Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

Вчера

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

Вчера

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

Вчера

Антверпен открывает собственный учебный центр по огранке алмазов

Алмазная компания HB Antwerp в скором времени откроет в Антверпене   собственный центр обучения экспертов по  алмазам и ювелирным изделиям, cообщил телеканал VRT. Трижды в год "Академия HB" будет набирать на 12-недельный...

Вчера

«Норникель» принял участие в слушаниях Общественной палаты Норильска

По инициативе «Норникеля» в среду состоялось расширенное заседание Общественной палаты Норильска. Представители общественности и руководители компании обсудили усилия «Норникеля», направленные на улучшение качества жизни в Норильске. Об этом сообщается...

29 июля 2021

«Намибийские банки не несут чрезмерных рисков, работая с горнодобывающей промышленностью страны»

22 июня 2009

Отношения между финансовыми институтами и добывающими компаниями находятся в последнее время в центре внимания в условиях мирового кризиса кредитования, начавшегося в США и распространившегося по всему миру.

Большинство финансистов с неохотой финансируют проекты по добыче полезных ископаемых по причине того, что цены и спрос на товары сильно уменьшились. Намибийские компании не являются исключением.

Корреспондент агентства Rough&Polished встретился для беседы с главой корпоративного и инвестиционного отдела банка Standard Bank Namibia Джейко Бёргером, чтобы понять, на каком уровне находится вовлеченность банков и других местных финансовых институтов в индустрию добычи, а в особенности в сектор добычи алмазов, и вот что удалось узнать.

Нам известно, что StandardBankNamibia несет риски в горнодобывающей промышленности в размере 327 млн намибийских долларов. Не могли бы Вы рассказать об этом поподробнее?

Если вы обратитесь к нашему годовому отчету, там существует раздел, который мы называем «сегментационным анализом». Он основан на нашей книге займов, которая разбивается на сегменты. В большинстве случаев работу по классификации кредитов проводит Центробанк.

Центробанк предлагает банку классифицировать займы в соответствии с указанными им категориями. В разных странах данная сегментация проводится по-разному, но в большинстве африканских стран горнодобывающая промышленность выделена в отдельный сегмент, и банк обязан предоставлять Центробанку такую информацию, сообщая о проценте возврата таких займов.

Таким образом, Центробанк имеет данные обо всех банках, несущих риски в горнодобывающей промышленности. В нашем случае доля участия в добывающем секторе крайне невелика и составляет 327 млн намибийских долларов по данным на конец 2008-го финансового года. Можно убедиться, что это относительно небольшой процент в нашем учете.

Верно ли то, что эта сумма (327 млн нам. долл.) представляет собой 4% ваших базовых активов?

Около 40% банковской индустрии Намибии сосредоточено на кредитовании под обеспечение, что означает либо жилищное кредитование или финансирование на базе активов. Традиционно, эта цифра мала по причине сосредоточения усилий на других классах активов, так что мы и FNB (First National Bank) являемся двумя крупными банками Намибии, владеющими самыми большими книгами займов. Поскольку эти книги столь объемны, данная цифра так мала и составляет всего 4%.

Другими словами, Вы хотите сказать, что более прибыльным является предоставление жилищных кредитов, чем финансирование добывающей промышленности?

Нет, я бы не сказал, что такой подход мотивирован прибылью, просто структурно и исторически так сложилось. На самом деле это вопрос спроса и предложения.

Если говорить о мировом кризисе кредитования, то мы видим «дополнительный ущерб», нанесенный им добывающей индустрии и в наибольшей степени алмазному сектору. Изменило ли это что-либо в финансировании банками местной добывающей промышленности?

Мировой кризис кредитования имеет ряд последствий, и одним из них является то, что глобальный спрос на такое сырье, как алмазы, снизился, что оказало огромное влияние на товарные цены, а также повлияло на алмазную индустрию. В глобальном масштабе спрос снизился. Если в США не покупают алмазы в сезон Рождества, это оказывает влияние на весь мир. Когда спрос находится под давлением, от последствий не застрахована ни одна страна.

Как банковская группа мы это понимаем, и для нас это вполне рядовая ситуация, но мы внимательно следим за развитием событий в промышленности, стремимся уловить момент, когда спрос пойдет вверх, узнать, каковы планы крупных производителей, помня о том, что все связаны производственно-сбытовой цепочкой.

В Намибии, правда, производственно-сбытовая цепочка не отвечает современному уровню требований и не так развита, как в других странах. Кто-то у нас добывает алмазное сырье, кто-то занимается его обогащением, кто-то дистрибуцией, и в конечном итоге есть люди, которые осуществляют розничную продажу сырых алмазов. В Намибии алмазное сырье добывается и проходит частичное обогащение. Как страна мы зависимы от добывающей индустрии, но наша зависимость от добычи алмазов пару лет назад стала меньше. Возросла добыча урана, что стало хорошей перспективой для страны, и теперь нельзя сказать, что мы полностью зависим от алмазов.

Несколько лет назад мы были сильно зависимы от экспорта продукции добывающей промышленности, являвшейся для нас движущей силой, дававшей возможность поддерживать обменный курс нашей валюты, однако теперь эта ситуация изменилась.

Добыча алмазов является отраслью перерабатывающей промышленности, но мы вполне комфортно себя чувствуем при нашей нынешней подверженности рискам в связи с вовлеченностью в эту отрасль. Мы не можем прогнозировать, как долго будет продолжаться финансовый спад, но мы настроены оптимистично и верим в то, что рынки найдут свое равновесие пусть даже на более низких уровнях.

Говоря об оптимизме, следует упомянуть о том, что в последнее время поступают сообщения о замеченных переменах на мировом рынке алмазов и бриллиантов. Принимая это во внимание, собирается ли StandardBankвновь вернуться к серьезной работе с алмазодобывающими компаниями или вы по-прежнему будете держаться от них на безопасном расстоянии?

Знаете, это безопасное расстояние довольно трудно определить. Нам очень повезло, что мы остались близки к нашим существующим клиентам. С точки зрения положения дел на месте, нет никакой необходимости подвергать себя лишнему риску. Мы вполне комфортно себя чувствуем. Досадно лишь то, что на этом рынке (алмазной индустрии) существует всего несколько игроков, так что наше внимание приковано к более крупным компаниям.

Сколько у вас клиентов из местной алмазной промышленности?

Вы знаете, алмазная промышленность здесь - это в основном группа De Beers, так что наши риски, связанные с другими малыми добывающими компаниями, весьма невелики, если вообще таковые имеются.     

А как насчет сайтхолдеров - как известно, в Намибии их одиннадцать?

Намибия выбрала такой же путь бенефикации, как и Ботсвана. Правда, материальная часть этой программы здесь еще не внедрялась, но я думаю, что Ботсвана является хорошим примером для изучения. Мы сыграли значительную роль в развитии рынка Ботсваны в рамках программы бенефикации, так что сможем сыграть такую же роль в нашей стране.

Каков уровень возврата займов и какие стратегии вы используете, чтобы обеспечить максимальный возврат ссуд, выданных клиентам?

Добывающая промышленность здесь имеет очень высокую степень концентрации. Компания De Beers является крупнейшим игроком, так что наши риски, связанные с алмазной промышленностью, тоже имеют высокую степень концентрации, и мы, неся эти риски или намереваясь их нести, чувствуем себя при этом комфортно и твердо верим в то, что местные игроки выстоят в этот период, как мы полагаем, временного спада в экономике.

У нас нет случаев неисполнения обязательств по ссудам в добывающем секторе. Во всем мире действуют довольно строгие критерии определения того, исполняются или нет обязательства по тому или иному активу, и мы твердо придерживаемся существующих на сей счет инструкций центрального банка. Так что я могу подтвердить, что у нас нет случаев неисполнения обязательств по ссудам в добывающем секторе.

В последнее время проявляется большой интерес к намибийскому урану. Вы как банк несете какие-либо риски в данном секторе добычи?

Мы несем некоторые риски, прямые и косвенные. Мы вполне оптимистично настроены относительно урановых перспектив страны. Мы верим, что существует большой спрос на уран и что атомная энергетика как источник энергии обладает стабильными перспективами, а это хорошо для нашей страны.

Обеспокоены ли Вы как финансист за экономику Намибии, которая в значительной степени зависит от горнодобывающей отрасли?

Это в большей степени является темой для дискуссии по микроэкономическим проблемам в правительстве, но, с точки зрения банка и финансиста, я могу сказать, что есть надежда на то, что со временем из данных по промышленности мы увидим, что не слишком сильно зависим от горнодобывающего сектора.

Могу с уверенностью сказать, что 40% наших активов являются активами, связанными с жилищным строительством, и активами частных лиц. Вопрос о финансировании является сугубо личным для разных банков. Показывать финансирование в балансовой отчетности легче, чем финансировать проект.

Что бы Вы могли добавить в завершение нашего интервью?

Горнодобывающая промышленность является важным сектором намибийской экономики, но делать вывод о том, что банки подвергаются чрезмерным рискам, работая с этой отраслью, поскольку она играет кардинальную роль в экономике, наверное, неправильно.

Вероника Новоселова, редактор Африканского бюро Rough&Polished в Намибии