Компания по добыче драгоценных металлов Sibanye Stillwater увеличила базовую прибыль в первом квартале

Компания по добыче драгоценных металлов Sibanye Stillwater сообщила о рекордных финансовых результатах в первом квартале 2021 года: скорректированная прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации составила 19 826 млн рандов (1 325 млн...

Сегодня

Недавний всплеск импорта золота в Китае указывает на высокий спрос во втором квартале

Второй квартал традиционно является сезонно спокойным для спроса на золото в Китае. Доступные данные за апрель показывают, что среднемесячные объемы торгов на Шанхайской золотой бирже - обычно рассматриваемые как частый индикатор спроса на физическое...

Сегодня

Lucara Diamond получила 220 млн долларов на расширение подземки в Карове и пополнение оборотного капитала

Компания Lucara Diamond заручилась одобренными кредитными обязательствами от синдиката из пяти уполномоченных ведущих организаторов по долговому пакету в рамках приоритетного обеспеченного финансирования проекта на сумму до 220 млн долларов, которые...

07 мая 2021

АЛРОСА отмечает стабильный спрос на высококачественные алмазы в апреле

АЛРОСА в апреле провела аукционы алмазов специальных размеров на своих основных торговых площадках, чтобы удовлетворить спрос со стороны клиентов, заинтересованных в приобретении высококачественного сырья.

07 мая 2021

Первый в мире открытый тендер на редкие розовые бриллианты Австралии намечен на июнь-июль

Австралийская финансовая корпорация, которая в настоящее время владеет коллекцией редких розовых бриллиантов с рудника Аргайл в качестве залогодержателя, попросила Yourdiamonds.com, австралийский технологический стартап, основанный Тимом Гудманом, бывшим...

07 мая 2021

С приближением конца председательства США в Кимберлийском процессе посол Милованович заговорила без обиняков

26 ноября 2012

Она вошла в историю как первая женщина, ставшая председателем Кимберлийского процесса (КП) от Соединенных Штатов.

Посол Джиллиан Милованович (Gillian Milovanovic), ставшая у руля организации, созданной в 2003 году для развития торговли алмазами, не связанными с конфликтами, скоро передаст свой пост другой женщине-руководителю – министру минеральных ресурсов Южной Африки Сьюзан Шабангу (Susan Shabangu).

Шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished Мэтью Няунгуа взял интервью у уходящего председателя КП, дабы подвести итоги ее пребывания в должности.

Она рассказала о предложении США ввести новое определение для конфликтных алмазов, которое, как ожидается, станет острым вопросом на пленарном заседании  Кимберлийского процесса на этой неделе в Вашингтоне, как и намеченное создание в его рамках Постоянного административного механизма поддержки (Permanent Administrative Support Mechanism, ASM).

Посол Милованович, кроме того, прокомментировала волнующий всех вопрос о санкциях США, введенных против горнодобывающих компаний на алмазных месторождениях Маранге в Зимбабве, а также будущее КП.

Ниже приводится полный текст интервью.

Почему США настаивают на новом определении конфликтных алмазов?

Причина, по которой председатель КП сделал упор на вопрос о новом определении, имеет несколько аспектов. Во-первых, в течение нескольких лет дискуссий о Маранге, прежде чем было найдено решение, Кимберлийский процесс сталкивался с огромными трудностями из-за ситуации, в которой не у всех в уме имелось четкое определение, и к тому же имелась необходимость предпринять какие-то шаги на благо всего Кимберлийского процесса.

Так что существовало мнение о необходимости пересмотра данного определения с тем, чтобы никогда больше не возникало ситуаций, при которых у людей возникают разногласия в отношении того, может то или иное положение применяться или нет, потому что, когда есть такие разногласия, у людей появляется ощущение, будто на них заострили внимание незаконно и это является дискриминацией.

Таким образом, одна из причин для пересмотра определения состояла в следующем: в дальнейшем устранить чувство дискриминации или односторонности решения о применении такого определения в чьем-либо отношении и обсуждать это совместно... и всем тогда будет ясно, что данное определение применимо к каждому.

Другой причиной для изменения является то, что в действительности - хотя сейчас доля тех, кто в Кимберлийском процессе это понимает и осознает, составляет лишь проценты, -  потребители не только в Соединенных Штатах и ​​Канаде или Европейском союзе, но и все потребители в целом все больше хотят гарантий в отношении связи между алмазами и конфликтами, и мы твердо в этом убеждены.

В интересах отрасли, стран-производителей сырья, стран, занимающихся огранкой, и всех участников алмазной промышленности добиться того, чтобы у потребителей не возникало мысли, что существует проблема, и чтобы вместо этого они были уверены, что Кимберлийский процесс делает правильные шаги, и это остается насущным вопросом, тем, что дает потребителям такие гарантии, которые вызывают у них доверие к приобретению бриллиантов в дальнейшем.

Я знаю, что возникла большая обеспокоенность в отношении того, что на деле это изменение, в частности, нанесет вред производителям алмазного сырья, но мое мнение сводится к тому, что данное изменение будет полезно для всех, потому что, если успокоить потребителей, то все, начиная от парня, который извлек алмаз из земли, до парня, который выставил камень в витрине своего магазина, извлекут из того выгоду.

Что произойдет, если члены Кимберлийского процесса не смогут достичь консенсуса по предлагаемому новому определению?

Я полагаю, что то, о чем мы говорим, это - процесс. Мы начали с постановки ряда целей, и у нас теперь эти цели есть. Не все эти цели будут достигнуты в ходе председательства США, и это вполне понятно. Председательство одной страны - это очень короткий период времени, так что этого, вероятно, будет слишком мало для многих вещей и для того, чтобы добраться до точки, когда можно будет провести голосование, которое приведет к консенсусу.

Так что, с нашей точки зрения, мы лишь закладываем основы для председательства Южной Африки, и, говоря откровенно, когда мы начинали, никто – не набиралось даже крохотной горстки людей - не хотел вообще говорить об этом в тот период, когда проводилось исследование данного вопроса.

Когда результаты исследования были рассмотрены, обсуждения начались в обстановке большой неопределенности, и сейчас мы чувствуем, что по крайней мере мы дали Кимберлийскому процессу большее чувство комфорта по поводу данной дискуссии и ощущение более широкого диалога, который необходим для того, чтобы все беспокоящие вопросы были высказаны.

И чтобы этими проблемами занялись, а также для того, чтобы можно было внести изменения в предложения в целях устранения обеспокоенности, причем не к какому-то сроку [к пленарному заседанию КП в Вашингтоне]… Это - процесс, и мы запустили этот процесс, и мы думаем, что поставили его на правильные рельсы для южноафриканского председательства.

Поправьте меня, если я ошибаюсь, посол, но, как я понимаю, предложение США относительно нового определения будет включать в себя вопросы, которые связаны с алмазами, добываемыми в насильственных условиях. Уже есть некоторые страны, которые выразили обеспокоенность тем, что эти изменения будут использоваться для исключения их из Кимберлийского процесса по политическим мотивам. Как Вы это прокомментируете?

Позвольте мне сказать, что определение, прежде всего то, что в настоящее время предлагается Соединенными Штатами и которое в настоящее время обсуждается, является проектом, находящимся в работе. В связи с этим оно подвержено изменениям, модификациям в результате дискуссий – это первое, что я хотела бы сказать.

Во-вторых, идея в том, что речь будет идти только о конфликтах, связанных с алмазами, а не о каких-то иных происходящих конфликтах, например, религиозных конфликтах или этнических конфликтах, которые не имеют ничего общего с алмазами.

Я попыталась в своем выступлении в Виктория Фолз [в Зимбабве] привести пример того, как, я считаю, это будет работать, дав ясно понять, что если по поводу какой-то страны или по поводу какого-то конфликта возникает озабоченность, то с этой страной будут проводиться обсуждения, эта страна предоставит свою информацию и, если необходимо, туда направится группа из Кимберлийского процесса, которая по прибытии ознакомится с ситуацией и обсудит положение дел.

Если окажется, что конфликт был решен или он не связан с алмазами, на том дело и кончится.

Если же оно на этом не кончится, то этой стране будет оказана помощь в решении проблемы, и только если там не будет выказано желания решить такую проблему или не будет достигнуто успеха в этом вопросе, то тогда он будет вынесен на обсуждение на пленарном заседании, которое решит, окончательно закрепив такое решение на основе консенсуса, что данная страна не может выдавать сертификаты Кимберлийского процесса.

Я должна добавить, что это предложение также предполагает создание системы, которая даст ответ на то, как обращаться с алмазами Зимбабве.

Это будет сбалансированное решение, так что, например, страна, у которой несколько алмазных рудников или обрабатывающих предприятий, и у нее в каком-то районе возникла проблема, там ни в коем случае не будут исключены из экспорта все алмазы.

Мы считаем, что будет много гарантий, позволяющих избежать нежелательных последствий, но вы правы, что беспокойство будут вызывать непреднамеренные последствия, и именно поэтому важно продолжать эти обсуждения, чтобы выявить такую озабоченность и либо объяснить, почему она безосновательна, либо принять ее во внимание.

Отходя от этой темы, хочу коснуться предложений по созданию Постоянного административного механизма поддержки для Кимберлийского процесса. Что Вы думаете по этому поводу?

Я очень надеюсь, что на пленарном заседании на основе консенсуса будет принято решение кого-то выбрать и утвердить в качестве Постоянного административного механизма поддержки. Это то, что, по-видимому, обсуждается уже в течение ряда лет в Кимберлийском процессе, а в Киншасе [Демократическая Республика Конго] даже была дана директива рабочей группе определить кандидата или ряд кандидатов для принятия решения.

Другими словами, дискуссия о том, нужен ли такой механизм, уже состоялась. Осталось лишь найти подходящего кандидата или лучшего кандидата.

Так что я очень надеюсь, что решение будет положительным. Я думаю, что Постоянный административный механизм поддержки очень нужен, потому что в том, как работает Кимберлийский процесс, отсутствует преемственность. Нет абсолютно никого, кто поддерживал бы преемственность от одного председательства к другому.

Каждый раз все начинается с нуля. Конечно, вы звоните своим коллегам и спрашиваете их, что они сделали в прошлом, какие установились прецеденты, как они работали, но это, осмелюсь сказать, весьма кустарный способ ведения дел, это не очень профессиональный способ работы, и Постоянный административный механизм поддержки поможет с этим справиться.

Я также думаю, что Постоянный административный механизм поддержки обладает потенциалом с тем, чтобы помочь демократизации Кимберлийского процесса в том смысле, что в нем сейчас наибольшее количество персонала и, возможно, наибольшие бюджеты имеют страны, которые больше всего хотят выдвинуться вперед и занять место председателя или заместителя председателя.

Я не говорю, что это плохо. Мы и сами так поступали, и многие наши коллеги так себя вели, но я думаю, что было бы правильно облегчить такую возможность для стран, которые не имеют достаточного персонала или бюджета, чтобы взять это на себя, поскольку они тоже могут внести большой вклад в ход процесса.

Я считаю, что если появится Постоянный административный механизм поддержки, то меньшим странам или странам с меньшим бюджетом будет оказана, по крайней мере, некоторая минимальная административная и материально-техническая поддержка, которая придаст им мужества сказать: "Мы думаем, что сможем это сделать", несмотря на то, что мы маленькие и ограничены в ресурсах, поскольку мы можем полагаться на материально-техническую помощь Постоянного административного механизма поддержки.

Кто будет финансировать Постоянный административный механизм поддержки?

Существуют два варианта. Некоторые из кандидатов, которые в настоящее время предлагают себя на эту роль, вызвались делать это бесплатно, так что они будут самостоятельно себя финансировать.

Однако общая концепция - прежде, чем кто-то выйдет вперед и скажет, что мы будем делать это бесплатно - состоит в том, что будут добровольные взносы участников и наблюдателей.

Таким образом, в связи с этим всех кандидатов попросили ... дать предложения по бюджету, чтобы можно было увидеть, чего это будет стоить, и тогда можно будет получить представление, следует ли полагаться на добровольные взносы или же участники и наблюдатели Кимберлийского процесса готовы добровольно предоставить средства, достаточные для того, чтобы все это работало.

Вы недавно сказали, что Ангола выступила с предложением, которое стремится использовать потенциал Кимберлийского процесса для вовлечения старателей в официальный сектор. Как Вы полагаете, этот план поддерживается другими алмазодобывающими странами?

Я, конечно, надеюсь на это. Это предложение, как, конечно, и другие вопросы, которые будут вынесены на обсуждение пленарного заседания, долго обсуждалось и было благосклонно принято Рабочей группой.

Таким образом, это уже предложение, заявление, которое получило поддержку со стороны производителей из стран, которые имеют алмазные рудники, от тех, кто занимается огранкой алмазов, и от тех, кто их продает. Теперь ответственность за то, чтобы довести это предложение до пленарного заседания и объяснить, что это такое, лежит на тех, кто его продвигает.

В принципе, будучи председателем от США, мы старались выделить вопросы развития не для того, чтобы превратить КП в организацию по развитию производства, каковой он, конечно, не является и не имеет на то никаких оснований, но в целом Кимберлийский процесс и алмазная отрасль работают в мире, в котором происходят касающиеся их события и в котором существуют и другие организации.

И для Кимберлийского процесса полезно принимать участие и, возможно, знакомиться с работой других организаций [таких, как Инициатива развития алмазной отрасли (DDI) или Агентство международного развития США (USAID)] тогда, например, когда вы видите, что легализация или регистрации старателей это нечто, что вписывается в общую цель развития, а также весьма благоприятно для устойчивого развития, в частности, алмазного сектора в стране ... так что данная декларация имеет такую направленность, и мы надеемся, что она будет применена.

Кимберлийскому процессу в 2013 году исполнится 10 лет. Как Вы думаете, эта организация будет сохранять свою актуальность, скажем, в следующем десятилетии и далее?

Я считаю важным, чтобы КП оставался актуальным в течение следующего десятилетия и далее. Я думаю, что эта организация проделала выдающуюся работу по достижению целей, которые были поставлены 10 лет назад, и, если помните, в своем выступлении в Виктория Фолз я произнесла позаимствованную у кого-то еще фразу, что «в гонке за совершенство нет финишной линии».

Я думаю, что это замечательная фраза, поскольку она применима непосредственно к Кимберлийскому процессу. Я считаю, что, хотя мы и признаем в полной мере достижения, совершенные до сих пор, было бы неподобающе, неправильно и неконструктивно заявить о том, что мы уже обо всем позаботились и больше делать нечего, потому что мир по-прежнему продолжает двигаться вперед и возникают все новые и новые ситуации.

Кимберлийский процесс не только добился успеха в резком сокращении числа алмазов, поступающих из зон конфликтов, согласно существующему определению, но он также предоставил равные условия для всех, что является одной из самых важных вещей.

К каждой стране, которая производит алмазы, проявляется такое же отношение, как и к другим подобным странам, если ее продукция поставляется с сертификатом Кимберлийского процесса.

Это одна из главных причин, почему реформы, модернизация и развитие Кимберлийского процесса важны, потому что, хотя они и добровольные и не обязательные ... и люди делают то, что хотят, в своей отрасли или конкретных странах, но ядро Кимберлийского процесса ​​должно оставаться современным и соответствующим, дабы мы могли создавать равные условия для всех.

Я думаю, мы должны говорить друг с другом очень откровенно о наших проблемах и так же откровенно о нашей готовности находить решения существующих проблем. Кимберлийский процесс должен быть в состоянии сохранять свою актуальность в обозримом будущем.

Вопрос о санкциях в отношении алмазов из Маранге вызвал столько эмоций во время алмазной конференции в Зимбабве. Что Вы скажете о призывах к США отменить санкции, введенные против горнодобывающих компаний в Маранге?

Как я сказала в Виктория Фолз, я действительно не являюсь представителем правительства Соединенных Штатов в моей нынешней функции. Я представляю Кимберлийский процесс, и я председатель Кимберлийского процесса, и поэтому я действительно не хочу выступать в роли представителя правительства США по таким вопросам, как смягчение или отмена санкций.

Я думаю, что буду отказываться отвечать за правительство США, поскольку я здесь просто в качестве [председателя] Кимберлийского процесса, не представляющего правительство США.

Так или иначе, как Вы думаете, алмазы Маранге чисты и ими должно быть позволено свободно торговать?

Я полагаю, что они были признаны в рамках Кимберлийского процесса как отвечающие стандартам [организации], и в результате они имеют право на выдачу сертификатов, и это – статус, который они имеют на международном уровне.

КП обеспокоен докладом, недавно опубликованным организацией Partnership Africa Canada, в котором утверждалось, что правительственные чиновники похитили алмазов из Маранге на $2 млрд в течение последних нескольких лет.

Всегда возникают вопросы, которые могут быть чрезвычайно важны, но которые не входят в компетенцию Кимберлийского процесса, и это то, в частности, что относится лишь к Зимбабве... У Кимберлийского процесса определенная роль и конкретные мандаты.

Бывает, что они не включают в себя вопросы о том, что происходит с деньгами, поступившими от законно проданных алмазов.

Кроме этого, конечно, они не должны использоваться для подпитки повстанческих групп, пытающихся свергнуть правительство. Если, конечно, будут доказательства того, что имелись повстанческие группы, пытавшиеся свергнуть правительство, тогда это будет другое дело. За этими рамками Кимберлийский процесс ни во что вмешиваться не может.

Тем не менее, я думаю, что... в мире [имеется] общая потребность в этических сделках и в прозрачности операций в бизнесе, а также в деятельности правительства.

Это вопросы, на которые должны обратить пристальное внимание соответствующие организации и соответствующие лица, но я не думаю, что данные вопросы входят в сферу действия Кимберлийского процесса.

Вы взяли на себя роль председателя КП в то время, когда организация была глубоко расколота по вопросу алмазов Маранге. Удалось ли восстановить единство членов во время Вашего пребывания на посту?

Ну, я скажу вам (смеется), что мне лучше будет ответить на Ваш вопрос в конце 30-го ноября по завершении пленарного заседания, но в моем теперешнем положении я испытываю удовлетворение от того, что люди, которые не были готовы говорить вообще, сейчас заговорили. Некоторые из обсуждений, как я уже сказала, были излишне конфронтационны, и это то, что нуждается в улучшении в интересах всех, но я думаю, что в течение последних месяцев имело место развитие, улучшилась атмосфера и выросло желание работать вместе.

Я надеюсь, однако, что это будет продолжаться не только на пленарном заседании здесь, в Вашингтоне, на этой неделе, но и в дальнейшей работе Кимберлийского процесса.

Я очень, очень искренна, когда говорю, что я считаю, что Кимберлийский процесс несет ответственность перед миллионами людей, которые зарабатывают себе на жизнь благодаря алмазам, и перед странами, которые нуждаются в доходах от алмазов для своего развития. Я думаю, что, будучи ответственными странами и ответственными людьми, мы не можем себе позволить не принимать это всерьез. Мы не можем позволить себе терять возможность попытаться построить что-то конструктивное, потому что от этого зависит жизнь многих людей.

Это не просто вопрос о том, проведем ли мы конференцию, добьемся ли мы успеха или появимся ли в газетных заголовках – при всем уважении к Вам как к журналисту, - речь идет о долгосрочных вещах, и я думаю, что, когда мы работаем вместе, мы должны думать не о краткосрочном выигрыше или проигрыше, а о том, что мы строим для тех миллионов людей.

Мой последний вопрос, посол. Кроме борьбы за новое определение конфликтных алмазов, какие еще Вы можете назвать основные моменты американского председательства в Кимберлийском процессе?

Направить членов организации к более тесному сотрудничеству было для меня самой большой целью, поскольку, как Вы отметили, когда я вступила в эту должность, мне стало ясно, что уже в течение нескольких лет люди занимаются тем, что спорят друг с другом и друг другом недовольны, и это стало для меня большой задачей – побудить их перейти на более позитивные позиции и сосредоточиться на реальных проблемах Кимберлийского процесса, а не на битвах прошлого.

Поэтому я бы сказала... что все будет видно (смеется) к концу 30-го ноября – была ли эта цель в какой-то степени достигнута. Это, безусловно, будет основным моментом.

Я полагаю, что важен больший акцент на вопросах развития и сотрудничества, большее внимание к вопросам развития и сотрудничества ... с внешними организациями, будь то в области развития или укрепления связей или лучшего обмена информацией.

Я в гораздо большей степени человек, приверженный процессу. На протяжении всей моей карьеры я была заинтересована в том, чтобы попытаться улучшить системы и попытаться улучшить процессы. Я в гораздо меньшей степени человек, стремящийся получить все в готовом виде и попасть в заголовки [газет]. Я надеюсь, что оставлю после себя и этот процесс, в том числе, например, и его веб-сайт, на котором теперь люди могут получить огромное количество информации и таким образом принять в этом деле участие, чего они раньше делать не могли.

Это не те достижения, которые будоражат публику, но я считаю, что для блага организации, для благополучия и доверия ее членов это те самые вещи, которые в конечном счете являются наиболее ценными.

Так что я буду очень гордиться тем, что добилась некоторых из них, если я смогу сказать, что я все-таки их добилась к концу пленарного заседания.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished