Компания Grib Diamonds продала фиолетовый алмаз по цене свыше $100 000 за карат

В прошлый четверг Grib Diamonds, являющаяся торговым подразделением AGD Diamonds, продала фиолетовый алмаз российского происхождения весом 7 каратов по рекордной цене в более чем 100 000 долларов США за карат.

Сегодня

WGC: инвестиции в золото и ювелирные изделия увеличили спрос на эту продукцию во втором квартале 2021 года

Потребительские инвестиции в золото увеличились во втором квартале 2021 года, но настроение у некоторых инвесторов было менее оптимистичным, согласно последнему докладу Всемирного совета по золоту (World Gold Council, WGC) «Тенденции спроса на...

Сегодня

Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

30 июля 2021

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

30 июля 2021

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

30 июля 2021

Кризис порождает спрос на необычный дизайн и эксклюзивное качество ювелирных изделий

16 марта 2009

Елена Опалева – известный ювелир-дизайнер, профессор кафедры ювелирного искусства Уральской архитектурной академии и академик Российской академии ювелирного искусства. Лауреат многочисленных международных ювелирных выставок и конкурсов, в том числе международной премии De Beers, которая считается «ювелирным Оскаром».

Вы учились музыке, изучали архитектуру – как стали ювелиром?

Я неплохо рисовала в детстве, выбрала архитектурный институт, после окончания работала по профилю, в торговой рекламе, занималась модой. О камнях не думала. Случайно познакомилась с женщиной - главным художником ювелирного завода, сделала ей эскизы комплектов, и через полгода меня пригласили на завод в качестве художника-дизайнера. Так я пришла к ювелирному дизайну, но не дошла до верстака – остаюсь рисующим дизайнером, делаю эскизы на бумаге.

Расскажите о конкурсе De Beers - как это было?

Было огромное желание попасть на конкурс, доказать, что я что-то могу - я проанализировала условия конкурса, посмотрела работы-победители за 10 лет и подумала, что есть шанс. Если хочешь выиграть — надо создать что-то особенное, созвучное сегодняшнему дню. Изначально колье задумывалось как мужское, и вдохновлялась я искусством Египта. Колье «Сфинкс» сияет 664 бриллиантами в сочетании с нежной голубой эмалью – его полгода ваяли мастера и огранщики «Ювелиров Урала». Оно было оценено в 1 миллион долларов и было выбрано из 2285 украшений из 14 стран мира. Церемония проходила в Париже в «Гранд Опера», с участием известных кутюрье и голливудских звёзд, премию вручал Энтони Оппенгеймер.

А как сложилось судьба «Сфинкса»?

Она ещё не решена. Колье выставлялось в разных странах мира, сейчас находится в частных руках, на хранении в Екатеринбурге - оно слишком дорого стоит. Для того чтобы оно стало антикварным, должно пройти еще лет сорок – может еще через пару кризисов на Sotheby’s или Christie’s оно будет продано в два-четыре раза дороже. Меня радует, что к нему до сих пор проявляют интерес: недавно по госзаказу закончен фильм о создании этого колье – у него есть своя история.

Такая премия не дает расслабиться?

Конечно, ответственность – мой большой недостаток... Я теперь другого пути для себя не вижу, хотя в этой ситуации, связанной с кризисом, наверное, проще было бы заняться чем-то другим – коммерцией, например. Ответственность перед академией, перед студентами: я должна давать материал, преподавать мастер-классы, рассказывать о новых тенденциях, о том, что происходит на международных выставках. Меня интересует теоретическая часть: находить новую образность, стилистику, новые схемы архетипов. И мне интересны все вопросы производства, маркетинга, то, как развиваются рынки в России, Европе, Азии.

Что происходит в связи с кризисом в отрасли и у Вас лично?

Кризис - это серьезная проверка для ювелиров и производителей, тест на творческое отношение к делу. Если раньше многие не придавали значения качеству, гнали по стандартным схемам, производя унылую массовую продукцию, то сейчас приходится перестраиваться: существенно вырос спрос на необычный дизайн и эксклюзивное качество. Сегодня средний дизайн никому не нужен – даже с 60%-ой скидкой. К сожалению, судьба многих титулованных дизайнеров России не очень хорошо складывалась. Ведь у заказчиков главная цель – заработать сейчас, многим недостает понимания в необходимости продвижения бренда, в работе на перспективу, в создании ассортимента завтрашнего дня. Но кризис по-новому расставляет акценты. Выживут те, кто предлагают новые идеи, направления дизайна, технологии. Лично у меня сегодня появилось больше заказчиков.

Руководители предприятий, даже самых стабильных, жалуются на падение продаж и трудности с кредитами.

Все жалуются, что продажи падают. Но падение везде, а в ювелирной отрасли, на мой взгляд, потери наименьшие. Несмотря на напряженное положение, в целом дела идут неплохо у уральских ювелиров - они участвуют во всех выставках, перестраиваются, минимизируя затраты на производство, - думается, они переживут этот кризис, продолжая работать профессионально, качественно и честно. «Алмаз-холдинг» получил финансовую поддержку от государства – у них трудностей быть не должно. На рынке останутся лучшие: смоленский «Кристалл», «Ювелиры Урала», «Алмаз-холдинг», из небольших – «Сирин», «Эрми». Предприятия, которые выживут, по заслугам получат вознаграждение за трудности. Не надо бояться!

Как Вы думаете, кризис не отразится на бриллиантах?

Не думаю. Это вечные ценности – на что-то надо ориентироваться. Сейчас появилось много заказов именно на бриллиантовый ассортимент, на необычные изделия с хорошими камнями. В мире считается традицией дарить бриллианты по случаю знаменательных событий в семье, причём с каждым разом увеличивая количество карат. И если раньше люди тратили на украшения лишние деньги, то сейчас на смену эмоциям пришел здравый смысл: заказчики хотят инвестировать в украшения, которые они смогут продать завтра. Люди с деньгами стараются вложить их во что-то небольшое, но емкое по финансам – бриллианты отвечают этим требованиями.

Что для Вас бриллиант – нечто особенное?

Для меня это определенно символ – силы, успеха, победы. Алмаз - скорее амулет, чем украшение - он дарит внутреннюю энергию. Кстати, алмаз украденный, или приобретённый нечестным путем приносит несчастье. Я люблю работать именно с бриллиантовым ассортиментом, и я знаю, какие сейчас надо предпринимать шаги, чтобы он продвигался.

Есть какие-то клиенты, которыми Вы гордитесь?

У меня есть постоянные клиенты, с которыми я работаю много лет. И среди них много людей известных. Не всегда удобно говорить об этом – многие клиенты предпочитают конфиденциальность. Мы создали несколько объектов для патриарха Алексия, в том числе тройник на 40-летие архиерейской хиротонии: наперсный крест, панагии «Рождество», «Воскресение». Когда я работала в «Ювелирах Урала», на 850-летие Москвы мы сделали каминные часы в подарок мэрии Москвы, с бриллиантами фантазийной огранки – они сейчас в кабинете у Лужкова. Мои украшения есть у Людмилы Зыкиной, Ирины Аллегровой и других звезд шоу-бизнеса, есть покупатели из Англии.

Какие планы на будущее?

Работать – я делаю сейчас коллекции для многих ювелирных предприятий. Знаю, какие схемы следует использовать для дизайна с бриллиантами, и хочу, что бы мой опыт был полезен отрасли - мы планируем провести на ближайшей выставке Гильдии ювелиров в Гостином дворе круглый стол для ювелиров-дизайнеров.