Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

Вчера

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

Вчера

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

Вчера

Tharisa готова выполнить план по производству МПГ

Компания Tharisa с двойным листингом, имеющая предприятия в Южной Африке, намерена выполнить свой годовой план по производству металлов платиновой группы (МПГ) благодаря устойчивым производственным показателям, способствующим сильной ценовой...

Вчера

Endiama увеличит ежемесячную добычу алмазов на проекте Лунинга

Согласно сообщениям СМИ, проект Лунинга (Lunhinga), принадлежащий ангольской государственной алмазной компании Endiama, должен увеличить ежемесячную добычу алмазов с нынешних 10 000 каратов до 20 000 каратов.

15 апреля 2021

Помочь России вернуть право быть участником мирового рынка редкоземельных металлов

21 марта 2013

Заслуженный металлург России Игорь Тихов, более 11 лет руководивший ведущим российским производителем драгоценных металлов ОАО «Красцветмет», подводит итоги своей работы на предприятии в преддверии его 70-летнего юбилея, дает оценку действий нового менеджмента и рассказывает о своих новых проектах.

Игорь Владимирович, согласно сайту «Красцветмета» - вы председатель Совета директоров компании.

Действительно номинально я являюсь председателем Совета директоров ОАО «Красцветмет» и буду им являться до следующего заседания. Однако по моей просьбе с 1 сентября 2012 года были прекращены полномочий в связи с переездом в Москву. И в связи с тем, что я сосредоточился на других проектах, важнейший из которых - проект редкоземельных металлов.

Что это за проект? Расскажите о нем, пожалуйста, подробнее.

Мне было предложено заняться проектом развития редкоземельного производства в России на базе предприятий Соликамского магниевого завода и Ловозерского ГОК (Мурманская область). Консолидация на базе Соликамского магниевого завода. Нафта Москва – один из собственников.

Структура базируется на СМЗ – это старейшее предприятие редкометальной отрасли, которое выпускает магний с 30-х годов прошлого столетия. Ему, кстати, 14 марта 77 лет исполнилось. В 70-х годах там было запущено производство редких и редкоземельных металлов из лопаритового концентрата из Ловозерского ГОКа. Таким образом, диверсификация идет по направлениям бизнеса: магний и редкоземельные металлы. Сегодня речь идет о развитии редкометального и редкоземельного производства, которое включает в себя ниобий и тантал, титан, и концентрат редкоземельных металлов.

Сегодня это единственный блок предприятий, который является альтернативным Китаю поставщиком на мировой рынок  редкоземельных металлов. Без редкоземельных металлов современные технологии невозможны. Основным потребителем редкоземельных металлов являются такие страны как: Япония, Франция, Германия, Австрия.

В каких отраслях применяются эти металлы?

Производство катализаторов для нефтехимии, производство синтетических каучуков, производство специальных смесей полировальных и обрабатывающих для стекольной промышленности, прежде всего высокоточной оптики, и крайне важно, что это еще и применение в области магнитов. А магниты сейчас фактически во всех сферах жизнедеятельности. В первую очередь в энергетике, в том числе восстанавливаемой: «ветряки», турбины, роторы. Лантан – это катализаторы, церий – это полировальные смеси, празеодим, неодим – магниты. В каждом современном телефоне и смартфоне используются какие-то из этих металлов. Тяжелая группа – это микросхемы, электроника, ядерная промышленность, атомные станции. Эрбий, тербий, иттрий.

К сожалению, сложилось так, что в России эти металлы не разделяли. То есть разделение исторически осталось за пределами нашей страны – в Казахстане и Эстонии.

Каковы ваши задачи?

Первое: появление бренда  Соликамского магниевого завода на мировом рынке  как производителя уже готовой продукции, а не просто концентратов, то есть разделенных соединений оксидов редких земель. Помочь России вернуть право быть участником мирового рынка редкоземельных металлов. Второе: создать разделительное производство в России. Это должно быть производство более продвинутое, чем то, что есть в Эстонии и Казахстане. То есть мы будем создавать технологию, которая будет разделять металлы всех групп: легкой, средней и тяжелой. Третье: укрепить ресурсную базу за счет ввода в эксплуатацию новых месторождений редких земель, содержащих все группы металлов.

Мы уже партнерствуем с гигантами отрасли, глобальными потребителями такого рода металлов, это Solvay (Бельгия) и BASF (США). Важно, что эти компании готовы поделиться с нами своими технологиями. Планируем также начать работу с японскими компаниями. Наше позиционирование на мировом рынке: надежный, стабильный, предсказуемый поставщик разделенных редкоземельных металлов. 

Значит, все за границу?

Ни в коем случае. Мы сейчас готовимся участвовать в Программе «Развитие российской промышленности на период до 2020 года». Раздел 15, посвященный развитию редкоземельного производства. Мы, конечно, будем одними из главных участников этой программы, потому что мы единственные, обладающие реальными активами в России, которые работают, производят готовую продукцию, и все это делают успешно.

Мы видим себя в программе и по производству магнитов для российских заводов, и катализаторов, и продукции для Росатома. 

Игорь Владимирович, ваша позиция в этом процессе?

Руководитель проекта по развитию. Сейчас я занимаюсь этим проектом. Срочно нужно его на ноги поставить, срочно запустить. Не исключены в перспективе и другие проекты.

Другие проекты?

Я консультирую своих коллег в бизнесе драгоценных металлов, горной добычи и химикометаллургического обогащения, переработки отходов и вторичных материалов. Мои коллеги – это «Полиметалл», ГК «Металлургия благородных металлов» и другие.

Скажите действительно те технологии по переработке нефтяных и автокатализаторов, о которых заявляет и которые применяет ГК «Металлургия благородных металлов», настолько инновационны?

«МБМ» обладает несколькими технологиями, очень интересными. В чем прелесть «МБМ»? Они привлекают профессиональных консультантов,  глубоких специалистов в отраслях. Используют их знание, умение и опыт. В результате получается эффективная работа. Во-вторых, очень быстро решаются вопросы. Не только за счет собственных специалистов, но и за счет аутсорсинга.

Вот такой подход. Великолепное администрирование. Правильная работа со специалистами отрасли. Гибкость компании. Экономическая эффективность. Все это дает серьезные конкурентные преимущества и результат.

«МБМ» удается сохранять позиции эффективного стартапа. И это приятно. Надеюсь, что не заматереют.

По вашему мнению, как отрасль относится к таким игрокам?

Считаю, что отрасль должна их принять и помочь. В России всегда несколько легкомысленное отношение к небольшим компаниям. Но за ними будущее. Кстати, очень хорошие известия, что если большие компании по прошлому году показали в России рост порядка 2-3 процентов, то стартапы показали рост до нескольких десятков процентов. Базы, конечно, разные, но, тем не менее, показательно.

Я считаю, что очень хорошее будущее у таких предприятий.

Как вы оцениваете кадровый потенциал отрасли?

К сожалению, инженеры уходят. Специалисты уходят. Уровень технического образования, безусловно, упал. Все больше и больше проблем с этим. Причем проблема с инженерами не только в России, во всем мире. Еще пять лет назад ко мне в Швеции обращались наши партнеры помочь найти химиков, аналитиков, горняков, обогатителей. 

Но, как и во все времена, многое зависит от конкретного человека. Если человек способен даже с учетом недостатков обучения самообучаться, хочет работать, хочет развиваться, он всегда достигнет своих целей. Если имеет только пустые амбиции, тогда уйдет в торговлю (улыбается).

Как вы оцениваете научно-исследовательскую работу в отрасли?

К сожалению, тоже проблема.  Этой части фактически нет. Но есть и положительные тенденции. Например, «Красцветмет» большое дело сейчас делает. По одной из их последних инициатив создается Опытно-технологический центр. И это очень своевременно. Я считаю, что это очень хорошая идея. Да это хлопотно, и рассчитано на долгосрочную перспективу. Но проект обязательно даст свои результаты. Я всецело поддерживаю эту идею. То есть Центр может являться и разработчиком новых технологий, и сборщиком лицензий, и обеспечивать их продвижение. А также местом, где будут готовиться специалисты: и исследователи, и производственники. Вот мой реверанс абсолютно искренний в сторону «Красцветмета».

Коль вы затронули «Красцветмет», поделитесь своими  ощущениями после ухода из компании? Хотелось бы еще что-то дать предприятию?

Перед своим уходом я по-честному подготовил стратегию. А предыдущую десятилетнюю реализовал. Сам удивился, когда стал подводить итоги.

11 лет в качестве генерального директора и 11 месяцев в качестве председателя Совета директоров. Интересная цифра получилась. Конечно, подобные вещи оцениваются со стороны. Но я доволен. «Красцветмет» сейчас – это бренд на мировом рынке. Конечно, такого в 2000 году не было, мы во многом зависели от «Норникеля», перерабатывая его концентрат. Сейчас это свободный завод, известный и уважаемый на мировых рынках. В данном случае не приемлю слово «гордиться», но достигнутым доволен.

С каким настроением подходите к 70-летию «Красцветмета»? 

Конечно, я присоединяюсь ко всем поздравлениям, которые звучат в адрес юбиляра. Мне «Красцветмет» не чужой. Поэтому и поздравляю совершенно как своих. Желаю «Красцветмету» долгих лет жизни и крепкого здоровья (улыбается). Считаю, что период позитивных перемен не закончился. Он продолжается. И считаю, что новые подходы нового менеджмента своевременны и разумны. И дай Бог, чтобы мы вместе отпраздновали  и 75-летие, и 80-летие, и столетие. 

Александр Шабуркин, Rough&Polished, Москва