Компания Grib Diamonds продала фиолетовый алмаз по цене свыше $100 000 за карат

В прошлый четверг Grib Diamonds, являющаяся торговым подразделением AGD Diamonds, продала фиолетовый алмаз российского происхождения весом 7 каратов по рекордной цене в более чем 100 000 долларов США за карат.

Сегодня

WGC: инвестиции в золото и ювелирные изделия увеличили спрос на эту продукцию во втором квартале 2021 года

Потребительские инвестиции в золото увеличились во втором квартале 2021 года, но настроение у некоторых инвесторов было менее оптимистичным, согласно последнему докладу Всемирного совета по золоту (World Gold Council, WGC) «Тенденции спроса на...

Сегодня

Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

30 июля 2021

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

30 июля 2021

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

30 июля 2021

Кимберлийский процесс отвечает критикам ужесточением систем контроля

15 июля 2009

Недавно алмазодобывающие страны собрались в Намибии на 6-ю межсессионную встречу Сертификационной схемы Кимберлийского процесса с целью анализа действий этой организации, направленных на то, чтобы остановить поток конфликтных алмазов, а также положить конец незаконной торговле драгоценными камнями.

Эта встреча состоялась после волны резкой критики, поднявшейся в адрес Кимберлийского процесса (КП), в связи с тем, что ему не удалось найти решения для затянувшей алмазной саги Венесуэлы и зимбабвийского района Маранге.

Кимберлийский процесс охватывает 99,8 процента мировой добычи сырых алмазов, и по его схеме работают 49 входящих в него членов, представляющих 75 стран.

Корреспондент агентства Rough&Polished побеседовал с нынешним главой Кимберлийского процесса Бернхардом Эсау, являющимся также заместителем министра горнодобывающей промышленности и энергетики Намибии, в кулуарах этой встречи, чтобы выяснить, какие цели она преследовала, а также затронуть некоторые из «жгучих» вопросов, поднятых в отношении Кимберлийского процесса.

Намибия стала местом проведения 6-й межсессионной встречи Сертификационной схемы Кимберлийского процесса. Какова цель этого мероприятия?

Председательство в Кимберлийском процессе к Намибии перешло от Индии, а вместе с ним и унаследованные им проблемы. Эти проблемы включают в себя необходимость соблюдения членами КП его правил и норм в том смысле, чтобы не допускать притоков конфликтных алмазов и нелегальной торговли.

Так что цель этой встречи заключалась в том, чтобы подвести итог сделанному за первые шесть месяцев этого года (2009) и взглянуть на это под углом зрения решений, принятых на пленарном заседании, рассмотрев также, как развивались события в рамках этого периода.

Как известно, наша организация совершила много ознакомительных поездок по странам, в ходе которых проверялось, как там работают соответствующие системы контроля.

В Комитете по участию в Кимберлийском процессе у нас есть рабочая группа, которая осуществляет последующий контроль над странами, приглашенными присоединиться к КП. Так вот, некоторые из этих стран ответили взаимностью, а некоторые нет. Мы хотим, чтобы все алмазодобывающие страны, включая и те, что осуществляют мониторинг за добычей алмазов, являлись членами одного семейства в рамках Кимберлийского процесса, так что эти вопросы предстоит еще изучить.

Так же остро на повестке дня стоит вопрос об алмазах Маранге в Зимбабве – как Вы слышали, гражданское общество этой страны жалуется на имевшие там место нарушения прав человека. Мы знаем, что работы на месторождении Маранге связаны со многими проблемами, особенно в связи с его расположением, поскольку оно находится в сельской местности, где многие люди зарабатывают себе на жизнь сельским хозяйством и где на первый план выходит вопрос безопасности, поскольку, как только там начнется добыча алмазов, необходимо будет вводить меры безопасности и внутреннего контроля, чтобы это соответствовало нормативам КП. Что же касается КП, то мы действительно хотим, чтобы проект Маранге отвечал нашим нормативам в целях борьбы с незаконной торговлей и подчинялся мерам внутреннего контроля, дабы добываемые там алмазы не были связаны с конфликтами.

Агентство Rough&Polished недавно опубликовало анализ развития событий в рамках Кимберлийского процесса, когда Иэн Смилли, один из архитекторов КП, объявил, что уходит из руководства организации PartnershipAfrica-Canada в связи с тем, что им было названо «чрезвычайно низким уровнем эффективности» КП в некоторых алмазодобывающих странах. Как Вы можете это прокомментировать?

Он может иметь свои личные взгляды на КП, однако взгляды КП могут и не совпадать со взглядами Иэна Смилли, поскольку, как Вам известно, КП – это инициатива правительств, промышленности и гражданского общества. Он (Иэн Смилли) – представляет гражданское общество, и я не говорю, что мы не ценим его вклад в КП, однако взгляды других общественных партнеров в этом семействе с его собственными взглядами тоже не совпадают. Мы хотим сказать, что Кимберлийский процесс, как и любая другая инициатива, на каком-то этапе должен проходить проверку, и мы должны посмотреть, как мы идем к тем целям и рубежам, которые поставлены Кимберлийским процессом. Такие шаги предпринимаются, и если, может быть, кто-то почувствовал разочарованность, не следует, двигаясь по этому пути, выражать ее впустую – нужно дождаться, когда соберется соответствующий форум, и на нем обсудить такие вопросы.

Ваши другие критики указывали на то, что КП не обеспечивает контроля над незаконным потоком алмазов на Ближний Восток, а именно в Ливан. Какова Ваша точка зрения на это?

Мы знаем, что существуют проблемные страны, и я не говорю, что проблема заключается в Ливане. Мы очертили ряд проблем, с которыми мы сталкиваемся, включая поддельные сертификаты и случаи задержания людей с алмазами в аэропортах, так что все эти утечки находятся в поле нашего зрения, и если Ливан станет одной из таких проблем, мы рассмотрим ее, однако все это пройдет в процессе соответствующих встреч и рабочих групп, которые затем доложат об этом на пленарных заседаниях межсессионных заседаний.

Касаясь фальшивых сертификатов, что Кимберлийский процесс делает для того, чтобы их искоренить?

Мы пытаемся делать упор на установление подлинности сертификатов; на тех, что были признаны фальшивыми, отсутствовали специальные элементы безопасности. При обнаружении это означает, что такие грузы или отправления не могут считаться соответствующими правилам КП, поскольку имеющиеся на них сертификаты фальшивые.

Недавно Вы побывали в Сьерра-Леоне с целью проверки добычи алмазов в этой стране. Вы можете поделиться своими выводами?

Пока я не могу об этом говорить, поскольку мы все еще излагаем их определенным рабочим группам. Так что эта работа пока еще ведется, и, поскольку нам нужно проводить по этому поводу широкие консультации, нам приходится сверять свои выводы с участниками процесса. Мы ожидаем, что сверка завершится в течение трех месяцев после нашей инспекционной миссии, и мы надеемся сделать это вскоре, к началу нашего пленарного заседания, однако в настоящее время мы делимся своей информацией со странами-членами КП и гражданским обществом.

Нельзя завершить это интервью, не спросив Вас, в чем заключается вклад Намибии или ее намерение сделать вклад в Кимберлийский процесс в качестве нынешнего председателя этой организации?

Мы занялись вопросом, касавшимся Зимбабве, мы съездили в эту страну в составе делегации, которую я возглавлял, и составили отчет, в котором указывалось, что заручились согласием на работу там инспекционной миссии, что будет сделано после этой сессии. Во-вторых, мы рассчитываем на то, чтобы расширить возможности КП в плане членства, и в связи с этим попросили один из комитетов по участию в КП направить письма в адрес различных государств, которые не присоединились к КП, сделать это и ждем от них ответа, а их достаточно много; кроме того, перед нами стоит вопрос фальшивых сертификатов, которым мы тоже занимаемся, предупреждая всех о необходимости проявлять бдительность; мы также продвигаем идею региональной кооперации, поскольку у нас есть страны, где отсутствует система внутреннего контроля, и, чтобы присоединиться к таким странам, как Намибия и другим, с целью установить надлежащую систему проверки, им нужно учиться на нашем опыте.

Мэтью Няунгуа, Rough&Polished, Виндхук