Гонконгская ювелирная выставка JGA запускает свое первое омниканальное издание с цифровым интерфейсом

Мировое ювелирное сообщество объединится в цифровом формате для трех недель поиска новых продуктов, вдохновения и установления контактов в рамках первого в Гонконге виртуального издания (JGA Virtual) ювелирной выставки Jewellery & Gem ASIA, которая...

Сегодня

Кимберлийский процесс считает цифровизацию сертификатов КП приоритетным направлением дальнейшей работы

Заместитель Министра финансов Российской Федерации - Председатель КП в 2021 году Алексей Моисеев заявил об этом в приветственном слове к участникам межсессионного заседания КП, которое открылось сегодня в онлайн-формате и завершится в следующую пятницу...

Вчера

IRMA опубликовала проект Стандарта по ответственной переработке полезных ископаемых для общественного обсуждения

Инициатива по обеспечению ответственной деятельности в горнодобывающей промышленности (Initiative for Responsible Mining Assurance, IRMA) опубликовала проект Стандарта по ответственной переработке полезных ископаемых, который выносится на всемирное...

Вчера

Малые компании алмазодобывающего сектора ЮАР в тяжелом положении

По сообщениям СМИ со ссылкой на Южноафриканскую организацию производителей алмазов (South African Diamond Producers Organisation, SADPO), малые и юниорские компании алмазодобывающего сектора ЮАР находятся в тяжелом положении.

Вчера

OreCorp намерена привлечь 56 млн австралийских долларов на проект по добыче золота в Танзании

Компания-разработчик золота OreCorp собирается привлечь 56 млн австралийских долларов посредством размещения своих акций среди институциональных инвесторов для финансирования разработки своего золотого проекта Нянзага (Nyanzaga) в Танзании.

Вчера

Андрей Ананов – исповедь ювелира

11 января 2010

Ананов Андрей Георгиевич. Художник-ювелир, генеральный директор и основатель ЗАО «А. Ананов». Профессор. Заслуженный деятель искусств России. Кавалер ордена Карла Фаберже I степени. Обладатель звания «Лучший ювелир столетия». Изделия с маркой "Ананов" находятся в коллекциях Ее Величества королевы Великобритании Елизаветы II, Ее Величества королевы Испании Софии, принца Монако Ренье III, Альберта Гора, Монсерат Кабалье и многих других видных деятелей культуры, искусства и политики.

Художник рассказывает:

Шли советские 70-е годы прошлого столетия. Как странно произносить это слово, сразу чувствуешь себя ископаемым.

Случайно соприкоснувшись с ювелирной работой, я увлекся. С большим трудом, черпая знания из самых разных, порой до смешного необычных источников, я учился ювелирному мастерству. Помню, частенько я занимал очередь в ювелирной мастерской, где делали всякие украшения населению, а через стеклянный прилавок было видно, как работают ювелиры. Вытянув шею, как гусь, я старался подсмотреть некоторые приемы работы. Потом занимал очередь снова…

На книжных развалах отыскивал старинные книги по «златокузнечеству», исходил все музеи и чуть ли не жил в Эрмитаже. В трамвае вглядывался в серьги и кольца - женщины шарахались…

В то время я работал режиссером в театре имени В.Ф. Комиссаржевской, размер зарплаты упоминать не стоит. Помню, мечтал о кожаном пиджаке и джинсах «Монтана» - но это было нереально и несбыточно.

Я увлекся ювелирной работой, и не последнюю роль играла возможность немного подработать.

Я не строил грандиозных планов относительно нового слова в искусстве, я не думал ни о каких маркетингах и брендах, да и слов таких мы тогда не слыхали.

Я просто получал удовольствие от работы за верстаком и за это еще и платили немного.

В разные этапы жизни я задавал себе один и тот же вопрос - насколько полезно обществу то, что я делаю для себя. Я думал об этом, когда учился в Университете, в Театральном институте, когда ставил спектакли и когда стал «подпольным ювелиром». И каждый раз я говорил себе – это полезно обществу и это я люблю. И значит – я счастливый человек…

К концу 70-х годов я многое постиг в профессии ювелира и поставил перед собой «сверхзадачу», выражаясь режиссерским языком. Я решил стать лучшим ювелиром Ленинграда.

Через 20 лет появилась новая сверхзадача – остаться в истории России известным ювелиром, повторить путь великого Карла Фаберже и возродить тонкое и изящное искусство. Да, я был тщеславен, а скорее – честолюбив. Я ушел из горячо любимого мною театра, поняв, что мой КПД в ювелирном деле выше. И потом – я никогда не хотел согласиться с тем, что жизнь коротка, и мы уходим, как вода в песок. Театральные афиши истлеют, пожелтеют рецензии и забудут зрители. А тут – на каждом изделии стоит фамилия «Ананов», и чем лучше это изделие будет – тем дольше я проживу на свете, меня будут помнить и беречь, хранить и передавать по наследству.

Вот, собственно, и все.

Из любви к работе, из уважения к труду и мастерству русских ювелиров прошлых столетий, из тщеславия и увлечения «стилем Фаберже», из самоуважения и гражданского самосознания, из верности выбранному образу ювелирных изделий, из труда и разнообразных знаний и появилось то, что сегодня называют красивым словом «бренд».

А теперь я коротко отвечу на Ваши вопросы.

Что вы думаете о состоянии ювелирного дела в России?

Состояние из рук вон. Мешает контрабанда дешевки из Турции и т.д., отсутствие у тех, кто занимается производством, других целей, кроме как побыстрее заработать, неуважение к традициям, низкая требовательность к себе, отсутствие гражданского самосознания и самоуважения. И низкий профессиональный уровень.

В лучшем случае, у нас пытаются догнать Италию в производстве золотого ширпотреба, отстав от мировой индустрии примерно на столетие.

Что необходимо для создания успешного ювелирного бренда в России, что важнее - художественное образование, вкус, изучение старых технологий (в которых работал Фаберже) или владение новыми, знание последних тенденций и веяний? Какие маркетинговые усилия необходимо предпринимать? Какие предпринимали Вы - насколько известно, самые неординарные, вплоть до написания книги (книга «Два туза в прикупе», кстати, читается с не меньшим удовольствием, чем, например, "Граф Монте-Кристо")?

Ответы на эти вопросы требуют написания еще одной книги… Но вкратце – я знал, чтобы стать известным России, нужно или сначала умереть в безвестности, или прославиться за границей. Умирать было еще рано. Я выбрал второе, а дальше – это была в чистом виде режиссура, спектакль, который я сам ставил и сам в нем играл главную роль. Выставки в Париже, Лондоне, Монте-Карло, Стокгольме, Сан-Паоло, Мадриде, и еще много, много труда, авантюризма, риска и азартной игры.

Удивило ли Вас что-нибудь на последних ювелирных выставках или конкурсах? Ваши любимые ювелирные марки - если такие есть?

Я перестал бывать на российских выставках, там давно уже нет ничего интересного. Прилавки завалены однообразным литьем из драгметалла с плохо вставленными мелкими бриллиантами. Эти выставки, как и их участники, безлики и лишены образа. Хотя, конечно, в России есть самородки, но, увы - они не делают погоды…

А люблю я старые работы Лалика, уникальные диадемы Бушерона, изделия Михаила Перхина или Позье. Но все это было сделано два века назад.

Считаете ли Вы, что достигли вершин профессионализма или еще есть, куда расти?

Все годы работы моей мастерской меня вдохновляло то, что я еще не сделал, но уже придумал. Мы редко выпускали небольшие тиражи, как правило, изделия существовали в одном-двух экземплярах. Но каждый человек имеет свой «потолок», хотя не каждый в этом себе признается. Сейчас, когда все мыслимое мы освоили и научились всему, когда мы делаем изделия очень сложные, а потом еще более сложные – это превратилось в «борьбу хорошего с очень хорошим» и перестало волновать…

Теперь меня интересует новый поворот судьбы. Я стал профессором и заведующим кафедрой ювелирного искусства Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна, и в будущем году начинаю учить художников-ювелиров. И если я сумею сформировать их мировоззрение, гражданскую позицию и научу их своему ремеслу – можно считать, что жизнь я прожил не зря.

В отличие от других российских ювелиров, Вы не боитесь называть имена своих клиентов - почему?

Я называю не всех своих клиентов. А если и называю, то потому что хочу этим сказать, что ничего невозможного на свете нет.

Чем Вы гордитесь? Что самое приятное в Вашей профессии?

Я горжусь уважением к себе со стороны моих клиентов, любовью к нашим изделиям и тем, что моя совесть чиста.

Ощущаете ли Вы падение спроса, покупательной способности в связи с кризисом?

Безусловно, все мы ощущаем падение покупательского спроса, но за 20 лет работы моей мастерской я приобрел небольшой круг верных ценителей, и мне этого достаточно.

Каков Ваш девиз?

«Жизнь никогда не забывает закрыть одну дверь, прежде чем открыть другую». Этому научил меня отец. И я в это верю и верю в судьбу…

Любите ли Вы использовать бриллианты в украшениях? Ваше отношение к бриллиантам?

Я люблю любой камень или металл, если он правильно подобран к образу изделия.

И для меня главным является не величина или цена бриллианта и не количество полученного барыша, а количество веков, которое проживет удачно, тщательно и с любовью сделанное изделие, рожденное теплыми пальцами мастера.

Беседовала Галина Семенова, Rough&Polished