В горнодобывающей промышленности ЮАР зафиксирован самый низкий уровень смертности в 2022 году

По словам высокопоставленного правительственного чиновника, в горнодобывающей промышленности Южной Африки в 2022 году было зарегистрировано 49 смертельных случаев, что является самым низким показателем в истории. Министр минеральных ресурсов Гведе Манташе...

Сегодня

Началась конференция по инвестированию в горную добычу в Африке

Сегодня в южноафриканском Кейптауне начала свою работу ежегодная конференция по инвестированию в горную добычу в Африке (Investing in African Mining Indaba), которая считается одним из крупнейших на континенте собраний с участием горнодобывающих...

Сегодня

В 2022 году производство Anglo American Platinum сократилось на 25%

В 2022 году производство рафинированных металлов платиновой группы (МПГ) компании Anglo American Platinum упало на 25% из-за задержки реконструкции плавильного завода в Полокване и перебоев в подаче электроэнергии в сочетании с более низкой...

Сегодня

Верховный суд Зимбабве распорядился о возврате алмазов компании Vast

Верховный суд Зимбабве вынес постановление в адрес министра горнодобывающей промышленности, связанное с удержанием 129 400 каратов алмазов компании Vast Resources, находящихся на ответственном хранении в Резервном банке Зимбабве.

Сегодня

В 2022 году объем производства Gem Diamonds снизился из-за низкого содержания алмазов в руде

Добыча алмазов у компании Gem Diamonds на принадлежащем ей на 70% руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото упала на 7%, до 106 704 каратов в 2022 году по сравнению со 115 335 каратами, произведенными в 2021 году.

Сегодня

Валерий Рудаков: «Страна может гранить алмазы, которые она добывает»

25 октября 2007

Справка Rough&Polished: Валерий Владимирович Рудаков, год рождения 1942, по специальности – горный инженер, окончил Московский горный институт. Начинал работать в тресте «Якуталмаз» (сейчас – «АЛРОСА»), возглавлял Главное управление драгоценных металлов и алмазов при Совмине СССР, корпорацию «Алмаззолото», АК «АЛРОСА».
1982-1988 г.г.- заместитель министра цветной металлургии СССР.
1999 –2002  г.г. - заместитель министра финансов РФ и руководитель Гохрана. С 2002 г. по нынешнее  время - председатель совета директоров ЗАО «Полюс», председатель Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням Торгово-промышленной палаты РФ.

Выступление президента АЛРОСА Сергея Выборнова на Международной конференции участников алмазного рынка в Антверпене содержит ряд положений полемического характера, в частности, оживленную дискуссию в кулуарах конференции вызвал его скептицизм по поводу планов развития огранки в Африке. Насколько он прав, с Вашей точки зрения?

Я читал речь Выборнова и должен сказать, что с основными ее положениями я согласен. Особенно хотел бы отметить его анализ экономической эффективности гранильных предприятий на примере дочерних фирм АЛРОСА. Я всегда утверждал, что огранщики не должны пользоваться какими-либо преференциями со стороны добывающих компаний и государства, риски огранщиков должны быть их рисками и не перекладываться на чужие плечи. В мире ежегодно разоряется множество гранильных предприятий и это естественный результат жесткой конкуренции. Но нельзя допускать, что бы от этого страдали добывающие компании, поскольку горное производство и обогащение требуют гигантских инвестиций и оборот средств в этом бизнесе медленный. Поэтому, когда Выборнов говорит, что не должно быть государственных гранильных предприятий в Африке, то я совершенно с ним согласен. Государственное предприятие – значит риски несет бюджет, значит огранщики попадают в тепличные условия, они вне конкуренции, у них пропадает экономическая мотивация. В Африке нет школ и традиций в огранке, но с этим можно справиться, привлекая специалистов из Израиля, Бельгии, России. А вот планы финансирования гранильных предприятий из государственного бюджета или бюджета добывающих компаний порочны в принципе.

Но в СССР вся отрасль принадлежала государству и могла похвастаться серьезными достижениями, «русской огранкой», например. Может быть, эта аналогия вдохновляет инициаторов африканской огранки с участием государства?

Во времена СССР дело обстояло следующим образом. Все алмазы у «Якуталмаза» и  «Уралалмаза» скупало государство. И 100% алмазов отправлялись в Гохран. Причем не только ювелирные, но и технические алмазы, все отправлялось в Гохран по совершенно условным ценам, никакого отношения эти цены к мировым ценам на алмазы не имели. Государство платило копейки, обеспечивающие только себестоимость производства алмазного сырья, потом Гохран через «Алмазювелирэкспорт» решением правительства продавал эти алмазы за рубеж, De Beers, как известно. Продажа на наши гранильные заводы осуществлялась тоже по ценам, установленным государственным комитетом по ценам. И эти цены были совершенно условные,  с ценами  для бриллиантовых производств во всем мире не сопоставимые,  во много раз они были ниже. Все произведенные бриллианты сдавались в «Алмазювелирэкспорт», который продавал бриллианты во всем мире, в самом  же СССР потребление  бриллиантов было мизерное.
Гранили в СССР очень хорошо, потому что существовал ГОСТ, за отступление от которого наказывали. В этом ГОСТе были исключительно четко отработанные нашими специалистами требования, технологии, рекомендации, позволяющие сделать практически идеальный бриллиант. Поэтому при покупке советских бриллиантов покупатель был готов платить премию до 10% от розничной цены. Но подлинная экономическая эффективность наши гранильные заводы абсолютно не волновала, внутри страны цены были совершенно условные, искусственные, проблемы конкуренции, реальной прибыли просто отсутствовали. Это была социалистическая модель экономики, сейчас ее в мире нет нигде и ориентироваться на такую модель и ее достижения сегодня невозможно, это противоречит здравому смыслу.

Возможно, выступление Сергея Выборнова продиктовано ностальгией по классической стратегии De Beers, много лет обеспечивающей стабильность рынка: «Страна, которая добывает алмазы, должна их продавать, а гранить не должна»?

Времена меняются и любая, даже самая удачная стратегия не должна возводиться в культ. Страна может гранить алмазы, которые она добывает. Но страна не должна делать для этих гранильных предприятий никаких преференций. Она не должна давать им возможность быть вне конкуренции. Все гранильные предприятия, в любой стране, хоть в России, хоть в ЮАР, хоть в Анголе, хоть в Ботсване, должны быть частными, рыночными, и не должны друг перед другом иметь никаких преимуществ для получения сырья для огранки. Потому что это лишает их мотивации: чтобы выжить и не разориться, надо хорошо работать, хорошо гранить и хорошо продавать. А если гранильная компания принадлежит добытчику, то суммарная прибыль никогда не будет расти. Смысла в этом нет. И эта моя позиция абсолютно солидарна с позицией Сергея Выборнова, и со старой позицией De Beers, что добыча и огранка должны быть экономически разделены полностью. Гранильщики могут покупать у добывающих стран во всем мире алмазы, но покупать на равных правах, то есть именно конкурировать. Вот например, АЛРОСА и Гохран в свое время cделали очень хорошую систему по продаже алмазов +10,8 карата – только через аукцион. И это – самая справедливая, самая правильная продажа для добывающих компаний, а гранильные компании – кто может заработать на этом деле, тот заработает, а кто не может, тот разорится. И нельзя, чтобы разорение этих гранильных компаний прикрывали бы добывающие компании или государство.

Может ли прогнозируемый спад в добыче алмазов привести к запредельному скачку цен и как следствие - к стагнации рынка?

Проблема уменьшения добычи сегодня актуальна и в этом С. Выборнов прав. К тому же De Beers отказалась от содержания крупных стоков и они не могут больше рассматриваться как источник восполнения дефицита сырья. Но все же я не думаю, что падение добычи будет носить драматический характер для рынка. Будем надеяться на запуск подземных рудников в Удачном, Мирном, на Айхале, развитие проектов в Архангельской области, на поиск перспективных месторождений в Якутии, Ханты-Мансийском округе. Я полагаю, что у нас есть все основания сохранить лидерство в мировой алмазодобыче.

Анна Тишински, Rough&Polished