Gem Auctions DMCC завершила крупнейшую дебютную продажу алмазов в истории отрасли

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), на этой неделе провела свой первый в истории аукцион алмазов в Дубае. Компания продала 120 000 каратов алмазов на сумму...

26 ноября 2021

Полномасштабные работы по добыче полезных ископаемых на проекте Луаше «ожидаются в ближайшее время» - Alrosa Angola

По словам АЛРОСА, полномасштабные работы по добыче алмазов на алмазном проекте Луаше в провинции Южная Лунда «ожидаются в ближайшее время». Генеральный директор компании в Анголе Александр Горлов сообщил на алмазной конференции в Сауримо, что компания...

26 ноября 2021

Lucara Diamond пересматривает прогноз выручки, продаж и производства на 2022 год в сторону увеличения

Компания Lucara Diamond, владеющая рудником Карове (Karowe) в Ботсване, изменила прогноз по выручке от продажи алмазов на полный 2022 год со 185 млн долларов США до 215 млн долларов США.

26 ноября 2021

Rio Tinto начинает работать с общественностью и экологами по вопросу о совместном алмазном предприятия на концессии Чири в Анголе

По словам высокопоставленного представителя Rio Tinto, подразделение компании Rio Tinto Angola приступило к работе с общественностью и экологами по вопросу об алмазной концессии Чири (Chiri) в провинции Северная Лунда. Диверсифицированная горнодобывающая...

26 ноября 2021

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи, которая станет второй на африканском континенте, сказал высокопоставленный правительственный чиновник.

25 ноября 2021

Дэвид Прейджер: «Менеджмент сфокусирован на обеспечении роста бизнеса и дохода для наших трех акционеров»

17 октября 2011

Дэвид Прейджер - директор по коммуникациям De Beers Group, отвечающий за развитие и глобальной коммуникационной платформы компании. До прихода в De Beers руководил коммуникациями в AstraZeneca Pharmaceuticals в Великобритании, где отвечал за корпоративные, брендовые и внутренние коммуникации. Дэвид также работал консультантом в Ogilvy PR, где консультировал клиентские бренды высшего уровня. Он начинал карьеру интерном в Белом доме в период клинтоновской администрации и закончил Университет Висконсина со степенью по политическим наукам и журналистике.

Дэвид Прейджер дал интервью корреспонденту Rough&Polished в своем офисе в Лондоне.

Как развивается сотрудничество De Beers с LVMH?

De Beers Diamond Jewellers - это совместное предприятие с долевым участием 50/50 между De Beers и LVMH. Оно было создано в 2002 году. Компания стала успешно продвигаться на крупные алмазные потребительские рынки по всему миру. Рецессия повлияла на них так же, как и на всю остальную розницу, и это был очень сложный период. Однако сам бренд и сильные позиции ассортимента, вроде свадебных украшений, оказались достаточно крепкими, чтобы выдержать спад. Выходя из рецессии, компания показала сильные результаты в первые шесть месяцев этого года. Продажи увеличились в 2010 году примерно на 47%. Следует признать, что они начинали подъем с очень низких показателей, поскольку 2009 год был очень сложным. Но в любом случае, рост на 47% - это успех. Также большим событием для DBDJ стал выход на рынок Китая. Открылся первый салон в Пекине, и в течение следующих пяти лет, думаю, вы станете свидетелями сосредоточенного продвижения в Китай – на материк и в крупные города. Известно, что Китай является ключевым развивающимся потребительским рынком наряду с Индией; отдельные статистические показатели роста там просто ошеломляют. Так что к концу десятилетия Китай и Индию в совокупности, скорее всего, можно будет сравнить с Соединенными Штатами по объему потребительского рынка ювелирных изделий. И способность DBDJ проникнуть туда сегодня и начать укреплять бренд – это действительно очень важно. Так что это прекрасное время для DBDJ.

Однако, судя по последним новостям, спрос в Юго-Восточной Азии начал снижаться, и некоторые аналитики прогнозируют новые волны глобального кризиса. В связи с этим каковы будут Ваши прогнозы относительно рынка алмазов и бриллиантов?

Китай демонстрировал впечатляющие темпы роста, так что не очень удивляет то, что происходит некоторое их замедление. В прошлом году рост в Китае составил 25%, так что логично, что в какой-то момент этот рост замедлится. Тем не менее, мы видим, что рост остается впечатляющим. Если бы Вы были в Китае 10-15 лет назад, то увидели бы, что там практически не было традиции приобретать бриллиантовые изделия. А сейчас в крупных городах мы видим широко распространившуюся традицию покупки бриллиантовых изделий, в основном свадебных. Так что задача для ритейлеров теперь состоит в том, чтобы двинуться от свадебного сегмента рынка в его несвадебные ниши. Например, к тому, чтобы люди приобретали второе или третье ювелирное изделие – вот где простор для большого роста.

Какие перспективы у вашего ювелирного бренда Forevermark?

С Forevermark все хорошо. Марка сейчас представлена в более чем 440 салонах и розничных магазинах. Мы запустили продажи в Китае и Индии, и наши клиенты восприняли их очень хорошо. Как Вы знаете, этот бренд построен на уникальности бриллиантов. В программе Forevermark используются только наиболее тщательно отобранные камни, обработанные лучшими мастерами, ограненные лучшими огранщиками мира. Кроме того, гарантируется, что камень поступил из надежных источников и что он способствовал улучшению благосостояния местного сообщества. Бриллианты Forevermark гранятся только лучшими мастерами, а ювелирные изделия представляют собой достойный образец классики, находящий отклик у потребителей. Так что это хорошо сработало в Китае,  Индии, Японии и Гонконге. Еще более радует то, что команда запускает бренд в США в конце этого года. США по-прежнему являются самым крупным рынком в мире, на который приходится 35%-40% мирового потребления ювелирных изделий с бриллиантами, и мы рады, что Forevermark как раз на пороге этого рынка и тому, что эта марка предложит американским потребителям.

А что Вы можете сказать о LVMH?

Существуют два различных бренда, De Beers Diamond Jewellers (наше независимо управляемое СП с LVMH), который является розничным брендом - то есть магазин De Beers, который вы видите на Пятой авеню в Нью-Йорке или в Пекине, или в Гонконге. И Forevermark, бриллиантовый ювелирный бренд De Beers Group, изделия которого потребители могут найти в партнерских розничных магазинах. Оба происходят из De Beers, но между собой не связаны ничем, кроме блестящего будущего.

Может быть, Вы знаете, что некоторые эксперты связывают назначение г-на Мелье с некоторыми новыми этапами большой стратегии компании De Beers, и, возможно, г-н Мелье имеет свой взгляд на развитие бренда ювелирных изделий с бриллиантами?

 Филипп Мелье пришел в компанию и занимается анализом того, что мы называем алмазным трубопроводом или цепочкой алмазных поставок. Очевидно, что подавляющее большинство нашего бизнеса сосредоточено на добыче алмазов. Так что сначала он ознакомится с делами в области добычи алмазов и удостоверится, что менеджеры в добывающих подразделениях располагают всем, что им необходимо. Затем большим сектором алмазного трубопровода является торговля алмазным сырьем – это то, чем занимается DTC. Всего несколько недель назад Филипп встречался с клиентами, вникая в их потребности и стараясь понять, удовлетворяем мы эти потребности или нет. Очевидно, что он будет играть большую роль в перемещении DTC в Ботсвану. Если пойти по трубопроводу еще дальше, то ясно, что представится возможность взглянуть на обрабатывающий сектор нашего бизнеса. Филиппа захватывают планы расширения Forevermark в направлении Китая, Индии, а теперь и США.

Теперь вопрос относительно Ботсваны, Намибии и ЮАР. Принимая во внимание политические события на Ближнем Востоке, что Вы думаете о возможном развитии подобных процессов в этих африканских странах по ливийскому сценарию?

Мы ведем добычу алмазов в четырех странах - в Канаде, ЮАР, Намибии и Ботсване, причем три из них находятся в Южной Африке. И эти три страны, в которых мы действуем, - демократические страны, уважающие закон и представительную демократию. Компании De Beers повезло иметь таких сильных и уважаемых партнеров. Например, Ботсвана стала демократическим государством с момента обретения независимости в 1967 году, и она перманентно находится в верхней части мировых рейтингов по низкому уровню коррупции, ответственности правительства и соблюдению законности. И она пару лет назад была поддержана госсекретарем Клинтон как место, в котором, по ее словам, вы знаете, что правительство использует полученные средства ответственно, направляя их на строительство дорог, больниц и инфраструктуры Ботсваны. Так что есть правительство с хорошей репутацией, в послужном списке которого не эксплуатация собственного народа, но использование природных ресурсов во благо каждого. У всех этих стран - как и у Соединенных Штатов и Великобритании - есть свои проблемы и вызовы, но они являются стабильными странами и их граждане составляют большинство наших трудовых ресурсов. Так что мы настроены оптимистично по поводу наших партнеров,  и это важно, потому что возможность вкладывать миллиарды долларов в эти страны и быть при этом уверенным, что инвестиции вложены надежно, необходима для бизнеса нашего масштаба.

Вы можете рассказать о геологоразведочной деятельности в Африке? Каковы перспективы открытия там новых алмазных месторождений?

Там есть несколько перспективных районов. Однако сейчас мы сосредоточили максимум нашего внимания на Анголе как на наиболее приоритетном варианте. У нас есть несколько перспективных месторождений в Анголе, где мы переходим на следующий этап изучения, включающий добычу образцов и бурение, и геологоразведочная команда настроена весьма позитивно. Ботсвана, Канада, Индия и ЮАР также перспективны, так что там мы тоже проводим разведочные работы, в основном сосредоточенные в районах уже наших открытых трубок, стремясь определить, нет ли там других кластеров вокруг этих шахт, где мы могли бы найти что-либо экономически эффективное. Немаловажно, что в краткосрочной перспективе новых крупных месторождений не предвидится - ничего сравнимого по масштабам с Жваненг в Ботсване. Но, конечно, мы продолжаем искать, искать и искать, однако, как Ники Оппенгеймер говорит, "это непросто - найти алмазоносное месторождение, в противном случае люди бы постоянно их находили". В мире всего около 26-27 рентабельных кимберлитовых трубок, так что это совсем не легкое дело. В настоящее время проблема заключается в том, что быстро поднимается потребительский спрос в Китае и Индии, а наше предложение алмазного сырья остается на одном и том же уровне. Динамика спроса и предложения будет лишь расходиться, и этот разрыв со временем будет увеличиваться.

Теперь вопрос об опыте De Beers в продажах алмазов на тендерах: оказалось ли это выгодным или предпочтительнее традиционная система работы с сайтхолдерами?

Нам задавали этот вопрос не раз, и я думаю, кое-кто забывает, что сейчас мы работаем в обоих направлениях. DTC продает алмазы своим сайтхолдерам со всего мира, и мы продолжим эту практику, потому что мы уверены, что лучший способ предоставить нашим клиентам стабильную и предсказуемую систему - это заключать с ними долгосрочные контракты, в рамках которых они могут планировать свои действия. И в то же время Diamdel, которая осуществляет поставки на вторичный рынок, проводит регулярные аукционы с 2009 года. В этих онлайн-аукционах могут принимать участие и операторы вторичного рыка, и сайтхолдеры. В Diamdel в этом преуспели, и нам кажется, что у них появилась своя роль. Они помогают нам понять, как ведут себя цены и как ведет себя спрос, однако как производитель нашего масштаба с 35-процентной долей рынка мы считаем, что долгосрочные контракты, при которых сайтхолдеры получают соглашения и предсказуемый объем поставок на продолжительный период времени - это правильный путь, и мы будем его придерживаться.

И все же, какая система предпочтительней?

DTC продолжит работать по программе Supplier of Choice, продавая алмазы на контрактной основе. Diamdel продолжит онлайн-аукционы. Обе компании играют свою роль, но основной упор, сделанный на систему сайтов DTC, не изменится.

Возможно, Вы слышали, что многие участники алмазного сообщества были удивлены назначением г-на Мелье, который пришел со стороны и его предшествующая деятельность была далека от алмазной сферы и предметов роскоши. Вы можете это прокомментировать?

Нам задают множество вопросов о Филиппе, выходце из сферы транспорта и автомобилестроения. Я думаю, менее известен факт, что у него степень и в инженерной области, и MBA одновременно. Так что, во-первых, он очень проницательный, очень яркий человек, что заметил бы каждый во время первой же встречи. И я думаю, что, если бы Вы задали этот вопрос Филиппу, он ответил бы: "Я пришел в крупнейшую в мире алмазную компанию. Я не эксперт в алмазах, но я и не должен им быть. Я возглавляю компанию, которая ориентирована на добычу и продажу продукта". Можно добавить, что это не слишком отличается от того, чем он занимался ранее: он управлял большими организациями со сложными процессами - независимо от того, производство ли это поездов в Alstom Transport или, как теперь, управление алмазодобывающей шахтой. Непосредственно добычей он не занимается, но он разбирается в процессах, в оптимизации активов, в том, как добиться эффективности в работе и как обеспечить безопасность занятых в ней людей. В то же время он хорошо понимает бренды: он работал c Jaguar, работал с Ford, и он осознает силу брендов. Я думаю, он также мог бы Вам рассказать, что верит в то, что бренд De Beers несравним ни с чем, что это культовый бренд и что он может стать еще лучше. Так что я думаю, что он счастлив приложить к этому руку и обеспечить акционерам его максимальную стоимость. Несмотря на изменение сферы бизнеса, его задачи практически не изменились, а в их решении у него есть заслуги. Ему предложено возглавить масштабную сложную организацию, которая производит и продает продукт. И он доказал свою способность делать это очень хорошо в течение долгих лет.

И конечно, он уже оказал свое влияние. Начав работу в июле, он спускался в шахты, и, я думаю, парни в шахтах были приятно удивлены его осведомленностью, любознательностью, искренним интересом и корректностью его вопросов. Он осваивает бизнес, и это радует всех окружающих.

Его действительно рекомендовал Бернар Арно (Bernard Arnault), глава Louis Vuitton?

Такие подробности мне неизвестны. Насколько я знаю, те, кто дали отзывы в пользу Филиппа, очень значительные лица и они настойчиво его рекомендовали.

Алмазный бизнес всегда был очень привязан к традициям, из поколения в поколение. Ники Опенгеймер заявил, что с господином Мелье De Beers изменится.

Да, за 123 года существования De Beers Филипп стал первым руководителем компании, пришедшим извне. По правде, я думаю, что людям вне компании это было сложнее понять. Внутри же компании, я полагаю, стоило людям поговорить с Филиппом, встретиться с ним, и все стало ясно, потому что они увидели, что он умен и проницателен, понимает бизнес и может сделать многое. Полагаю, надежды Ники и всех акционеров связаны с тем, что настал очень важный момент в нашей истории: мы стоим на пороге "алмазного десятилетия", десятилетия, в котором перед нами открываются гигантские возможности, и чтобы воспользоваться этой ценностью и поддержать лидирующую позицию De Beers, нам необходим человек с послужным списком мирового класса. И в пользу Ники говорит то, что он с уверенностью вышел за стены De Beers и нашел такого руководителя в лице Филиппа.

Спасибо большое. Дэвид, я не собиралась касаться циркулирующих в масс-медиа слухов о релистинге... Однако, если можно, прокомментируйте их как-нибудь.

Впечатление такое, что вопрос об IPO появляется каждые полгода или около того. Что-нибудь происходит, или мы показываем хороший результат, и люди снова задают этот вопрос. Ответ - нет, это не входит в наши планы, акционеры по-прежнему довольны тем, как идет бизнес. В первой половине 2011 года мы добились лучших продаж за последние 10 лет, так что менеджмент сфокусирован на обеспечении роста бизнеса и дохода для наших трех акционеров.

Галина Семенова, Rough&Polished, Лондон