В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Новый президент WFDB: Доверие - это красиво!

26 мая 2008

Ави Паз, президент Израильской Алмазной Биржи, родился в 1946 году в семье бельгийских диамантеров. Родился на Кубе, но вырос и учился в Бельгии, в 1965 году иммигрировал в Израиль. В 1971 году начал заниматься торговлей алмазами, стал членом Алмазной Биржи Израиля (IDE). Владелец и гендиректор компании Paz Avi Fancy Ltd - алмазообрабатывающего предприятия, созданного в 1977 году и первого в Израиле по производству бриллиантов фантазийной огранки.
     Стал президентом биржи в 2005 году. Недавно был избран на вторую каденцию.
А на недавно завершившемся в Шанхае Всемирном Алмазном Конгрессе Ави Паз стал новым президентом Всемирной Федерации Алмазных Бирж (WFDB).

Об Ави Пазе известно: он придерживается курса на сближение с Россией, не раз бывал в Москве. Убежден в необходимости атмосферы доверия и открытости на алмазном рынке. Активно способствует "репатриации" евреев-диамантеров из Франции и Бельгии и переносу центра их деятельности в Израиль, открытию в Рамат-Гане их офисов и заводов. По оценке А. Паза, "репатриация" европейских алмазных компаний в Израиль увеличит на 50 процентов объем торговли алмазами в Израиле.

       - Правление Алмазной Биржи полно выдающихся диамантеров, но почему именно Вы стали ее президентом, а недавно вас переизбрали на второй срок, причем единогласно?

      - Это большая честь – быть избранным во второй раз. Около десяти лет назад я стал членом правления Биржи, шесть лет работал в правлении, возглавлял юридическую комиссию и комиссию по безопасности, а три года назад меня избрали президентом. Расскажу немного о себе. Я вырос в Бельгии, приехал в Израиль в девятнадцать лет – один, без семьи. Служил в армии, в 1971 году начал работать на бирже. Я затрудняюсь ответить, я – четвертое или пятое поколение диамантеров, часть их родом из Киева и Одессы. Мои родные в 1939 году бежали из Бельгии в Испанию, на зафрахтованном судне хотели достичь США, но не получили разрешения и отправились на Кубу. Там мои родители познакомились, поженились, и там родился я. Во время второй мировой войны на Кубе – об этом мало знают – была очень развита алмазообрабатывающая промышленность. После войны в 1946 году мои родители вернулись в Бельгию. Я стал огранщиком, как мой отец, как дед и прадед из России, потом создал предприятие со специализацией на фантазийной огранке.

 - Является ли сейчас профессия огранщика столь же престижной, как и раньше? 
 
 - К сожалению, престиж снизился - по сравнению с прежними временами, но довольно высок. Например, экспорт бриллиантов в прошлом году составил 7 млрд долларов, из них 2,8 млрд были огранены в Израиле. Благодаря тому, что огранщики в Израиле стали работать с крупными камнями, от карата до 10-15 каратов, опыта и знаний теперь требуется больше.
 
 - Приходят молодые в профессию? Династии продолжаются?

 - Мне очень нравится вопрос – с удовольствием отвечаю. В отличие от других бирж мира мы получили такой дар свыше – молодое поколение, которое очень заинтересовано в том, чтобы начать работу в отрасли. В прошлом году мы приняли в члены Биржи 120 молодых диамантеров, могли принять и большее число, но мы переживаем за них и хотим, чтобы они как следует изучили профессию, перед тем, как начать работать. Поэтому человек, заинтересованный в приобретении статуса члена Биржи, в течение шести месяцев обязан пройти профессиональные курсы: изучение алмазов, бриллиантов, ювелирного и банковского дела, устав Биржи, поведенческие особенности, правила ведения торговли с выходцами, например, из Китая, Японии - код ведения бизнеса. Мы готовим почву: в торговом зале Биржи мы открыли Технологический центр, оснащенный лучшей техникой, самым современным оборудованием, и три самых дорогих инструктора их обучают. Потому что не всегда владельцы молодых фирм могут себе позволить приобрести оборудование. В последний год нам удалось подписать ряд соглашений с банками о предоставлении льготных банковских ссуд для молодых диамантеров, сейчас мы начинаем переговоры с крупными компаниями типа «АЛРОСА», DTC, Диамдел, чтобы они готовили небольшие пакетики с алмазами именно для нужд молодых диамантеров, а не огромные боксы, которые они продают. Мы здесь в Израиле хорошо понимаем: то, что молодые хотят присоединиться к отрасли - очень положительный факт. Но надо всячески поддерживать их, культивировать обучение - мы выращиваем их как в теплице и удобряем почву.

 - Молодежь сейчас такая быстрая, а работа огранщика требует скрупулезной сосредоточенности, тщательности…

 - У меня есть сын, работающий со мной в бизнесе. Молодые приходят в бизнес  с совершенно новым видением - они выросли с компьютерами, на новых технологиях. К нам это пришло позже, мы должны были долго этому учиться, а они уже готовы. Мои внуки одновременно пьют молоко и играют в компьютерные игры, и это естественно. Поэтому очень важно, чтобы мы дали им выразить себя, чтобы все эти технологии поступали в отрасль, облегчали труд огранщика и развивали огранку. Но со всем этим, главное – глаз, мозги и знания. Нужно знать профессию изнутри. И, конечно, нужно и следить за молодыми тоже. Это наше будущее.

 - Раньше в Советском Союзе камни ограняли по стандарту - было много отходов, и это было невыгодно. Фантазийная огранка требует особого приложения сил, времени, опыта?

 - Нужно понимать, что такое сегодня стандартные вещи… например, есть прайс-листы Раппапорта, и каждый покупатель может свериться по компьютеру с ценами – люди осведомлены гораздо лучше, чем раньше. Но если мы хотим добиться дополнительной прибыли, нужно обращаться к фантазийным камням - на них очень сложно стандартизировать цены, и создать ценовой лист - тогда производитель, дилер и ювелир могут заработать чуть больше.

 - Расскажите о своей компании.

 - Мы работаем с камнями, которые подходят для видов огранки «изумруд», «принцесса» и «багет». Около десяти лет назад мы создали и запатентовали новый, только наш вид огранки – «принц»: «prince cut» - это 111 граней, ювелирные магазины любят покупать эти камни, и можно немного заработать, потому что это особенная огранка. Мы в своей рекламе пишем: «Наконец-то принцесса нашла своего «принца»!».

 - Наверное, этот вид огранки требует большего объема работы и более высокой квалификации от огранщика?

 - Больше труда, но и света отражается очень много. Поскольку это наш патент, этим должны заниматься только наши огранщики.

 - Где продаются ваши бриллианты?

 - В Сингапуре, в США, Великобритании, Шотландии, Испании, Бельгии.

 - У вас есть какие-то планы в отношении Африки, Китая? 

 - У моей компании есть офисы в Гонконге и Шанхае, в ближайшее время я открываю новый офис в Шендзене. А в отношении Африки, ввиду того, что большую часть бриллиантов мы производим в Израиле или в Китае, планов у меня нет.

 - Профессиональный уровень огранщиков в Израиле выше, чем в других местах?

 - Однозначно да, поскольку здесь гранятся дорогие камни крупных размеров, квалификация должна быть лучше.

 - Выше, чем в Бельгии?

 - Я не уверен, что там такие обороты производства, да и есть ли там вообще производство сейчас.

 -Вы слушали о «русской огранке»? что вы думаете о ней?

 - Да, слышал. Мой покойный отец – один из пионеров приобретения бриллиантов в России. Он был хорошим другом Мориса Темпельсмана, который еще в 1962 году продавал пшеницу Советам, а в качестве платежа получал ювелирные изделия и бриллианты. Он привозил это в Бельгию, и они с отцом делились. Российские алмазы известны во всем мире, а русская огранка славится своим высоким уровнем, гораздо выше среднего.

 - Ваши предки из Одессы тоже занимались этим?

 - Это были больше ювелирные изделия, но да, тоже гранили.

 - Вам лично сейчас приходится заниматься огранкой, сортировкой?

 - Я в постоянной связи со своими огранщиками, несколько раз в неделю посещаю свои предприятия, огранкой давно не занимаюсь, но обожаю сортировку бриллиантов – прихожу утром и занимаюсь сортировкой сам.

 - Они вызывают у вас – как у многих - особое чувство ?

 - Знаете, я думаю, что занятие бриллиантами – нечто особенное. Кроме того, что это, как говорят, символ красоты, чистоты и любви, помимо всего этого наша профессия совершенно особая: я не знаю другого такого бизнеса, где заключаются сделки на миллионы долларов без адвокатов, без контрактов. Например, я иду покупать дом, и начинается: адвокаты, контракты, посредники... А я сегодня купил посылку бриллиантов на полмиллиона долларов - написал маленькую расписочку и купил. Потому что все базируется на доверии между людьми. И это очень красиво – работать на доверии. Естественно, случаются обманы, некрасивые вещи, но такие случаи редки, и мы знаем, как справляться с этими проблемами. Мы едины: все биржи – члены Всемирной федерации алмазных бирж – и если я кого-то удаляю с биржи здесь в Израиле, лишаю его права, ни в какую другую биржу он войти не сможет. И в этом наша сила – в единстве.

 - Чем израильская биржа отличается от других бирж?

 - Вы обратили внимание на торговый зал – он самый большой в мире. Он всегда живой, там масса людей работает, все знают друг друга. И очень важно, что все, что нужно диамантеру, находится под одной крышей: банки, почта, компании по транспортировке, таможня – другого такого места нет. Тысячи камер - мы можем положить в карман камни на любую сумму и свободно передвигаться.

 - Ваша биржа развивается столь же бурно, как и страна в целом. Что изменилось за время президенства г-на Паза?

 - Алмазная отрасль очень важна для экономики страны в целом. Если мы обратим внимание на то, что семь миллиардов долларов - экспорт бриллиантов, а три с половиной – экспорт алмазов,  - если это сравнить эту совокупность с общеизраильским экспортом, мы поймем, насколько важен наш отраслевой экспорт. За последние годы изменилось многое:  завтра мы подписываем контракт на расширение площади биржи – это дополнительные десять тысяч метров. Мы серьезно занялись молодым поколением – открыли технологический центр в Торговом зале. Мы очень активны и в израильском обществе. В этом году мы будем праздновать 70-летие алмазной биржи Израиля. Ведем социальные проекты: в течение этого года работали со 120 детьми, имеющими проблемы в школе и дома –занимались ими весь год: нанимали им и оплачивали учителей, инструкторов, продвигали их по жизни.

 - Алмазный мир сейчас несколько тревожится по поводу алмазных запасов. Вызывает ли это беспокойство у производителей алмазов?

 - Беспокойства нет - несмотря на то, что г-н Выборнов на алмазной конференции представил очень впечатляющие цифры относительно запасов, имеющихся в России на 15-20 лет. Кстати, связи между АЛРОСА, ВФАБ и Алмазной биржей Израиля давние, и мы обязаны развивать их. Я намерен в скором времени посетить Россию.
Да, крупных открытий не было, но согласно прогнозам запасы есть. Природный алмаз это редкая вещь, не каждый день встречается и не на каждом шагу – в этом его ценность. Это редкая, красивая вещь. Если будет небольшая нехватка – ничего страшного. Это лишь повышает ценность.

- Вы с оптимизмом смотрите в будущее.

- Я всегда позитивен. Президент обязан быть позитивным!