Ростехнадзор и «Норникель» подписали соглашение о взаимодействии

Руководитель Ростехнадзора Александр Трембицкий и президент компании «Норильский никель» Владимир Потанин подписали соглашение о взаимодействии, сообщается на сайте Ростехнадзора.

26 мая 2023

«Норникель» заинтересован в сплите акций, но нужно разрешение всех акционеров

«Норникель» хотел бы провести дробление акций, но для этого компании необходимо разрешение всех акционеров, заявил директор департамента по работе с инвестиционным сообществом компании Михаил Боровиков.

26 мая 2023

Минфин РФ проведет открытый аукцион по реализации необработанных алмазов из Госфонда

Министерство финансов Российской Федерации объявило о проведении 27 июня 2023 года  открытого аукциона по реализации на внутреннем рынке необработанных природных алмазов (за исключением алмазов массой 10,8 карата и более) из Госфонда...

26 мая 2023

Glencore рассматривает биологическое разнообразие как ценный глобальный актив для потомков

Glencore, глобально диверсифицированная компания по добыче природных ресурсов и производитель меди и кобальта в Демократической Республике Конго (ДРК), признала биологическое разнообразие глобальным активом, представляющим ценность для будущих...

26 мая 2023

«Норникель» снижает смертность на производстве

«Норильский никель» («Норникель») в 2022 году значительно сократил количество производственных смертельных случаев на своих предприятиях благодаря реализации новой стратегии по повышению промышленной безопасности. В отчете об устойчивом развитии...

25 мая 2023

Александр Матвеев: «Алмазный ОПЕК – это возможность пережить кризис с наименьшими потерями»

13 ноября 2008

Александр Матвеев – член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов. Горный инженер, академик Российской инженерной академии, доктор экономических наук, профессор. Работал заведующим отделом промышленности Якутского обкома КПСС, председателем Госплана Якутии, вице-президентом, первым вице-президентом АК АЛРОСА.

Как экономический кризис отразится на Якутии? Что будет с масштабными проектами, включенными в «Схему комплексного развития производительных сил РС(Я) до 2020 года»?

Кризис, начавшийся в кредитно-финансовой сфере и уже серьезно отразившийся на фондовом рынке, постепенно переходит в сектор реальной экономики. Снижение капитализации компаний, в том числе и принимающих участие в работе над якутскими проектами, отрицательно сказывается на возможности привлечения инвестиций. Ряд компаний, например, в  сфере энергетики, планировали расширение своего присутствия на фондовом рынке – очевидно, что сегодня это нецелесообразно.  На кризисную ситуацию накладывается традиционная неповоротливость нашей бюрократической машины. Сейчас технология прохождения документов, необходимых для выделения инвестиций на региональные проекты и якутские в том числе, намного более инертна и тяжела, чем даже в советские времена. Конечно, кризис окажет отрицательное влияние на якутские мегапроекты, и сроки их реализации, по-видимому, возрастут.  Но отказа от них не произойдет. Проекты в Восточной Сибири и в Якутии в особенности – естественное направление развития экономики России, они будут реализованы.

АЛРОСА заявила о значительном сокращении предложения алмазного сырья на рынке в целях стабилизации цен, что неизбежно повлечет снижение доходов алмазодобывающей компании.  Как это отразится на бюджете Якутии?

Якутский бюджет сегодня примерно наполовину формируется за счет средств, получаемых от алмазной компании. Есть еще крупные плательщики – «Сургутнефтегаз», «Якутуголь». И больше трети бюджета – это трансфертные платежи. Будем надеяться, что на трансфертах кризис не скажется – бюджет Российской Федерации на следующий год утвержден со  значительным профицитом,  и если эти расчеты верны, бюджетники республики и социальная сфера в целом могут чувствовать себя уверенно. Следует также учитывать, что падение продаж АЛРОСА на 30% снизит доходы республиканского бюджета от алмазного бизнеса примерно на 7-8% и эти потери также могут быть безболезненно компенсированы федеральным бюджетом.  А вот инвестиционная программа самой АЛРОСА скорее всего будет значительно скорректирована, что неизбежно скажется на сроки ввода в эксплуатацию наиболее капиталоемких проектов – подземных рудников.

Вы считаете сокращение предложения алмазов правильным решением?

Да, это верное решение. И важно, чтобы оно было согласованным всеми крупными производителями алмазов. Такая стратегия аналогична той, что используется на рынке нефти, но для алмазного рынка она может быть еще более актуальна.  За последнее десятилетие была разрушена одноканальная система, созданная De Beers. На первых порах это вызывало известную эйфорию, создавались новые торговые площадки, многим казалось, что конкуренция добывающих компаний способна оживить рынок, придать ему новый импульс  к развитию. Но я всегда считал, что конкуренция между компаниями, контролирующими в совокупности более 70%  алмазного сырья, в конечном итоге ничего хорошего рынку не принесет, рано или поздно она этот рынок просадит.  Бриллиант слишком специфический товар, он будет нужен потребителю только тогда,  когда его цена будет расти. Дешевеющий бриллиант – это уже не бриллиант. А конкуренция на рынке алмазного сырья неизбежно должна снижать цену на бриллианты. Насколько мне известно, сейчас, в период кризиса, значительным спросом пользуются крупные – от 3-х карат бриллианты высокого качества, такие камни сохранили инвестиционную привлекательность. А мелочь никому не нужна, ее слишком много, она будет быстро дешеветь и тем самым подрывать главную идею бриллиантового рынка. И вот это есть результат разрушения одноканальной системы. Похожая ситуация складывалась, когда «Аргайл» вышел из одноканальной системы, тогда рынок мелочи был спасен Индией и ростом спроса в Китае. А сегодня эти факторы не действуют.

Напрашивается идея создания «алмазного ОПЕК»?

Если ведущие производители алмазного сырья смогут договориться и создать орган, аналогичный ОПЕК, это гарантирует их безубыточную работу и даст возможность пережить кризис с наименьшими потерями. А стабильность добывающих компаний – это залог процветания алмазно-бриллиантового рынка в целом.