Gem Auctions DMCC завершила крупнейшую дебютную продажу алмазов в истории отрасли

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), на этой неделе провела свой первый в истории аукцион алмазов в Дубае. Компания продала 120 000 каратов алмазов на сумму...

26 ноября 2021

Полномасштабные работы по добыче полезных ископаемых на проекте Луаше «ожидаются в ближайшее время» - Alrosa Angola

По словам АЛРОСА, полномасштабные работы по добыче алмазов на алмазном проекте Луаше в провинции Южная Лунда «ожидаются в ближайшее время». Генеральный директор компании в Анголе Александр Горлов сообщил на алмазной конференции в Сауримо, что компания...

26 ноября 2021

Lucara Diamond пересматривает прогноз выручки, продаж и производства на 2022 год в сторону увеличения

Компания Lucara Diamond, владеющая рудником Карове (Karowe) в Ботсване, изменила прогноз по выручке от продажи алмазов на полный 2022 год со 185 млн долларов США до 215 млн долларов США.

26 ноября 2021

Rio Tinto начинает работать с общественностью и экологами по вопросу о совместном алмазном предприятия на концессии Чири в Анголе

По словам высокопоставленного представителя Rio Tinto, подразделение компании Rio Tinto Angola приступило к работе с общественностью и экологами по вопросу об алмазной концессии Чири (Chiri) в провинции Северная Лунда. Диверсифицированная горнодобывающая...

26 ноября 2021

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи, которая станет второй на африканском континенте, сказал высокопоставленный правительственный чиновник.

25 ноября 2021

Компания Pangolin намерена привлечь крупного алмазодобытчика, если кимберлиты в Ботсване окажутся экономически значимыми

05 августа 2013

Pangolin Diamonds, которая недавно обнаружила два кимберлита на полностью принадлежащем ей проекте Тсабонг Норт (Tsabong North) в Ботсване, заявила, что вступит в партнерство с крупным алмазодобытчиком, если кимберлиты окажутся экономически выгодными.

Председатель компании Леон Дэниелс (Leon Daniels) сообщил шеф-редактору Африканского бюро Rough&Polished Мэтью Няунгуа прошлом месяце в ходе Конференции по ресурсам в Ботсване, что первый кимберлит, обнаруженный в мае прошлого года, превышает 20 гектаров по своему размеру.

Данное интервью состоялось за неделю до того, как Pangolin объявила об открытии своего второго кимберлита на проекте Тсабонг Норт.

Дэниелс рассказал о том, что будут пробурены две дополнительные скважины, пересекающие по крайней мере 100 метров кимберлитовых пород на кимберлите Magi-01, чтобы найти кимберлитовые минералы-индикаторы и извлечь микроалмазы.

Он также сказал, что слишком рано делать вывод о том, что кимберлит площадью 20 гектаров является крупной находкой в ​​Ботсване.

В мае прошлого года вы сообщили об обнаружении вашего первого кимберлита в Ботсване. Можете ли вы рассказать об этом подробнее?

Да, это произошло на территории нашего проекта Тсабонг Норт, и кимберлит назван Magi-01 - это аэромагнитная аномалия, которую мы пробурили. У нас есть ряд кластерных зон аэромагнитных аномалий, и это первая аномалия, которую мы пробурили в данном кластере.

Мы прошли этот кимберлит на 33,5 метра вниз. Это кратерная разновидность кимберлита осадочного типа ... и мы считаем, что его размеры превышают 20 гектаров. В настоящее время мы продолжаем нашу программу бурения других аномалий в этом районе.

Как только мы закончим там бурение, мы вернемся к этому кимберлиту, чтобы пробурить по крайней мере еще две скважины минимум на 100 метров, и отправим образцы керна в лабораторию, чтобы изучить их ... на предмет возможного содержания микроалмазов.

Каков ваш прогноз для этого участка проекта?

Мы считаем, что этот участок проекта по геологии и тектонике очень похож на район Орапа (Orapa), где найдены более 80 кимберлитов, но эта область имеет достаточно много перспективных кимберлитов, которые являются экономически значимыми.

Так что в этой области мы, вероятно, найдем не менее 20 кимберлитов, и в этих условиях нам нужно, чтобы из них 5 процентов были коммерчески перспективными, что в процентном отношении значительно ниже, чем то, что мы видим в районе Орапа. Так или иначе, мы считаем, что перспективы очень хорошие.

Когда вы начнете разработку проекта после обнаружения этого вашего первого кимберлита?

Я не знаю, начнем ли мы сами добычу в этом районе, поскольку понимаем, что, как правило, кимберлиты размером более 20 гектаров для компании-юниора слишком большое яблоко, чтобы пытаться его надкусить. Так что на этот участок мы, вероятно, пригласим крупного партнера, чтобы он пришел и помог нам в оценке и разработке проекта. Но, конечно, если мы найдем нечто меньшее, что составляет от 5 до 10 гектаров, то мы, конечно, рассмотрим вопрос о разработке собственными силами. У нас есть управленческая команда, которая имеет опыт, прошлый опыт, чтобы сделать это.

Вы получили какое-либо предложение от потенциальных партнеров?

Нет, потому что мы еще никому не сообщали, что ждем предложений. Мы считаем, что еще слишком рано это делать. Мы хотели бы сделать больше открытий, чтобы начать этот процесс ... и если лабораторные образцы покажут нам, что эти кимберлиты экономически перспективны, вот тогда, может быть, мы свяжемся с некоторыми из крупных алмазодобытчиков и узнаем, есть у них интерес или нет.

Помимо проекта Тсабонг Норт, есть ли у вас другие проекты, над которыми вы работаете в Ботсване?

Да, есть. У нас есть район к югу от рудника Жваненг (Jwaneng), где мы получаем хорошие обнадеживающие результаты. Мы [являемся собственниками проектов Малатсвае (Malatswae) и Ммадинаре (Mmadinare)]. Они все для нас очень важны. Мы даем высокую оценку всем этим районам с точки зрения потенциала, и мы, конечно, активно работаем в этих областях.

Вы работаете в других африканских странах, кроме Ботсваны?

Нет, нет, нет! Я в течение 33 лет занимаюсь разведкой алмазов в этой стране, и мы на 100 процентов нацелены на Ботсвану.

Почему на Ботсвану?

Потому что здесь наилучшее сочетание правовых, налоговых и геологических аспектов. Правительство очень поддерживает горнодобывающую промышленность. Это высоко ценится во всем мире, и я провел бо́льшую часть моей взрослой жизни здесь. Я прожил здесь больше, чем за пределами Ботсваны, так что для меня это дом. Зачем мне идти куда-то еще?

Вы действительно любите эту страну?

(Смеется) Да, у нее большой потенциал, но, знаете, помимо этого, для меня это еще и дом.

У вас были планы обследовать ранее выявленные кимберлитовые участки в вашей зоне проекта. Можете ли вы кратко рассказать об этом?

Вы знаете, большие районы Ботсваны изучены, за исключением района Тсабонг Норт, который ранее никем не исследовался. Если говорить вообще о перспективных районах Ботсваны, то в этом районе вы и в самом деле, по крайней мере, второй или третий исследователь. Так что у нас есть области, которые кем-то изучались, но у нас другая интерпретация результатов, которые мы получили в этом районе, а те, что исследовали его раньше, возможно, не поняли его потенциала. Мы же полагаем, что он есть, и поэтому считаем, что достигнутые успехи нужно развивать и двигаться дальше.

По большому счету, каково будущее алмазодобычи в Ботсване?

Проблема в том, что здесь уже довольно долго не открывали новых месторождений. Компания Petra Diamonds два года назад обнаружила кимберлит, по поводу которого она была настроена довольно позитивно. Я не знаю, насколько он велик, но думаю, что это гораздо больше, чем шесть гектаров. Дело в том, что нет реальных больших вкладов в резервы страны на будущее, и проблема в том, что с каждым днем крупные шахты Ботсваны разрабатываются все больше и больше, а ресурсов становится все меньше и меньше без каких-либо новых пополнений. Мы сосредоточились на двадцати с лишним гектарах кимберлита, потому что хотели бы внести свой вклад в увеличение ресурса страны на будущее, а так как мы считаем, что достигнем успеха, смотрим на будущее алмазодобычи в стране с оптимизмом.

Итак, мы можем с уверенностью заключить, что этот кимберлит площадью 20 гектаров, о котором вы говорите, может стать крупной находкой в ​​Ботсване?

Нет, это говорить слишком рано. Нам еще предстоит выполнить много работы, прежде чем мы сможем это сказать.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished