Rio Tinto представляет последнюю коллекцию розовых, красных и голубых бриллиантов с рудника Аргайл

Rio Tinto открыла предварительный просмотр редких розовых, красных и голубых бриллиантов в рамках последних торгов со своего легендарного рудника Аргайл (Argyle) в отдаленном восточном регионе Кимберли в Западной Австралии.

Сегодня

First Element и DDFF предлагают предтендерное финансирование

Компания First Element Diamond Services объявила о том, что в сотрудничестве с алмазным финансовым фондом Del Gatto (Del Gatto Diamond Finance Fund DDFF) предлагает своим клиентам предтендерное финансирование для обеспечения алмазодобычи.

Сегодня

Gembridge подписала соглашение с Chinastone, чтобы стимулировать цифровые продажи драгоценных камней машинной огранки во всем мире

Платформа для торговли цветными драгоценными камнями в цифровом формате Gembridge подписала соглашение с компанией Chinastone на эксклюзивные поставки цифровых продаж природных драгоценных камней высокоточной машинной огранки, что, как ожидается, приведет...

Сегодня

WPIC: платина будет третий год в дефиците на фоне резкого роста спроса в отрасли

Всемирный совет по инвестициям в платину (World Platinum Investment Council, WPIC) заявил 17 мая, что мировой рынок платины в этом году будет обеспечен меньшим количеством металла, чем предполагалось ранее, поскольку восстановление экономики...

Сегодня

Lucapa Diamond организует частный просмотр редкого бриллианта

Lucapa Diamond собирается провести эксклюзивный частный просмотр на международной выставке бриллиантов в Перте, Австралия, на следующей неделе.
Алмазная компания, зарегистрированная на австралийской фондовой бирже ASX, вместе со своими партнерами...

Вчера

Эли Ицхакофф: «Мы можем быть уверены, что добывающие компании будут продолжать действовать ответственно, в то время как процесс восстановления набирает силу»

14 марта 2011

Эли Ицхакофф, Президент Всемирного алмазного совета, в своем интервью агентству Rough&Polished рассказал о положении дел в алмазной промышленности и высказал свое мнение по текущим проблемам, с которыми она сталкивается.

Какова основная задача Всемирного алмазного совета в Вашем понимании в нынешних условиях, сложившихся в алмазной промышленности?

Всемирный алмазный совет (WDC) был создан в 2000 году для представительства международной алмазной и ювелирной промышленности в их кампании по борьбе с торговлей алмазами из конфликтных зон. WDC был ключевым участником создания в 2003 году сертификационной схемы Кимберлийского процесса (KPCS), которая в последующий период помогла добиться сокращения до менее двух десятых процента доли поступающих на рынок «конфликтных» алмазов, ранее составлявшей 4%.

WDC, созданный в кризисный период, успешно продемонстрировал, что он в состоянии решать проблемы в сотрудничестве с правительствами и гражданским обществом. Теперь, когда нынешний кризис уже позади, наша роль заключается в том, чтобы помочь сохранить целостность алмазной распределительной цепи, а также содействовать урегулированию ситуаций, прежде чем они достигнут критической точки.

Как показал прошедший год, у нас по-прежнему много дел. Вот уже почти два года в заголовках СМИ доминирует проблема Зимбабве, не прекращаются гражданские волнения в таких странах, как Кот-д'Ивуар, что означает необходимость оставаться начеку.

Есть еще один элемент, который следует принять во внимание. Во многом благодаря созданию WDC наша промышленность впервые коллективно сформулировала отраслевую стратегию корпоративной социальной ответственности. Это было признано очень многими организациями за рамками нашей отрасли, такими как Организация Объединенных Наций, а также правительствами и ведущими активистами гражданского общества. Продолжающееся присутствие WDC посылает четкий сигнал, что мы очень серьезно относимся к вопросам этики и надлежащему ведению бизнеса.

В свое время Всемирный алмазный совет лоббировал ООН и правительства стран, побуждая их создать сертификационную схему, которая бы устранила конфликтные алмазы, квалифицированные как «сырые алмазы, используемые для финансирования конфликтов, направленных на подрыв законных правительств». Случай с Зимбабве, как представляется, распространил это определение на права человека. Моти Ганц, президент Израильской ассоциации производителей бриллиантов, утверждает, что это не хорошо для отрасли. Каково Ваше мнение?

В немалой степени дискуссия о том, следует ли расширить определение «конфликтные алмазы», включив в него алмазы из регионов, где имеют место другие нарушения прав человека, является прямым результатом успеха Сертификационной схемы Кимберлийского процесса в прекращении притока алмазов, используемых для финансирования гражданской войны.

Это благородное стремление, но к нему надо подходить очень осторожно. Любое определение «нарушения прав человека» должно быть очень тщательно выверено таким образом, чтобы мы не запутались в политических спорах между странами. Если это произойдет, Кимберлийский процесс в целом будет подорван.

Я хотел бы отметить, что Кимберлийский процесс был ориентирован на соблюдение прав человека и сосредоточен конкретно на тех аспектах, в которых мы можем быть эффективными и принести пользу. Многие ведущие организации и корпорации в нашем бизнесе кодифицировали поощрение соблюдения прав человека в хартиях корпоративной социальной ответственности.

Мы должны определить достижимые цели. Кимберлийский процесс – это не суд, действующий по нормам статутного и общего права, и он никогда не предоставлял возможности для выявления или расследования утверждений о нарушениях прав человека. Но WDC уже открыто поддержал включение в Административное решение КП о внутреннем контроле заявления, относящегося к соблюдению международного законодательства о правах человека. При этом мы предложили, чтобы в данном заявлении за участниками КП было закреплено обязательство обеспечить, чтобы деятельность всего алмазного сектора велась в соответствии с международным законодательством о правах человека.

В случае если участникам КП стало известно о предполагаемых нарушениях международного законодательства о правах человека, они должны довести это до сведения компетентных внутренних правоохранительных властей и международных учреждений по правам человека. У них есть инструмент правоприменительной практики, которого у КП нет.

Не считаете ли Вы, что Кимберлийский процесс нуждается в реформе или в каких-либо изменениях процесса принятия решений?

Накануне пленарного заседания Кимберлийского процесса в прошлом году в Иерусалиме мы предложили ряд реформ, которые, как мы считали, улучшат эффективность КП.

Вкратце, было, во-первых, предложено, усилить управление КП посредством найма профессионального персонала для выполнения повседневной работы; во-вторых, изменить текущий процесс принятия решений, который требует абсолютного консенсуса для прохождения резолюции, с тем, чтобы принимать документы сверхквалифицированным большинством голосов; и, в-третьих, облегчить правила публикации внутренних отчетов с целью обеспечения полной прозрачности всех действий и выводов.

Хотя мы не добились всего, что просили, в частности, в том, касается упразднения положения о консенсусе, прогресс был достигнут. Участники пленарного заседания КП решили создать специальный комитет, который подготовит рекомендации по созданию управления административной поддержки Кимберлийского процесса .

Другим важным событием на заседании в Иерусалиме стало решение о создании рабочей подгруппы по торговле, которая займется разработкой механизмов и подготовит рекомендации для преодоления препятствий, которые возникают время от времени в результате непоследовательности процедур Кимберлийского процесса.

Наряду с «конфликтными алмазами» мы можем также говорить о «конфликтном золоте» или «конфликтной нефти» и так далее. Вы полагаете, что Кимберлийский процесс может служить моделью и для других отраслей промышленности?

Я не думаю, что в алмазной промышленности мы добились надлежащего доверия в связи с тем, что было нами сделано за последние 10 лет. При этом я верю, что другие секторы бизнеса могут взглянуть на то, что мы сделали, устанавливая критерии для собственной отрасли.

В то же время, алмазная промышленность имеет очень специфические характеристики, которые требовали создание такой системы, как Сертификационная схема Кимберлийского процесса, а проблемы в таких областях, как золото- и нефтедобыча не всегда параллельны с нашими. Они, например, испытывали гораздо более серьезные экологические проблемы, чем с этим когда-либо сталкивалась алмазная промышленность.

Но прецедент, когда промышленность добровольно подвергает себя регулированию для решения гуманитарной проблемы, как это имеет место в рамках КП, несомненно, должен подлежать рассмотрению в других секторах бизнеса. Мы гордимся нашим опытом работы и считаем, что он должен быть использован в качестве примера.

На фоне хорошего сбыта ювелирных изделий в рождественский период в США уровень безработицы там составил 9,4%, что примерно в два раза выше уровня безработицы до рецессии. Что это может означать для алмазного рынка в этой стране, с Вашей точки зрения?

Мы должны быть терпеливыми. Это был не тот обычный спад, который иногда заканчивается подъемом рынка. Это был экономический спад, и большинство экономистов согласны с тем, что он был самым тяжелым из всех обрушившихся на США с 30-х годов прошлого столетия, и поэтому восстановление будет постепенным.

С другой стороны, базовые показатели американского рынка остаются хорошими, и по мере улучшения ситуации в экономике потребители возвращаются в торговые центры. Индустрии просто не надо себя перенапрягать.

В 2011 году АЛРОСА собирается произвести более 34 миллионов каратов алмазного сырья, в то время как компания De Beers утверждает, что объем ее добычи может составить 40 миллионов каратов. У российского Гохрана в распоряжении алмазный сток стоимостью $1 миллиард, который может быть предложен к продаже. Это не упоминая о других производителях алмазного сырья. Если на волне позитивных новостей о розничном сбыте в конце прошлого года они решат увеличить продажи сырья, не думаете ли Вы, что над рынком опять замаячит ценовой пузырь образца 2008 года?

Многое зависит от торговой политики добывающих компаний, но они сами очень хорошо понимают опасности, связанные с созданием ценового пузыря.

Я хотел бы призвать добывающие компании с целью поддержания равновесия цен тщательно оценить способность сектора розничной торговли абсорбировать сырье, закачиваемое в алмазный трубопровод. Опираясь на очень положительные долгосрочные базисные факторы, которые мы имеем, нет смысла рисковать, создавая ценовой пузырь, с тем, чтобы сделать быстрые деньги. Рентабельность все равно будет править бал в следующем году и в последующие годы.

Однако следует помнить, что добывающие компании проявили большую сдержанность в начале рецессии, и это является признаком зрелой и ответственной отрасли. С учетом этого мы можем быть уверены, что они будут продолжать действовать ответственно, в то время как процесс восстановления набирает силу.

Что бы Вы хотели пожелать участникам алмазной отрасли в наступившем 2011 году?

Я желаю им того же самого, что я пожелал им и в предыдущем году - здоровья, счастья и хорошего бизнеса, осуществляемого ответственным, этичным и прозрачным образом.

Алекс Шишло, редактор Европейского бюро Rough&Polished в Брюсселе