Индийские ювелиры получают временное освобождение от «обязательного клеймения» до 14 июня 2021 года

В ответ на судебную петицию, поданную Всеиндийским советом по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC), коллегия Высокого суда в Нагпуре 7 мая 2021 года вынесла временное предписание, запрещающее...

Сегодня

У производителя МПГ Eastplats вырос доход от производств, размещенных в ЮАР

Компания Eastplats, владеющая активами по производству металлов платиновой группы (МПГ) и хрома в Южной Африке, зафиксировала рост выручки на 43%, до 56,1 млн долларов США, за год, закончившийся 31 декабря 2020 года, по сравнению с 39,2 млн...

Сегодня

Майский аукцион АО «АГД ДАЙМОНДС»

На аукционе по продаже алмазного сырья, проведенном 10 мая компанией Grib Diamonds, базирующейся в Антверпене и являющейся торговым подразделением АО «АГД ДАЙМОНДС», выручка превысила 26 млн долларов США.

Вчера

DMIA представит оборудование для проверки бриллиантов в Нью-Йорке

Ассоциация производителей и импортеров бриллиантов Америки в сотрудничестве с программой обеспечения безопасности Совета по природным алмазам и  Комитетом по надзору в ювелирной отрасли проведет  первую ежегодную демонстрацию алмазных...

Вчера

WGC: рост числа случаев COVID в Индии замедлил восстановление спроса в первом квартале

Вслед за здоровым розничным спросом в марте потребительский спрос в Индии в апреле замедлился под давлением резкого роста числа случаев заражения COVID и роста внутренних цен на золото.

Вчера

Ботсвана по-прежнему видит потенциал в алмазах, несмотря на потребность в диверсификации

23 июля 2012

Ботсвана считается крупнейшим в мире производителем алмазов по стоимости и вторым по величине производителем по объему в каратах после России.

В последнее время экономика этой южноафриканской страны находилась под давлением, принимая во внимание слабую производительность алмазной промышленности из-за долгового кризиса еврозоны и ослабления индийской рупии по отношению к американскому доллару.

Ботсване даже пришлось столкнуться с серьезными экономическими проблемами в 2008 году, когда в мировой экономике произошел резкий поворот, обусловивший спад мировых цен на драгоценные камни почти на 60 процентов.

Впервые некоторые алмазные рудники в Ботсване были закрыты, вызвав снижение экспортных поступлений и доходов для правительства.

Дефицит бюджета Ботсваны раздулся до 15 процентов ВВП, что вынудило правительство срочно искать 1,5 млрд долларов кредита у Африканского банка развития (African Development Bank) для осуществления своей деятельности.

Алмазы давали свыше 30 процентов ВВП страны и свыше 50 процентов поступлений правительства.

Хотя Габороне полностью осознает необходимость диверсификации экономики, правительство считает, что алмазы по-прежнему играют большую роль для экономического развития страны.

Шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished Мэтью Няунгуа побеседовал с министром по делам полезных ископаемых, энергетики и водных ресурсов Ботсваны Понатшего Кедикилве (Ponatshego Kedikilwe), который отметил, что новый договор о сбыте алмазов, подписанный с De Beers в прошлом году, является экономическим благом для страны.

Министр сказал также, что стране еще предстоит добиться экономической отдачи от таких отраслей промышленности, как туризм, финансы, недвижимость и транспорт.

В Габороне заметно интенсивно идущее строительство инфраструктуры в рамках подготовки страны к прибытию международных покупателей алмазов.

Стоятся новые гостиницы, ремонтируется Международный аэропорт имени сэра Серетсе Хамы (Sir Seretse Khama International Airport), а также дорожная сеть.

В прошлом году семья Оппенгеймеров решила продать принадлежащие ей в компании De Beers 40% акций корпорации Anglo American. Намерена ли Ботсвана использовать возможность увеличить свою долю в De Beers с 10% до 25%?

Думаю, что всему должно быть свое время. Я бы хотел перейти этот мост тогда, когда к нему подойду, потому что есть процессы и подходы, которые должны быть приняты до того, когда можно будет сделать окончательное заявление. Когда я буду точно знать, о чем вы говорите и чего добиваетесь.

Существует ли срок для принятия данного решения?

Ну, я полагаю, что срок существует, но пока есть достаточно времени. Я намеренно действую осмотрительно, потому что на этом этапе следует быть осторожным в том, как двигаться, что делать и для кого.

Как вы отвечаете критикам, которые говорят, что экономика Ботсваны слишком полагается на алмазы в качестве источника доходов?

Я бы даже и говорить ничего не стал, потому что если они считаются критиками, то я и сам могу выступить критиком. Правительство само критически подходит к данной ситуации, поэтому мы и говорим о диверсификации экономики для уменьшения чрезмерной зависимости от алмазов. Последнее не очень хорошая вещь. Вот почему мы занимаемся вопросами переезда [компании DTC в Габороне], и хотя я понимаю, что это по-прежнему является частью алмазных дел, но мы также намерены развивать производство бриллиантов, изготовление ювелирных изделий, а также огранку камней. Мы хотим, чтобы Ботсвана стала международным алмазным центром, чтобы мы имели возможность использовать месторождения, расположенные в других странах, но использовать их здесь - вот какова идея бенефикации. Мы не можем немедленно отказаться от алмазов, но мы можем блокировать возможные опасности, связанные с чрезмерной опорой на алмазы, двигаясь в сторону переработки.

Имеют ли местные банки возможность работать с $7 млрд от продаж алмазов в год?

В 2001 году мы добились того, чтобы такие банки, как ABN AMRO Bank, были здесь, а в настоящее время я думаю, что и Bank of India начнет работу в стране, а также такие местные банки, как Standard Chartered, подкрепленные их головными банками. Здесь работают OPIC (Overseas Private Investment Counsel), инвестиционное отделение американской компании, другие участники и, возможно, будет работать Lazare Kaplan International. Перечисленные выше будут вести работу в нашей стране - мы точно предвидели, что существует такая возможность. Более того, в алмазной промышленности период «созревания» между куплей и продажей может оказаться трудным для тех, кто не имеет финансовой силы, включая банки, ведь некоторые из них не имеют достаточно сильного баланса для работы в условиях такого длительного подготовительного периода и поэтому мы должны вести деятельность в данном направлении.

Есть ли какие-либо ощутимые выгоды от недавно заключенного нового договора о сбыте алмазного сырья, подписанного с De Beers?

Вы имеете в виду ощутимые выгоды на сегодняшний день?

Да, сейчас и в будущем.

Я полагаю, сначала мы начнем принимать 10-15% продукции от Debswana. Мы будем не просто покупать, но покупать так, чтобы быть в состоянии продать эти алмазы самостоятельно, для проверки рынка продукта. Для нас данный рычаг чрезвычайно важен, потому что мы не будем зависеть только от маркетинга, осуществляемого De Beers, и затем, конечно, сократятся расходы, связанные с продажей и маркетингом алмазов. Таковы вопросы, которые выходят на передний план. Естественно, мы разрабатываем этот ресурс, и у нас теперь появится возможность... вообще-то мы начали создавать компанию, которая будет управлять всеми нашими минеральными ресурсами. Другими словами, она будет управлять нашими инвестициями, заботиться о государственных интересах, и у этой компании уже существует совет директоров, называться она будет Okavango. Эта компания будет заниматься маркетингом, а вот Botswana Mining Company будет заботиться об интересах правительства, и здесь мы обычно говорим о полезных ископаемых вообще, но на данный момент в совете директоров участвуют наши собственные высокопоставленные должностные лица, а этого не достаточно. Горнодобывающая промышленность выросла до такой степени, что необходимо иметь людей, которые ежедневно смотрят за тем, что там происходит, и занимаются управлением. Так что данное соглашение дает нам некоторые рычаги, и, конечно, переезд из Лондона сюда (в Габороне), с точки зрения занятости, финансовых возможностей, безопасности, транспорта (это даже выходит на уровень такси), управления недвижимостью предоставляет этим людям возможность обеспечить соответствующее размещение в отелях, организовать систему общественного питания, задействовать пищевую промышленность. Как правительство мы принимаем меры для того, чтобы извлечь из всего этого пользу.

Средства массовой информации как-то привели слова одного официального представителя De Beers, сообщившего, что Ботсвана не потребовала свою долю алмазов от Debswana согласно договору о сбыте продукции.

Да, пока мы не требовали.

Почему вы медлите?

Потому что мы готовимся, не был создан совет директоров, мы пока еще не зарегистрировали компанию, но мы намерены это сделать. В любом случае в соглашении допускается возможность того, что, если мы не забираем алмазы, продажи осуществляются как обычно, как это было раньше.

Я не слишком беспокоюсь об этом. Мы хотим сделать это, и мы создали механизмы, и я намерен обратиться к кабинету для уточнения этого, а компания находится в процессе запуска в работу.

Как вы думаете, когда эта компания начнет работу?

Ну, на данный момент, мы находимся на стадии, когда у нас есть временный совет директоров. Надеюсь, мы начнем работу, возможно, до конца этого года.

Не повлияет ли нынешний спад в алмазной промышленности на проведение вашего первого аукциона?

В независимости от того, будет спад или нет, мы полны решимости идти этой дорогой, и именно это является причиной, почему мы хотим обрести свой собственный опыт, чтобы быть в состоянии проверять, чтобы быть в состоянии реагировать на такого рода вещи без получения помощи от кого-то, кто осуществляет продажи от нашего имени. В любом случае спад не может нас остановить, даже если нам сейчас придется от него уходить. Движение вверх и вниз будет происходить постоянно, так что придется учиться на деле, после того как компания приступит к работе.

Сколько каратов алмазов Ботсвана ожидает произвести в этом году?

На данный момент я не знаю, и я думаю, что мои догадки будут слишком приблизительными, но, конечно, я не ожидаю 17 млн каратов, которые мы произвели, когда у нас были проблемы в 2008 году.

Вы не задумывались над тем, чтобы перестать играть роль инвестора в алмазодобывающей промышленности, принимая во внимание то, что иногда вы использовали государственные фонды - которые должны были быть направлены на другие проекты развития - для помощи компании Debswana?

Вопрос в том, что если мы откажемся от своей доли участия, которую имеем, [а это] 50 на 50 [с De Beers в Debswana], то появится ли кто-либо еще, кому захочется делать то, что делаем мы? Конечно, мы хотели бы использовать доходы напрямую, с точки зрения распределения прибыли в целях обеспечения устойчивого дохода, который мы можем вложить в школы, здравоохранение, жилье и другие сферы.

Но вы не следуете модели, применяемой в отношении других минералов, таких как медь и уголь. Почему?

Правильно, в Законе о горной добыче и полезных ископаемых говорится, что мы (правительство Ботсваны) можем иметь дело с алмазами, но не говорится о том, что мы не можем иметь дело с любыми другими полезными ископаемыми, которые, как мы думаем, имеют достаточный потенциал для оправдания использования капитала страны.

Вы хотите сказать, что правительство Ботсваны готово стать участником в разработке других полезных ископаемых?

Да, это правильно.

Вы думаете, что в Ботсване найдется нечто большее, чем алмазы?

Нет никаких причин для того, чтобы такими ископаемыми не стали медь и серебро. То же самое можно сказать об угле - наши запасы оцениваются в 200 миллиардов тонн.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished