В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Нашей ювелирной отраслью мог бы прирастать имидж России

14 апреля 2008

Компания «Алмаз-холдинг» входит в тройку лидеров российского ювелирного рынка. Основные направления деятельности холдинга - производство ювелирных изделий из золота, платины и серебра с использованием драгоценных и полудрагоценных камней, оптовая и розничная продажа через сеть собственных магазинов, изготовление эксклюзивных изделий ручной работы по эскизам заказчика, по эскизам дизайнеров и по каталогу, включающему изделия и других заводов, в том числе «Костромского ювелирного», «Топаза», «Грингора», «Красносельского ювелирпрома».

«Алмаз-холдинг» насчитывает более 150 магазинов (в том числе, 4 магазина в Казахстане), имеет совместные предприятия в Таджикистане и США. Компания постоянно участвует в международных ювелирных выставках в Базеле и Лас-Вегасе.

На вопросы корреспондента Rough&Polished отвечает президент "Алмаз-холдинга", член Высшего совета Гильдии ювелиров России Флун Гумеров.

Давно говорится о необходимости протекционизма со стороны государства в области ювелирного производства и торговли. Есть ли какие-то надежды или прогнозы в этом вопросе?

Я бы не стал говорить о протекционизме. Нужно говорить о необходимости создания равных условий ведения бизнеса как внутри России, так и с нашими коллегами за рубежом. Мы не требуем льгот. Безусловно, ювелирная отрасль процветает в тех странах, где ей оказывается господдержка, особенно в части, которая ориентирована на экспорт. В той же Индии ювелирные предприятия тесно сотрудничают с Министерством содействия экспорту. В России есть ряд моментов, которые ставят ювелирную отрасль в неравные условия. Какие?

Во-первых, избыточное администрирование. В чем это выражается? Сегодня рынок регулируется «Законом о драгметаллах и камнях» и многими правительственными постановлениями, часть которых были приняты еще в советские времена. Да и присутствие на рынке Пробирной службы России увеличивает административную нагрузку со стороны государства. При этом мы говорим не только о госконтроле со стороны пробирной палаты, но и о монопольном предоставлении услуг по клеймению изделий. А монополия, как известно, злейший враг любой экономики. Мне не раз приходилось говорить, что Россия одна из немногих стран, где есть служба пробирного надзора и практически единственная страна в мире, где услуги оказываются монопольно. Я уж не говорю о том, что ни сроки клеймения, ни количество пробирных инспекций не адаптированы к условиям рынка. Я очень ценю, что в последнее время удалось перейти с руководством пробирной палаты из поля критики в поле конструктивного диалога и надеюсь, что надеюсь, что в скором времени этот диалог даст реальные результаты.

Во-вторых, серьезная фискальная нагрузка. Остались пошлины на импортные ювелирные вставки и на импорт ювелирного оборудования. Практически все ювелирные вставки, кроме бриллиантов, приходится импортировать с уплатой 20-процентной пошлины и 18% НДС. И получается, что в 2-граммовом изделии золото 585 пробы стоит порядка 40 долларов, а ювелирная вставка может стоить от 100 долларов и выше и с учетом подорожания вставок наши изделия становятся неконкурентоспособными с импортной продукцией. Об экспансии импорта я скажу ниже. То же самое происходит и с оборудованием. Для производства ювелирных изделий нужны сложные, высокоточные станки.  В России они не производятся. Чтобы ввезти их из-за рубежа нужно заплатить 20 процентов пошлины и 18-процентный НДС - и мои издержки сразу становятся на 40 процентов выше.

Называется ли это протекционизмом или созданием равных условий, о чем говорил в своем выступлении Дмитрий Медведев в Красноярске, государство должно снять преграды для построения цивилизованного ювелирного рынка, который гармонично вписался бы в глобальную мировую экономику.

Ваше мнение о российской кредитной и налоговой политике в сфере ювелирпрома?

Ювелирная промышленность – часть российской экономики и, конечно, как и любое производство в стране, нуждается в либеральной налоговой политике, дешевых кредитных средствах с тем, чтобы можно было обновлять вовремя основные средства, внедрять новейшие технологии, вкладывать серьезные деньги в человеческий капитал. Ради справедливости нужно сказать, что в последние годы государство сделало немало для уменьшения налогового бремени на производителя, снят налог на сверхприбыль - акциз. Торговля перешла на вмененную или упрощенную систему налогообложения. У нее появились оборотные деньги. Торговле стало выгоднее работать с легальным производителем, чем с «теневиком», так как у легального производителя продукция гарантированного качества и гарантированные поставки. И многие крупные производители создали свои бренды. И тот факт, что в последние годы удается ежегодно наращивать легальное производство, - это свидетельствует о том, что происходит вытеснение «теневиков» с рынка.

По поводу кредитов. Практически все ювелирные предприятия берут кредиты в банках, производят ювелирные изделия и за счет своего труда зарабатывают прибыль. Конечно, стоимость российских кредитов, по сравнению в банками на Западе, в разы дороже. И это тоже негативно влияет на себестоимость наших изделий. И многие российские предприятия начинают использовать разные схемы, в том числе, так называемую, давальческую, когда вывозится золото на  переработку за рубеж и завозится обратно импортные изделия без уплаты пошлины и НДС. Не могу не повториться, что такая практика существует только в ювелирной отрасли, ведь никто не  вывозит металл и не завозит автомобили, например, «мерседесы», аргументируя это тем, что у нас, якобы, плохие машины и плохой дизайн. Если правительство в ближайшее время не отменит эту практику, станет бессмысленным техническое перевооружение и развитие дизайнерской школы. Доля импортной продукции, завезенной по давальческой схеме и учитываемой как российской, от сегодняшних 20% дойдет до 100% и мы сможем констатировать, что «кулак судьбы отправил отрасль в нокаут».

Что мы можем противопоставить конкуренции со стороны производителей Турции, Греции, Ближнего Востока, Китая?

Центр ювелирного производства перемещается на юго-восток. В мире добывается ежегодно около 2,5 тыс. т золота, перерабатывается 3,2 тыс. т, в том числе 2,6 тыс. т на ювелирную промышленность. У нас огромная сырьевая база, при этом в России добывается 160 т золота, а перерабатывается порядка 70 тонн. В Китае, где ювелирная промышленность появилась буквально 10-15 лет назад, добывается порядка 200 т золота, и столько же они перерабатывают. Индия, добывающая порядка 5 тонн, перерабатывает 500-600 тонн. А Италия, практически импортируя 100% сырья, перерабатывает около 250 тонн. На этом фоне Россия, конечно, выделяется своей жесткой ориентацией сырья на экспорт и экспансией импортной ювелирной продукцией на свой рынок. Обратите внимание, что рост импорта увеличился за последние 6 лет в 5 раз. И это только легальный импорт, без учета скрытого, завезенного по так называемой давальческой схеме, хотя руководство страны жестко ставит задачу, что промышленность должна быть экспортоориентированной и импортозамещающей. 

Что вы думаете о создании отечественных ювелирных брендов? Должно ли участвовать государство в их создании и раскрутке?

Да, я считаю, что государство должно помогать в создании объединенного российского ювелирного бренда, чтобы он был узнаваем во всем мире. Но, к сожалению, сегодня в нашем бизнесе нет серьезной общественной организации федерального уровня, которая могла бы вести конструктивный диалог с государством, а не занималась лоббированием интересов отдельных предприятий.

Что вы могли бы посоветовать покупателям ювелирных украшений?

Сегодня ювелирные предприятия ежегодно обновляют свой модельный ряд, реагируя на изменения моды, и работают очень небольшими партиями. Цена на золото растет: несколько лет назад оно стоило $250 за унцию, сегодня $920. И цена на золотые украшения будет расти. Были времена, когда украшения покупали для вложения средств, но сейчас все больше  клиентов покупают именно ювелирные украшения как дополнение своего образа, в том числе, и эксклюзивные изделия. Я советовал бы покупать уникальные авторские вещи, чтобы они радовали глаз и дарили хорошее настроение. И, конечно,  я думаю, что лучше покупать их в фирменных магазинах или в магазинах самих производителей. Из-за высокой стоимости рабочей силы мои коллеги за рубежом специализируются в основном на изделиях машинного производства. У нас же украшения гораздо сложнее, поэтому они оригинальнее и живее.

У вас красивое название фирмы – и приличный сегмент ювелирных украшений с бриллиантами. Вы сотрудничаете с фирмами по огранке алмазов или у вас в штате есть свои огранщики?

Изделия с бриллиантами занимают у нас значительную часть – это треть нашей продукции. На покупку бриллиантов у нас уходит – можно посмотреть последние месяцы - 29% средств. Покупаем бриллианты у нескольких фирм, в том числе у смоленского «Кристалла», «Амос» и «Туймаады даймонд». Может я ошибаюсь, но мне кажется, что наши производители бриллиантов порой продают на внешнем рынке чуть ли не дешевле, чем на внутреннем.

Чем ювелиры занимаются в свободное от дел время?

Я увлекаюсь охотой – меня как-то приглашал к себе на охоту в Австрию Гельмут Сваровский, потом он несколько раз приезжал в Россию и посетил завод в Красно-на-Волге «Красносельский Ювелирпром». Охотились мы и с Людвиком Карлом (фирма Preciosa) в Чехии. Вообще много путешествую. Но в основном по делу. Я недавно вернулся из Японии, это вообще феноменальная страна, но больше всего меня там поразило то, что эта страна – как одна очень большая корпорация, с огромной системой кооперации и разделения труда между предприятиями. А у нас может на заводе стоять очень дорогое оборудование, например станок непрерывного литья, которое работает в смену 10-20% рабочего времени. То же самое у соседа. У нас такая психология: я лучше себе куплю, чем пойду к соседу. Нашей ювелирной отраслью мог бы прирастать имидж России: у нас есть для этого все - сырьевая база, прекрасная школа, целевой потребитель.