Ангола созывает первую международную алмазную конференцию

Министерство минеральных ресурсов Анголы проведет свою первую международную алмазную конференцию с 25 по 27 ноября в Сауримо, столице провинции Южная Лунда.

Сегодня

«Селигдар» объявляет операционные результаты за девять месяцев 2021 года

Производство золота компаниями холдинга за отчетный период составило 5 420 кг. Данный показатель включает россыпное золото, производство которого не учитывалось в показателях за 9 месяцев 2020 года.

Сегодня

В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

«Кризис – не война!» - настроение российских ювелиров улучшается

09 ноября 2009

31 октября в Москве, в выставочном центре «Крокус Сити Холл» завершилась ювелирная выставка «Золотой Глобус - 2009». Rough&Polished узнавал у ее участников, оправдан ли оптимизм в отношении кризиса на ювелирном рынке.

 Компания Choron Diamond, Екатерина, менеджер по продажам:

В связи с кризисом покупателей и вправду стало меньше. Но сейчас ситуация значительно улучшилась. По сравнению с весной и летом продажи сильно выросли, начиная с сентября. 

Ювелирный дом «Тулупов», Виктор Борисович Тулупов, директор:

В кризис мы ушли в сегмент дорого и сверхдорогого товара, и о чем совершенно не жалеем, считаем, что сделали правильно. У нас основной товар – гарнитуры с двух- трехкаратными бриллиантами, дорогие сапфиры и изумруды, а также художественные авторские работы с использованием таких же драгоценных камней. Сверхдорогой сегмент сейчас актуален. Вот, например, колечко, оно стоит 14 миллионов. Вызывает повышенный интерес. И двух- или трехкаратные кольца очень хорошо раскупают – их уже нет, все, что мы привезли на эту выставку, ушло. Средний ценовой сегмент просел, но, на мой взгляд, оттого, что среднего класса в нашей стране нет как такового – те, кто себя к нему причисляли, ушли по расходам на сегмент ниже. И это в первую очередь отражается, конечно, на рынке ювелирных украшений и предметов роскоши.

«Марказит», Игорь Корогозин, менеджер:

Мне кажется, что сейчас все далеко не так хорошо, как хотелось бы мне и многим моим коллегам. Спад в рознице только-только наступает, судя по отзывам наших клиентов – а это более 200 компаний по всей России. Такая тенденция наблюдается последние два месяца. Мое мнение таково, что ювелирный рынок еще не достиг дна. Все только начинается… 

ELLE Jewellery, Роман Лаукайтис, менеджер:

У нас в этом году продажи выросли, так что никакого кризиса мы не ощутили. Возможно, потому, что мы работаем только с серебром. Возможно, просто наша ниша в данной ситуации оказалась наиболее выгодной. Насколько я знаю, средний-то чек ювелирных продаж по рынку в целом уменьшился. Потом, мы работаем на свои деньги, не пользуемся кредитами. Тем, кто зависит от кредитов, конечно, тяжело пришлось. У нас есть и свое производство, также мы сотрудничаем с Гонконгом, Китаем, Таиландом, Турцией, Польшей. Ни наших европейских, ни азиатских партнеров так называемый кризис тоже не затронул. В принципе, сегодня тенденция такова, что большинство людей, которые раньше покупали украшения, допустим, золотые или с бриллиантами средней ценовой категории, перешли на серебро. Я знаю, что сейчас многие крупные мировые производители и продавцы, которые раньше занимались золотом, расширяют сегмент серебряных украшений.

А на покупательной способности ваших клиентов неужели кризис не отразился?

Как это ни странно, нет. У нас много клиентов по регионам России, в городах, где есть градообразующие предприятия. Нет, нигде продажи не упали, наоборот, в некоторых местах только выросли. Кризис – это ж не война. Люди продолжают жить – замуж выходят, детей рожают, ходят в гости, дарят подарки. А значит, ювелирный сектор будет востребован всегда, так или иначе.

У вас есть и украшения с бриллиантами. Хорошо ли они продаются?

Ну, как вам сказать… Продаются, конечно. Здесь беда в чем: даже маленький бриллиант может завысить цену изделия настолько, что его предпочтут тогда уж в золоте купить. В этом случае металл теряет значение.

Часовой завод OPTIM, Мария Сапрунова, бренд-менеджер:

Сейчас ситуация с продажами значительно лучше, даже если судить по этой выставке. Проснулся интерес - видно, что постепенно к людям возвращается покупательская способность. В частности, стали больше брать дорогие часы, которые больше рассматриваются как аксессуар. Это в первую очередь часы с бриллиантами. Мы делаем их под заказ, на выставке только образцы представлены. И вот сейчас к ним наблюдается большой интерес, на эти часы стали вновь поступать заказы от клиентов. 

«Бриллилайн», Елена, менеджер:

В данном случае проблема не столько в кризисе, сколько в неудачном расположении выставочной площадки – она далеко от входа, у нее маленькая проходимость. А так, в общем и целом, могу сказать, что сейчас кризиса мы не ощущаем. Мы на рынке первый год, производим и продаем недорогие изделия с бриллиантами, средний и низкий ценовой сегмент, изделия от тысячи рублей и выше. На наших розничных продажах кризис не сказывается совершенно.

Анна Тишински, Rough&Polished, Москва