BlueRock Diamonds выручила 180 тысяч долларов за три дорогих алмаза

Компания BlueRock Diamonds, зарегистрированная на лондонском Рынке альтернативных инвестиций (Alternative Investment Market, AIM), продала три алмаза ювелирного качества, добытых на ее руднике Кареевлей (Kareevlei) в районе Кимберли в...

03 декабря 2021

Anglo American пригрозила уволить невакцинированных работников

По сообщениям СМИ, Anglo American, которой принадлежит 85% акций De Beers, якобы планирует увольнять рабочих, не желающих вакцинироваться от COVID-19.

03 декабря 2021

Розничная выручка Гонконга от ювелирных изделий и часов в октябре выросла на 23%

Согласно данным Департамента переписи населения и статистики Гонконга (Hong Kong municipality Census and Statistics Department), выручка от розничной торговли ювелирными изделиями, часами и другими ценными подарками увеличилась на 23% г/г...

03 декабря 2021

IDI запускает кампанию «Рок-н-ролл», чтобы стимулировать продажи бриллиантов в Израиле

Первого декабря Израильский институт алмазов (Israel Diamond Institute, IDI) запустил кампанию, предлагающую скидки до 200 долларов США покупателям израильских бриллиантов у квалифицированных продавцов. Кампания под названием «Рок-н-ролл» («Rock...

03 декабря 2021

Саммит по торговле драгоценными камнями и бриллиантами в Макао запланирован на 10 декабря

Международный саммит по торговле драгоценными камнями и бриллиантами, запланированный на 10 декабря в Макао, является первой отраслевой глобальной конференцией по драгоценным камням и бриллиантам, организованной совместно Шанхайской алмазной биржей и...

03 декабря 2021

Anjin борется с высокими затратами при добыче на конгломератах Маранге

02 декабря 2013

Компания Anjin Investments, совместное предприятие между китайской компанией и Zimbabwe Mining Development Company (ZMDC), заявила, что она пытается бороться с  высокими затратами, связанными с горной добычей на конгломератных россыпных месторождениях в районе Маранге (Marange).

Гертруда Такавира (Gertrude Takawira), заместитель генерального директора компании, сообщила Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa), шеф-редактору Африканского бюро Rough&Polished, в кулуарах конференции Mining Indaba, состоявшейся в Зимбабве в конце прошлого месяца, что, хотя Anjin имеет самую крупную концессию на горную добычу, наличие конгломератного россыпного месторождения на их участке дало небольшие преимущества конкурентам компании в этом регионе, так как у них имеются крупные аллювиальные месторождения, которые разрабатывать дешевле. 

Она отвергла заявления о том, что компания не перечисляла свой доход в министерство финансов страны и что ее операции проводились тайно.

Anjin приветствовала снятие санкций, наложенных на ZMDC Европейским союзом, заявив, что прежде всего их и не должно было быть.

Компания также призвала огранщиков алмазов в Зимбабве создавать совместные предприятия для того, чтобы стать сильнее и приобрести способность конкурировать с мировыми гигантами, такими как Tiffany.

В своем выступлении на конференции Mining Indaba в Зимбабве вы отметили, что важно создать региональный центр торговли алмазами и бриллиантами. Почему вы так считаете?

В основном потому, что Африка, особенно такие южноафриканские страны, как Зимбабве, являются новыми участниками, и по объективным причинам им трудно быстро попасть на рынок: глобальная конкуренция, вопросы признания, репутации - нам нужно войти на рынок в качестве крупного игрока, а не в виде отдельных стран.

Какие страны вы рассматриваете, принимая во внимание, что такие страны как Ботсвана, Намибия и ЮАР торгуют своими алмазами через De Beers, и скоро это будет происходить в Габороне?

Когда мы говорим о региональной интеграции, в частности о Сообществе развития юга Африки (SADC), мы не отбрасываем политический аспект; некоторые из участников алмазной отрасли не обязательно являются политическими игроками, и это, очевидно, оказывает свое влияние в плане политики правительства, в плане решения создать торговый центр. Я не вижу, почему, например, Демократическая Республика Конго, которая тоже является крупным игроком, выходящим на рынок, не может вступить в партнерские отношения по зимбабвийским алмазам и организовать торговый центр, который будет расположен, возможно, в Зимбабве или ДРК. Даже что касается самой компании De Beers – я не вижу причин, почему мы не можем работать вместе по некоторым вопросам.

Итак, это план, который переживает период созревания, или вы уже предложили свою идею некоторым странам региона?

Это просто мечта (пока).

Недавно, Европейский союз снял санкции с ZMDC, с которой у вас партнерские отношения по добыче алмазов в Маранге. Каковы ваши комментарии по этому вопросу?

Мы считаем, что некоторые санкции – просто пустая трата времени. Возможно, просто для того, чтобы политики считали, что они что-то делают, но что касается алмазов, то это - Божий дар. Этот дар для того, чтобы спасти мир, для того, чтобы спасти, например, народ Маранге, а отказ ему в доступе на международный рынок – это просто торможение развития… Поэтому я считаю, что этот шаг правильный, но сказать, что это необходимый шаг нельзя. Лично я как зимбабвийка, как человек считаю, что (санкции) не были нужны.

Даже хотя ЕС снял санкции с корпорации ZMDC, Соединенные Штаты, как я понимаю,  еще не сняли санкций, ввиду чего организацией OFAC были заморожены некоторые поступления от продажи алмазов. Повлияет ли это на вашу деятельность?

Для нас это продолжает оставаться причиной для беспокойства, но я считаю, что поскольку американцы хотят заставить мир поверить, что они демократичны, что они являются хорошим «Большим братом», то им необходимо сейчас пересмотреть некоторые из своих принципов в отношении санкций. Некоторые аспекты их политики действительно индивидуалистичны; их политика не является политикой хорошего «Большого брата». Поэтому я думаю, да, это отрицательно скажется на нас в течение какого-то времени, но я верю, что правда восторжествует и свет победит тьму.

Некоторые критики из Бельгии, которые активно выступали за отмену санкций, считают, что это было вызвано причинами, в большей степени связанными с  бизнесом, чем с политикой, так как Антверпен теряет бизнес в Китае, ОАЭ и Индии. К вам уже обратились из Антверпена?

Ну, мне не известно, в настоящее время мы ведем торговлю, и я уверена, что этим же заняты и некоторые из тех, у кого есть офисы в Бельгии, но, честно говоря, это вопрос времени, мы очень хотим увидеть появление многих участников и надеемся, что это окажет положительное влияние на ценообразование.

Расскажите мне об этой торговле, сколько каратов выставлены на продажу и какой аппетит у покупателей на ваши алмазы?

Аппетит довольно хороший, но, как Вы понимаете, какие-то вещи носят чрезвычайно конфиденциальный характер, и в настоящее время мы их не раскрываем. Но у нас есть хорошие игроки, крупные, и надеюсь, продажа для них пройдет хорошо.

Много говорилось о добыче алмазов  на месторождении Маранге, в частности, о вашей компании Anjin, и в большинстве случаев мы мало слышали что-то от вас. Что вы говорите вашим критикам, которые заявляют, что вы не направляли поступления от алмазов в министерство финансов, и что ваши операции проводятся нелегально?

Я думаю, что, поскольку мы находились под санкциями как политически, так и экономически, некоторые из тех людей, которые так говорили, выступали за санкции, а вот настоящие и правдивые люди скажут, что Anjin сделала много, с точки зрения  развития инфраструктуры. Если посмотреть на переезд, по поводу которого все любят поднимать шум, то кто построил больницу? Кто построил две школы? Кто построил квартиры для 470 семей? Хараре самостоятельно не может обеспечить питьевую воду, но у жителей сел в районе ARDA Transau есть водопровод. Я на днях пошутила, что даже их скот пьет воду из водопровода. Мы провели много работы, но, к сожалению, мы делали это на негативном фоне, и людям было трудно оценить ту хорошую работу, которая была сделана. Остается большое поле для развития, для совершенствования отношений даже ввиду того простого факта, что есть китайские и зимбабвийские [партнеры]. Существуют различия культур, которые необходимо сглаживать, но нет ничего необычного для таких видов совместных предприятий.

Давайте поговорим об объеме производства. Я так понимаю, что вы являетесь крупнейшим производителем алмазов на месторождении Маранге, не так ли?

У нас крупнейшая концессия для горной добычи с точки зрения территории, но у нас много добычи ведется на конгломератах, поэтому наши затраты на производство, естественно, выше, чем на аллювиальных месторождениях. Некоторые из наших конкурентов на этом участке имеют крупные аллювиальные месторождения, и, конечно, они имеют выигрыш уже просто из-за того, что у них стоимость производства ниже. У нас стоимость производства высокая; мы также сделали много вложений, как я уже сказала, в другие социальные проекты. Поэтому, я думаю, что, с точки зрения производительности, такие высокие затраты сказались на нашем положении…

Сколько каратов алмазов произвели вы в прошлом году, и каковы ваши прогнозы в отношении объема производства на этот год?

Вы ставите меня в затруднительное положение, у меня нет с собой показателей прошлого года, а что касается объема производства в этом году, мы все еще над этим работаем, это действительно связано с трудностями, через которые нам предстоит пройти, особенно в связи с тем, что, когда мы пройдем через эти трудности, думается, мы будем в большей мере заниматься аллювиальными алмазами, и поэтому нам нужно провести много технических исследований в рамках геологоразведки некоторых участков, которые у нас еще остались, и, конечно, провести планирование горной добычи.

Скажите мне о качестве алмазов, которые вы добываете в районе Маранге, там больше алмазов ювелирного качества или технических?

У нас есть алмазы и технического, и ювелирного качества, мы все еще определяем, чего больше, но я думаю, у нас больше технических алмазов.

Зимбабвийское правительство требует от таких алмазодобывающих компаний, как Anjin, предоставлять 10 процентов своего годового объема производства местным компаниям по огранке алмазов. Вы в состоянии это сделать?

Да, это уже делается, но, конечно, это зависит от спроса и предложения. На спрос влияет способность наших производителей бриллиантов принять наши алмазы и провести обработку; поэтому я говорила о глобальной конкуренции в плане того, чтобы войти в качестве более крупных игроков, а не мелких, некрупных производителей бриллиантов, пытающихся конкурировать с Tiffany. Поэтому необходимо, по меньшей мере, иметь единый подход к вопросам производства и маркетинга бриллиантов. Очевидно, что это окажет влияние на спрос на алмазное сырье для местных производителей бриллиантов.

На будущее, каковы ваши прогнозы в отношении алмазной отрасли в Зимбабве вообще и перспектив компании Anjin, в частности?

Я думаю, что в настоящее время, когда в правительстве представители одной партии ЗАНУ ПФ и единое видение перспективы, это положительно влияет на наше развитие, и мы с надеждой смотрим вперед на ближайшие 5 лет.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished