Зимбабве расширяет стимулы для крупных золотодобытчиков

Правительство Зимбабве будет и впредь предлагать стимулы для крупных золотодобытчиков страны, чтобы они производили драгоценный металл сверх установленных целевых показателей.

Сегодня

LME запретила поставки российского никеля с одобренных складов в Великобритании

Лондонская биржа металлов (LME) запретила поставки российского никеля со своих двух утвержденных складов в Великобритании, начиная с 20 июля, сообщил интернет-ресурс mining.com.

Сегодня

Субподрядчик компании Murowa Diamonds в Зимбабве не платит рабочим более пяти месяцев

По сообщениям местных СМИ, компания Capafare Investments, субподрядчик Murowa Diamonds, не выплачивает зарплату своим рабочим уже более пяти месяцев. В связи с этим рабочие начали забастовку. В ответ Capafare Investments уволила 43 сотрудника.

Сегодня

Canada Nickel Company подтвердила обнаружение никеля на руднике Делоро

Canada Nickel Company Inc. объявила о результатах анализа проб на принадлежащем ей руднике Делоро (Deloro), которые подтверждают второе важное открытие залежей никеля на недавно приобретенных объектах компании.

Сегодня

Минфин России: попытки поставить под сомнение полное соблюдение Россией Системы сертификации Кимберлийского процесса (ССКП) необоснованны и спекулятивны

Министерство финансов Российской Федерации, комментируя статью, опубликованную в газете New York Times, заявило, что Россия всегда была и остается исключительно ответственным участником Кимберлийского процесса и попытки поставить под сомнение полное...

Вчера

SAFDICO Antwerp: «Мы были бы весьма заинтересованы в поставках от АЛРОСА»

20 июля 2009

Ив Алексис - управляющий директор компании SAFDICO Antwerp, являющейся частью мировой группы, представляющей интересы South African Diamond Corporation. Компания имеет обрабатывающие предприятия в Южной Африке, Ботсване, Бельгии и Нью-Йорке и специализируется главным образом на товарах для дорогого сегмента ювелирного рынка, а также на желтых бриллиантах фантазийных цветов и серийных изделиях для дальневосточного рынка. В своем интервью агентству Rough&Polished г-н Алексис затронул некоторые проблемы, стоящие сейчас перед алмазным рынком.

Не могли бы Вы поделиться своим мнением о системах сбыта таких производителей сырых алмазов, как De Beers, АЛРОСА, BHP Billiton, Rio Tinto и Harry Winston в нынешних непростых условиях на рынке алмазного сырья? Не могли бы Вы дать более или менее подробное описание положительных и отрицательных сторон в их системах сбыта и торговой политике?

Это очень широкий вопрос. На эту тему можно говорить днями, однако следует отметить, что каждый производитель сырых алмазов применяет собственную систему продажи. De Beers продает их, проводя так называемые сайты. У этой компании имеются прикрепленные к ней клиенты, которым она десять раз в год продает продукцию, подходящую для их работы. Другие производители работают по-иному. BHP, например, продает свое алмазное сырье, применяя систему, основанную на аукционах, которая была разработана математиками и в рамках которой применяется Интернет – торговля осуществляется раз в месяц. АЛРОСА – это другая история, там больше работают по контрактам.

Так что эти три главных поставщика по-разному продают свои алмазы. У каждого способа есть свои плюсы и минусы, и каждый производитель алмазного сырья зависит от изготовителей бриллиантов, с которыми он работает. Я бы сказал, что модель De Beers представляется вполне выгодной в том смысле, что вы более или менее гарантированно обеспечиваете себе регулярные поставки однотипной продукции, которую вы используете на своих предприятиях, поскольку если у вас есть перерабатывающее предприятие, то занятые на нем люди обучены работать с определенными видами сырых алмазов, которые имеют определенный размер, поступают от определенного производителя и так далее, ведь каждая фабрика имеет свою специфику.

Если у вас имеются регулярные поступления от крупного производителя, такого, например, как DTC, который может ежемесячно продавать вам партии однотипной продукции, то в таком случае содержать ограночное производство становится более или менее легким делом.

По поводу АЛРОСА я вам честно скажу, что эта компания мне менее знакома, поскольку на данный момент мы не являемся ее постоянными клиентами. Что же касается BHP, то из-за ее аукционной системы вам никогда не гарантированы необходимые поставки.

А Вам хотелось бы, чтобы АЛРОСА в настоящее время продавала больше алмазного сырья?

Я думаю, что рынок сегодня весьма хрупок по причине финансового кризиса. В течение многих месяцев не было возможности продавать бриллианты, а возможность продавать сырые алмазы была еще меньше, однако сейчас мы постепенно оправляемся и видим, как стабилизируются цены на бриллианты. Так что мы теперь более или менее знаем наперед, что готовы платить клиенты за бриллианты. Оба рынка имеют разную динамику, но тем не менее я считаю, что между этими двумя рынками – ограненных бриллиантов и алмазного сырья – должно существовать некое соответствие, ведущее к получению конечного продукта, и если рынок будет испытывать большой приток сырых алмазов – а мне известно, что на российской стороне за последние месяцы скопилось много продукции, так как она не продавалась в течение 8-9 месяцев, - то это может определенно оказать влияние на то хрупкое состояние равновесия, в котором мы сейчас находимся.

Нужно еще посмотреть, по каким ценам будут продаваться сырые алмазы и каким образом русские будут поставлять свою продукцию. В компании АЛРОСА сейчас происходят большие политические перемены, так что я не знаю, что случится.

Многие эксперты утверждают, что на российских алмазных месторождениях добываются алмазы очень высокого качества. Какова Ваша точка зрения в этом отношении?

Российские алмазы всегда были известны как алмазы очень высокого качества и очень высоких цветовых характеристик. В прошлом сделанные в России бриллианты были брендами. Бриллианты российского производства считались брендами 10-15 лет назад. Сегодня положение изменилось – алмазы, конечно, не изменились, однако изменилась обработка. Я полагаю, что, как всегда, то, что выходит из России, очень высокого качества. Тем не менее присутствует и высокий процент камней с так называемой флюоресценцией, что является торговой характеристикой бриллианта – чем выше флюоресценция, тем меньшую цену вы можете назначить за бриллиант, поскольку флюоресценция может оказать влияние на жизнь и блеск бриллианта. Так что чем выше флюоресценция, тем ниже цена, да и такой камень пользуется меньшим спросом на рынке. А у российских бриллиантов во многих случаях в некоторой степени наблюдается флюоресценция.

Вы бы хотели покупать российские алмазы? Что Вы думаете о долгосрочных контрактах между АЛРОСА и некоторыми антверпенскими компаниями, занимающимися бриллиантами?

Мы определенно заинтересованы в том, чтобы стать клиентами АЛРОСА. Мы заинтересованы в том, чтобы занимать какое-то положение на рынке, и, как мы полагаем, у нас такое положение имеется, так что мы хотели бы его поддерживать. Что касается долгосрочных контрактов, то, конечно, эта концепция новая. Здесь важна система цен. Трудно дать ответ, принимая во внимание такой большой период времени – срок в 3-5 лет в алмазном мире действительно большой срок, - но тем не менее мы были бы весьма заинтересованы в поставках от АЛРОСА.

Алекс Шишло, шеф-редактор Европейского бюро Rough&Polished, из Антверпена