алмазная марка» (The World Diamond MarkTM), и другие, которые пытаются решить эту проблему. Конечно, мы это приветствуем. Будем надеяться, что они будут успешными.

Но я думаю, что данная отрасль должна объединить все свои силы с тем, чтобы найти возможность для финансирования видового маркетинга тем или иным способом. Весьма печально для всех, что это еще не материализовалось. Мы не потеряли надежду, и я думаю, что в будущем могут появиться новые инициативы, но это, безусловно, часть вопроса.

Другая, еще более важная часть вопроса заключается, как заметил один обозреватель, в  «стеклянном потолке», которым отрасль сама себя обременила в форме прайс-листа Рапапорта.

Как его убрать из уравнения – действительно очень сложный вопрос. Это еще и потому, что, как я считаю, нам не хватает независимых, надежных и объективных данных. Я надеюсь, что это скоро изменится. Нам необходимо привлекать в отрасль новые финансовые модели, а без соответствующих данных вы этого не сделаете. И это то, над чем мы должны работать, и мы над этим работаем.

Каково общее состояние алмазного рынка в Антверпене в начале этого года и, если можно, ваш прогноз на оставшуюся часть 2014 года?

Я думаю, что первый раз, когда я дал интервью в качестве президента AWDC, это было интервью агентству Rough&Polished. Не знаю, помните ли вы, но я тогда сказал «наблюдать за тем, что будет происходить». Если посмотреть на цифры, то в Антверпен поступает больше алмазного сырья, чем даже раньше. По большому счету, мы по-прежнему крупнейшая торговая платформа для сырых алмазов. Нам удалось укрепить ее еще больше. Что касается бриллиантов, то появились новые инициативы и клиенты снова возвращаются в Антверпен благодаря устраиваемым биржей ярмаркам. И мы будем продолжать это поддерживать.

Да, в Антверпене на данный момент настроение хорошее. А алмазный рынок, как вы знаете, иногда, к сожалению, выглядит слишком «краткосрочным» с точки зрения тех, кто за ним наблюдает.

Выставка в Гонконге дала положительные результаты. Люди там продавали, и, надеюсь, ликвидность улучшится. Одной из самых больших проблем для отрасли является, конечно же, доступ к финансированию. Мы должны добиться того, чтобы наши нынешние банкиры в будущем расценивали нас лучше, с точки зрения рисков. И мы должны упорно над этим работать. Я считаю, что мы добились прогресса в Антверпене. И это действительно наша миссия, осуществление которой продолжается.

Цены на алмазное сырье сильные, цены на бриллианты тоже усиливаются, но не для всех категорий. Как будет вести себя потребительский рынок в течение ближайших шести месяцев? Америка выглядит многообещающе. Европу хотелось бы назвать многообещающей, но мы по-прежнему медленно выходим из кризиса. Судя по результату гонконгской ярмарки, Китай, Восточная Азия и Индия движутся хорошо, лучше, чем в конце прошлого года. Так что картина более или менее оптимистичная.

Геополитическое положение в мире проблемное, и это, конечно, не в наших руках. Оно может оказать влияние на финансовые рынки и поведение потребителей. Мы можем только надеяться, что диалог и уважение друг к другу возобладают и эти кризисы рано или поздно будут урегулированы.

Владимир Малахов, Rough&Polished, Москва