Танзания нацелена на алмазный рынок Дубая

Танзания заинтересована в сбыте своих алмазов через Дубайскую алмазную биржу (Dubai Diamond Exchange, DDE), согласно сообщениям местных СМИ, ссылающихся на правительственного министра.

Сегодня

В Норильске открылся IV Молодежный форум коренных народов

В Молодежном центре Норильска состоялось торжественное открытие IV Молодежного форума коренных малочисленных народов севера Красноярского края, сообщает издание «Таймырский телеграф». Участие в крупномасштабном мероприятии принимают 50 делегатов от северных...

Сегодня

В первом полугодии продажи алмазов компанией Debswana выросли на 54%

В первой половине 2022 года Debswana, совместное предприятие De Beers и правительства Ботсваны с равным участием 50/50, продало необработанных алмазов на сумму 2,6 млрд долларов США, что на 54% больше по сравнению с 1,7 млрд долларов годом ранее...

Сегодня

Сила доллара и негативные настроения привели к падению золота на 3,5% в июле

В отчете Всемирного совета по золоту (World Gold Council) за июль говорится, что в течение этого месяца доллар был сильным, а инвестиции в золото слабыми. В июле цена на золото упала на 3,5%, в результате чего она снизилась на 2,9% в...

Сегодня

Отчет WGC: Саморегулируемая организация по золоту в Индии

Индийское отделение Всемирного совета по золоту (World Gold Council-India) объявило о создании в Индии Саморегулируемой организации (Self-Regulatory Organization, SRO) по золоту со своим новым отчетом - SRO для индийской отрасли, занимающейся...

05 августа 2022

Мы видим растущую заинтересованность потребителей, участников и отрасли в ответственных цепочках поставок – Фиона Соломон, RJC

03 февраля 2014

Фиона Соломон (Fiona Solomon), директор по разработке стандартов в Совете по ответственной ювелирной практике (Responsible Jewellery Council, RJC), побеседовала с редактором Американского бюро Rough&Polished о новом Кодексе отраслевой практики, растущей важности социальной ответственности в ювелирной цепочке поставок и о больших планах RJC на 2014 год.

Расскажите о вашей роли в качестве Директора по разработке стандартов в Совете по ответственной ювелирной практике (RJC)?

Моя роль заключается в наблюдении за соблюдением и разработке стандартов для членов Совета по ответственной ювелирной практике. Нашим обязательным стандартом является Кодекс практик (Code of Practices). У нас также есть Стандарт по обеспечению социальной ответственности в цепочках поставок (Chain-of-Custody Standard) – для драгоценных металлов, это добровольный стандарт. В последние несколько лет мы сосредоточились на рецензии Кодекса практик. Новая версия вышла в ноябре 2013 года. Другой частью моей работы является отслеживание выполнения стандарта посредством проведения тренингов, оказания поддержки нашим членам, доведения информации до индустрии и  участвующих сторон. 

В ноябре 2013 года Совет объявил о выпуске нового Кодекса практик. Что это означает для нашей индустрии?

Я думаю, что это большой шаг вперед. Мы включили в Кодекс некоторые новые вопросы, которые становятся более актуальными с момента выхода нашего первого Кодекса практик в 2009 году.

Некоторые из вопросов, рассмотренных в новой редакции, относятся к запросам о подтверждении происхождения (Provenance Claim). Мы видим растущий, во многом благодаря воздействию законодательства, интерес среди наших членов, потребителей и в целом по отрасли к пониманию того, какие практики применяются в цепочках поставок. Это позволяет делать запросы о происхождении и источниках продукции. Например, источники повторного использования или синтетические. Это делается для того, чтобы помочь давать клиентам информацию, что конкретно им поставляется.

Наблюдается растущая тенденция проверок конфликтных минералов, в особенности золота. Мы видим развитие обоих видов программ, охватывающих всю отрасль: аудит переработчиков и меры, принимаемые на уровне компаний, таких как Signet Jewelers, которые стараются проследить свои цепочки поставок до самого конца и иметь уверенность об источниках поставок для своих клиентов. Аудиты становятся все более важными в контексте бизнес-для-бизнеса (B2B). Наши новые положения помогают обеспечить общий подход к данному вопросу.

Что именно представляет собой запрос о подтверждении происхождения? Можете ли вы дать несколько примеров?

Конечно. Запрос о подтверждении происхождения может относиться к готовым ювелирным изделиям, материалам, используемым в их производстве, источникам происхождения, а также практикам, применяемым в цепочках поставок ювелирной продукции. Запрос о подтверждении происхождения может быть сделан как на уровне компаний, так и на уровне потребителей. Для примера, требование подтвердить, что данные бриллианты происходят из Канады или что в бриллиантовой посылке нет синтетических камней; что золото является бесконфликтным или что такой-то браслет произведен на фабрике, сертифицированной RJC. Даже что покупка данного кольца вносит вклад в проекты развития сообщества, помогает шахте его происхождения или производству, где его изготовили – это тоже пример запроса о подтверждении происхождения.

Это в особенности важно клиентам, которые полагаются на такие запросы для целей регулирования, например в рамках секции 1502 о конфликтных минералах закона Додда Франка или вопросов в сфере синтетических бриллиантов.

Насколько я могу судить, договорные условия все больше становятся частью закупочных отношений - чтобы обеспечить и возложить ответственность по соблюдению условий поставок. Например, чтобы в отправку природных бриллиантов не попадут бриллианты синтетического происхождения.

Каковы самые значительные изменения в новом Кодексе практик?

Помимо запроса о подтверждении происхождения, другой широкий пласт изменений относится к правам человека. Мы уже увидели осложнения вокруг Кимберлийского процесса (КП), который не решает проблему защиты прав человека в том виде, в каком он был изначально структурирован.  В 2011 году ООН выпустила важный документ под названием Руководящие принципы ООН по вопросам бизнеса и прав человека, которые относятся к любым типам компаний в каждой стране любого размера.

Мы включили основные аспекты принципов ООН в новую редакцию Кодекса практик и разработали инструменты для наших клиентов, которые помогут им провести проверку и понять, что права человека означают в деловой среде. Сюда относится обращение с сотрудниками, а также, к примеру, как ваша служба безопасности ведет себя с сотрудниками или посетителями розничного магазина, вопросы конфиденциальности, вопросы, затрагивающие размещение заказов в цепочке поставок и др.

Мы разработали инструментарий для проведения проверки соблюдения прав человека, который доступен на нашем вебсайте с вводным обучающим курсом. Мы собираемся создать рабочую группу по правам человека в следующем году, к участию в которой пригласим наших членов для развития диалога между членами о том, как проходит реализация аспектов по правам человека, какие обнаруживаются проблемы. Мы делаем это в сотрудничестве с внешними группами гражданского общества, которые вовлечены в наш Стандартизационный комитет и заинтересованы в проблемах цепочек поставок.

Разработка нового Кодекса практик заняла примерно 18 месяцев. Что, по вашему мнению, было самым сложным в этом процессе?

Мы получили огромное количество данных от широкого круга представителей всех сегментов индустрии. Мы работаем с многосторонним Стандартизационным комитетом, что на мой взгляд является реальной сильной Совета, так как помогает нам увидеть проблему с точки зрения гражданского общества, производства и каждого звена цепочки поставок. В наш комитет выбраны представители горнодобывающих компаний, торговцы бриллиантами, гранильщики и полировщики, переработчики, производители, ритейлеры, отраслевые организации и сфера обслуживания.

Задача состоит в том, чтобы обработать и понять широкий спектр входящей информации, которую мы получили, затем очистить ее и переработать в предложения об изменениях, а после этого достичь по ним консенсуса в рамках Стандартизационного комитета.

Требует ли новый Кодекс, чтобы компании выходили за рамки своих прямых поставщиков, чтобы узнать, где они получили золото и другие материалы?

Кодекс этого не требует. Однако в старой версии кодекса, как и в новой, есть требование продвигать социально ответственные практики среди своих деловых партнеров.

У нас на самом деле есть некоторые новые положения, которые относятся к определенным видам поставок. Например, если вы поставляете напрямую от ремесленных или маломасштабных добытчиков, то вам нужно обратить внимание на связанные с этим риски: вероятность детского труда, принудительного труда, использования ртути, воздействия на окружающую среду.

Существует довольно много отраслевых инициатив, направленных на социально ответственную добычу золота. Можно ли назвать ваш Стандарт по обеспечению социальной ответственности в цепочках поставок (Chain-of-Custody Standard) «золотым стандартом» - лучшим и наиболее надежным способом, который позволяет продемонстрировать, что ваше золото происходит из сертифицированного и социально ответственного источника?

Эти инициативы направлены на разные цели. Существует несколько стандартов, разработанных для ремесленного и маломасштабного сектора горной добычи – это Стандарты по справедливой торговле и добыче золота (Fairtrade and Fairmined Gold Standards). С точки зрения социально ответственной практики и возможности проследить ее соблюдение по всей цепочке поставок – стандарт RJC на данный момент является единственным, где это относится к ювелирным материалам. Есть еще Инициатива по обеспечению ответственности в горной добыче (The Initiative for Responsible Mining Assurance (IRMA), которая собирается разработать свой стандарт. Они занимаются этим уже около 7-8 лет, но документ еще не вышел. Они планируют выпустить  свой стандарт в 2014 году.

Подход нашего Совета к различным инициативам заключается в сотрудничестве с ними и согласовании, где это возможно.

Какова позиция Совета в отношении синтетических алмазов?

У нас всегда было требование по раскрытию информации о синтетике. Для синтетических бриллиантов можно создать модель работы, аналогичную модели с конфликтным золотом. Компании будут рассматривать способы удостоверения со стороны своих поставщиков, что синтетика не попадет в отправку бриллиантов, потому что это создает риск для всех в цепочке поставок. Мы создаем инструменты для этого и будем смотреть, как это реализовать в 2014 году.

Можете ли вы обозначить, когда будет назначен новый генеральный директор после ухода Майкла Рае в конце 2013 года?

Правление Совета работает над этим вопросом.

Какие у Совета планы на 2014 год?

Мы очень сосредоточены на развертывании нового Кодекса практик. Он содержит новые части и проблемы, которые мы хотим донести до наших членов и участвующих сторон. Мы хотим больше дебатов и диалога между участниками и за пределами Совета вокруг ключевых проблем. Поэтому в 2014 году мы будем активизировать наши тренинги и программу вебинаров.

В 2014 году мы всерьез сфокусируемся на Индии. Мы начинаем рабочую группу в этой стране, чтобы наблюдать за выходом и реализацией Кодекса практик, общими вопросами индустрии в Индии, а также заниматься проблемой синтетических бриллиантов и как мы можем сотрудничать в этой сфере.

На сегодняшний день мы сертифицировали более 300 компаний и имеем 460 членов, количество которых продолжает увеличиваться. Конечно, мы заинтересованы в росте нашего членства, хотим продолжать улучшать наши связи и коммуникацию о пользе Совета и позитивном влиянии сертификации для наших членов.

Также в 2014 году мы будем работать с тремя конкретными элементами цепочки поставок. Нас интересует горная добыча в Латинской Америке и несколько исследований, посвященных используемым там новым методам, которые участвуют в инициативе ответственных поставок. Первый из них называется Янакихуа (Yanaquihua) – часть проекта Солидаридад (Solidaridad) в Перу. Другой проект – Еврокантера (Eurocantera) в Гондурасе, который является одним их поставщиков Cartier.

Второе интересующее нас направление в плане мониторинга и оценки воздействий – снова Индия и ее гранильный и полировочный секторы.

Третье направление – это малые и средние предприятия. Как вы знаете, большая часть ювелирной цепочки поставок исторически состоит из огромного количества звеньев, будь то семейный розничный бизнес или специализированные мастерские. Мы заинтересованы в понимании между нашими членами опыта таких предприятий в применении стандартов, а также потенциальных барьеров в участии из-за масштаба.

Это три основных направления нашей работы в 2014 году. К середине года мы подготовим полугодовой отчет, чтобы собрать вместе наши данные, проанализировать и исследовать практические случаи в течение следующих шести месяцев.

Ольга Пацева, шеф-редактор Американского бюро Rough&Polished