Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

30 июля 2021

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

30 июля 2021

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

30 июля 2021

Антверпен открывает собственный учебный центр по огранке алмазов

Алмазная компания HB Antwerp в скором времени откроет в Антверпене   собственный центр обучения экспертов по  алмазам и ювелирным изделиям, cообщил телеканал VRT. Трижды в год "Академия HB" будет набирать на 12-недельный...

30 июля 2021

«Норникель» принял участие в слушаниях Общественной палаты Норильска

По инициативе «Норникеля» в среду состоялось расширенное заседание Общественной палаты Норильска. Представители общественности и руководители компании обсудили усилия «Норникеля», направленные на улучшение качества жизни в Норильске. Об этом сообщается...

29 июля 2021

"Огранщик - эта профессия будет жить и дальше"

11 января 2009

Насколько популярной является на сегодняшний день профессия огранщика? В мире новых технологий и компьютерной техники останется ли эта профессия как профессия? Нужны ли нам мастера старого поколения? На эти и другие вопросы мы попросили ответить профессионального огранщика, геммолога с 30-летним стажем Рувена Пайкина, работающего сейчас начальником производства только что открывшейся алмазной фабрики ALMOD в Намибии. Рувен закончил геммологический институт в Израиле. В 1968 году, когда ему было всего 13 лет, он эмигрировал из Латвии в Израиль вместе с родителями. В процессе своего обучения на огранщика изучал геммологию, а во второй половине 80-х начал сам вести производство.

Чувствуете ли Вы себя сегодня профессионалом своего дела?

Никогда в этой профессии нельзя всего знать, ты учишься чему-нибудь каждый день. Даже несмотря на мой многолетний стаж в 31 год я не знаю всего. К началу второго миллениума за последние 7-8 лет в гранильное производство стали вводить компьютеры, что намного облегчает работу.

Как ваше поколение огранщиков встретило это компьютерное внедрение в мастерство огранки?

Для человека моего возраста это массивное вхождение компьютерных технологий стало совершенно тяжёлым переходом. Огранщики моего поколения, те, кто не попытался двигаться вперёд, пропали для этой профессии.

Через сколько лет работы огранщиком Вы поверили в себя и почувствовали себя уже сформировавшимся профессионалом?

Я думаю, это произошло через 15-20 лет, когда я смог охватить всю профессию целиком и овладеть всем процессом. Алмазный процесс многосторонний и довольно сложный. Пришло время, когда я смог сам покупать сырьё, делать разметку и вести полный процесс обработки, понимать все виды и формы камней. Только тогда я почувствовал, что смогу обработать 20 видов камней. Что смогу сам купить сырьё, оценить и разметить, что могу сам принять готовую продукцию. Только тогда я почувствовал, что владею этой профессией.

На мой взгляд, профессия огранщика является, наверное, самой трудной профессией, если для обучения этому делу уходит до 15 лет?

Может быть, это так выглядит потому, что я отношусь к первому поколению в этой профессии. Каждый этап я проходил определённое время. Второму поколению, например, сыну отца-мастера будет легче пройти все эти этапы за более короткий период. Профессия огранщика – это отнюдь не популярная профессия в мире. Это малая профессия. До сих пор нет нигде высшего учебного заведения, где бы тебя за 4-5 лет научили этому мастерству. В 80-х годах в Израиле была профессиональная высшая школа огранщика, где учились 20 тысяч студентов. В конце 70-х начале 80-х в России было несколько профессиональных школ - школа огранки, школа оценщиков, - включая профшколы при заводе «Кристалл». А на сегодняшний день, как это ни печально, всё распалось. Осталось несколько учебных заведений. Но таких массовых учебных центров, как раньше, увы, уже нет. В Европе уже не существует крупных обработчиков сырья, всё постепенно уходит в Индию, Китай, Вьетнам - в страны, где рабочая сила дешевле.

Происходит ли медленное вымирание этой профессии в Европе и России?

Она вымирает в Европе вместе с производством, но не вымирает как профессия. Эта профессия будет жить и дальше. Когда в Израиле рабочая сила была дешевле, большая часть гранильного производства переместилась из Бельгии и Америки в Израиль. Потом дешёвая рабочая сила появилась в Индии, и все производство стало перемещаться туда. В Китае уже тогда затраты на огранку были в 10 раз дешевле, чем в Израиле. На сегодняшний день огранка большей частью мигрировала в азиатские страны. Уменьшается количество огранщиков в Израиле, России и других европейских странах, но зато увеличивается число огранщиков в Азии и Африке. Более того, сейчас начинает расти конкуренция в Индии, и больше огранщиков стало уходит в Китай и Вьетнам, но объем обработки не уменьшается, а наоборот, с каждым годом только увеличивается, и поэтому Индия сейчас направляется со своими новыми проектами в Африку. К сожалению, в России происходит тот же процесс - поднимаются зарплаты, затраты становятся выше.

Кого больше преобладает в этой профессии? Женщины или мужчины?

Конечно же, большей частью это мужская работа, и в ней преобладают мужчины. При открытии нашего производства в Намибии мы набрали больше женщин, хотя это лишь этап в формировании производства; просто у женщин, как нам кажется, больше терпения и усидчивости, но в будущем это в основном будут мужчины. Изначально мы думали, что работа в Африке будет выглядеть, как работа в Китае. Но у женщин Китая и Таиланда совершенно другой менталитет. Это абсолютно нелёгкая профессия - сидеть по нескольку часов на одном месте, рассматривать сотни раз камень и обтачивать его на станке. Но в нашем деле есть и более женские профессии, такие, как оценка, сортировка – то, что в России называлось ОТК.

Виндхук, Намибия