ВТБ направил в российский Минфин предложения по стимулированию обращения бриллиантов в России

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин считает правильным освободить от НДС не только операции по покупке и продаже бриллиантов физлицами, но также продажу драгкамней алмазодобытчиками банкам и населению, сообщила газета «Ведомости» в опубликованной...

Сегодня

Sarine Technologies запускает новую услугу: Pay Per Value

Sarine Technologies объявила, что ее семейство систем Galaxy® для сканирования и картирования включений в алмазах теперь предлагает услугу Pay Per Value (PPV) или «Оплата по стоимости», говорится в пресс-релизе компании, полученном Rough&Polished...

Сегодня

Fruchman Marketing считает, что продажи ювелирных изделий в этом году могут быть на 4–8% выше, чем в 2021 году

Эксперты по маркетингу ювелирных изделий из американской компании Fruchtman Marketing считают, что продажи ювелирных изделий в этом году вырастут на 4-8% по сравнению с 2021 годом.

Вчера

Платформа Get-Diamonds возвращается на выставку JCK Las Vegas

Get-Diamonds.com, крупнейшая в мире онлайн-платформа B2B для листинга бриллиантов, принадлежащая Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB), вернется на выставку JCK в Лас-Вегасе в следующем месяце. На выставке...

Вчера

В апреле экспорт бриллиантов из Индии в целом снизился

Официальная статистика, опубликованная индийским Советом по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC), свидетельствует об общем снижении экспорта бриллиантов из страны в апреле...

Вчера

Африканский алмазный совет: «Мы прилагаем все усилия, чтобы быть самым стимулирующим эмиссаром в алмазной отрасли между государственным и частным секторами»

21 февраля 2022

mzee_fula_ngenge_xx.pngД-р М'зе Фула Нгенге (M'zée Fula Ngenge) стал самым высокопоставленным руководителем в области алмазов в Африке, заняв пост председателя Африканского совета по алмазам (African Diamond Council, ADC). Отметив в этом месяце 40 лет работы в мировой алмазной отрасли, этот опытный горный инженер - пользующийся большим уважением старший советник по стратегии, выступает в качестве профессионального связующего звена в международной алмазной торговле и имеет хорошие возможности для оказания влияния как на государственный, так и на частный сектор.

В 1986 году первый в мире диамантер африканского происхождения успешно помог внедрить бриллианты идеальной и превосходной огранки в глобальную цепочку поставок бриллиантов. Популярность этих бриллиантов Hearts & Arrow (Сердца и стрелы), пользующихся большим спросом, быстро росла с 1990-х годов.

Через свои авторитетные союзы он энергично управляет, защищает и продвигает восемнадцать объединенных африканских стран-производителей алмазов, на которые приходится впечатляющие 67% мирового объема производства алмазов в каратах и ​​которые приносят свыше $8,5 млрд дохода мировой алмазной отрасли. Этот высококвалифицированный специалист в алмазной отрасли также занимал должность главного административного разработчика в 2000 году и стал координатором Группы запуска проекта в 2001 году для Кимберлийского процесса (Kimberley Process, КР), схемы сертификации алмазов, направленной на искоренение «кровавых» алмазов и конфликтных алмазов.

В 2001 году д-р М'Зе был главным доверенным лицом и решительным сторонником превращения Дубая в крупный центр производства бриллиантов и ювелирных изделий, заложив основу для успешного запуска Дубайского центра биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Centre, DMCC) в 2002 году.

В начале 2017 года д-р М'Зе разработал смелое и настойчивое предложение о восстановлении поступлений (revenue recovery, взысканных суммах в отношении прибыли), в котором был призыв к Республике Ангола осуществить «Прозрачность операций» (Operation Transparency) в конце 2018 года, и высоко оценил эту международную кампанию, которая оказалась эффективной в борьбе с нелегальной иммиграцией, незаконной геологоразведкой алмазов, а также с экологическими преступления, связанными с разграблением природных ресурсов, например, с контрабандой алмазов.

В дополнение к этому, в начале 2019 года д-р М'Зе был назначен председателем и управляющим директором Африканской международной алмазной биржи (African International Diamond Exchange, AIDEX), самого прозрачного поставщика алмазов в Африке для четырех алмазных бирж, находящихся в Антверпене и в районе алмазной биржи в Рамат-Гане, а также для крупнейшей в мире алмазной биржи в Мумбаи и для крупнейшей Свободной экономической зоны (Free Zone) в Объединенных Арабских Эмиратах. В конце 2019 года он был назначен председателем попечительского совета Африканского алмазного трастового фонда (African Diamond Trust Fund, ADTF), полностью интегрированного, автономного финансового депозитария и оператора хранилища алмазов, добытых в Африке с соблюдением этических норм.

В этом эксклюзивном интервью, данном изданию Rough&Polished, д-р М'зе Фула Нгенге дает четкую картину алмазной отрасли Африки и свое видение будущего страны…

Ниже приводятся некоторые выдержки из интервью.

Африканский алмазный совет (ADC) считается влиятельным органом в мировом алмазном секторе. Можете ли вы рассказать нашим читателям о деятельности ADC, а также достигнутым им прогрессе в управлении и защите алмазной отрасли континента с момента его создания до настоящего времени?

Прежде всего, Африканский алмазный совет в глобальном масштабе представляет, укрепляет и защищает важные интересы каждой страны-производителя алмазов, экономика которой чрезвычайно зависит от добычи алмазов, экспорта и/или доходов на африканском континенте. Многие виды нашей деятельности являются результатом эффективного использования многоотраслевого и межотраслевого опыта для умелого структурирования, поддержки и достижения необходимых результатов и обеспечения механизмов получения доходов, которые в наибольшей степени отвечают интересам стран-производителей алмазов, а также тех стран, которых они выбирают для этичного сотрудничества с ними.

Другими словами, Совет активно работает над тем, чтобы оказывать поддержку африканским странам-производителям алмазов путем оптимального использования, управления и сохранения их ценных алмазных ресурсов вместе с теми, кто в профессиональном отношении искренне заинтересован в их оживлении. ADC призывает африканские страны-производители алмазов служить альтруистическим и неожиданным примером друг для друга в стремлении увеличить поступления от продажи отечественных природных технических алмазов и алмазов ювелирного качества на мировом рынке. С момента своего создания ADC был вооружен законной, энергичной и жизнеспособной законодательной программой, которая обеспечивает безусловный суверенитет в рамках столь необходимого сплоченного торгового механизма единогласия.

Чтобы внести дополнительную ясность, ADC делает все возможное, чтобы предлагать рекомендации дискреционного характера африканским странам-производителям алмазов на самом высоком уровне, инициируя благоприятную политику и стратегии, которые разрешают им окончательно реализовывать, устанавливать и признавать наиболее выгодные средства защиты их общих интересов. Совет имеет большой опыт рационального маневрирования, направленного на установление преобладающего влияния, которое предназначено исключительно для обеспечения систематического подъема, роста производительности, соблюдения нормативных требований и дальновидного управления на африканском алмазном рынке.

Наш руководящий орган прилагает все усилия, чтобы предоставить нашим странам-производителям алмазов неограниченную свободу выбора, а также более широкий спектр вариантов маркетинга и продажи на международном рынке. Совет работает над тем, чтобы быть наиболее предпочтительным и важным источником силы и гордости на континенте для алмазной торговли Африки, которая иногда бывает запутанной. Источником влияния ADC на протяжении многих лет была и остается его применимость, он является синонимом того, насколько хорошо наш руководящий орган вознаграждает тех, кто не только работает в наших алмазодобывающих странах, но, что более важно, в интересах населения этих стран. Мы прилагаем все усилия, чтобы быть самым стимулирующим эмиссаром в алмазной торговле между государственным и частным секторами.

В тех вопросах, где африканский алмазный сектор требует официального представительства или защиты, особенно когда он сталкивается с разногласиями, связанными с алмазами, с необоснованной критикой, осуждением и эмбарго, как в случае с несправедливыми нарушениями прав человека, обстоятельствами и обвинениями, ADC приходит на помощь и готов выступить посредником, а также предоставлять беспристрастные решения как на краткосрочной, так и на долгосрочной основе. Периодически происходят случаи, когда ADC участвует в мероприятиях, направленных на то, чтобы придать глобальную известность африканским алмазам с помощью своих рекламных инициатив по их продвижению по всем мире.

ADC стремится поощрять как руководителей правительства, так и алмазодобывающих компаний к эффективным действиям, а также прилагать все усилия для предотвращения любых неблагоприятных воздействий в результате деятельности по добыче алмазов. Внутренний мозговой центр ADC известен тем, что тратит значительное количество времени на тщательное изучение всех коммерческих сделок, связанных с алмазодобывающими компаниями и ассоциациями, которые находятся под пристальным вниманием в Африке, и с этической точки зрения, мы выступаем в качестве авторитетной организации, которая обладает полномочиями вводить запрет или эмбарго на любое предприятие, ассоциацию и/или консорциум, связанные с эксплуатацией, незаконным экспортом или торговлей алмазами во всех странах-производителях алмазов, с которым мы имеем отношения.

Одним из самых важных достижений ADC на данный момент является введение международного законодательства, которое поможет ADC в возвращении контрабандных, конфискованных за пределами стран и незаконно проданных африканских алмазов обратно в страны происхождения для законной продажи и перепродажи. Эта функция - выступать в качестве профессиональных посредников - потребует не только проявления огромного мастерства в ведении переговоров, но также потребует невероятного понимания со стороны тех, с кем мы должны профессионально взаимодействовать или общаемся.

Чтобы создать основу для существования ADC, множество лидеров отрасли в конце 1990-х годов начали осознавать, что престиж торговли природными алмазами и бриллиантами пострадал от ряда постыдных и игнорируемых обстоятельств, которые не позволяли потребителям алмазов видеть эту торговлю в положительном свете, особенно то, что делалось на африканском континенте. Поскольку мировые потребители не были в полной мере осведомлены о том, где и как добываются эти драгоценные минеральные ресурсы, пристальное внимание было направлено на африканские алмазы, и, к сожалению, деятельность африканских стран в алмазном секторе стала все больше ассоциироваться с негативными картинами, изображающими кровопролития, с конфликтами и другими шокирующими событиями, сопровождавшимися значительными и постоянными человеческими страданиями, включая ужасные условия труда, принудительный детский труд, несправедливую заработную плату и другие злодеяния.

В то конкретное время в алмазной отрасли была горстка дальновидных руководителей, которые неохотно, но в конце концов начали смело делать шаг вперед и присоединяться к моим усилиям, чтобы противостоять, объединяться и понимать реальность того, что мировая алмазная отрасль находится в состоянии резкого упадка и реально рискует потерять потребителей.

В то время не существовало официального руководящего органа, который бы с готовностью представлял новаторские решения для африканских стран-производителей алмазов, защищал их от искажения информации в мировых СМИ и продвигал суверенные прерогативы алмазодобывающей отрасли Африки таким образом, чтобы вызвать доверие к ней во всем мире или повышать ее репутацию, поэтому, поскольку правительства африканских алмазодобывающих стран должны были нести наибольшую ответственность за неправильное использование алмазных ресурсов, был официально создан Африканский совет по алмазам, который должен был предложить непредвиденный уровень дальновидности, подотчетности и прозрачности в рамках единой структуры.

Первоначальная рабочая группа ADC принимала во внимание и подчеркивала, что нестабильность чрезвычайно дорого обходится потенциальному инвестору, и цель Совета всегда заключалась в поддержании и восстановлении мира в Африке, особенно в странах-производителях алмазов. Мы глубоко погрузились в работу и были полностью уверены, что любое продолжение военных действий или участие в эксплуатации имеет огромные последствия для всех вовлеченных сторон.

В июле 2000 году мировая алмазная отрасль стала свидетелем создания Всемирного алмазного совета (World Diamond Council, WDC), что не получило большой огласки, и многие давние участники африканской алмазной отрасли хотели верить, что у этой международной лоббистской группы есть реальная возможность представлять всю цепочку создания стоимости алмазов и бриллиантов, но стало очевидным, что WDC используется в качестве механизма, который служит для самоутверждения ювелиров и розничных продавцов бриллиантов. Оглядываясь назад, мы видим, что все африканские страны, которые участвовали в работе в WDC с момента его существования, преследовали свои цели, и, к сожалению, ни одна из них больше не актуальна в глобальном алмазном пространстве сегодня.

До 2003 года ADC демонстрировал готовность служить одним из самых настойчивых глобальных участников создания Схемы сертификации Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme, KPCS). После того, как KPCS, наконец, заработала, ADC, не теряя времени, выступил в качестве одного из ведущих сторонников Схемы сертификации. В 2005 году ADC был приглашен для участия в качестве консультанта в кинопроекте «Кровавый алмаз» (Blood Diamond), который обнажил довольно много скрытых проблем, ранее остававшихся без объяснения со стороны отрасли, которая была не только самой закрытой из всех, но также считалась «самой опасной». В 2006 году Ангола провозгласила Африканскую ассоциацию производителей алмазов (African Diamond Producers Association, ADPA), которая имела хорошие возможности для того, чтобы служить вспомогательным министерским ответвлением Африканского совета по алмазам. Однако, когда африканские страны начали проявлять интерес к участию в ней, ADPA не удалось убедить эти правительства продолжать свою поддержку организации, которую сегодня можно было бы охарактеризовать как запутанную межправительственную структуру, овладевшую искусством поиска проблем для всех возможных решений, которые предлагались. С этого момента ADC самостоятельно стала самым надежным источником решений для алмазной торговли в Африке.

Сегодня управление и руководство алмазами в африканских странах-производителях алмазов, не отвечающие стандартам, являются не чем иным, как кульминацией сложной совокупности динамики, которую не всегда следует приписывать только иностранным транснациональным корпорациям. Хотя толпы сторонников КР, не занимающихся добычей алмазов, регулярно проводят кампанию, восхваляющую Схему сертификации алмазов как неизменный международный успех, многие неудачи КР, его недостатки и существующие в нем лазейки были откровенно разоблачены в Зимбабве в 2008 году. Военные упоминались не только в связи с различными обвинениями, которые были непосредственно связаны с вопиющими нарушениями прав человека сразу после того, как в октябре того же года они взяли под свой контроль алмазное месторождение Маранге (Marange), но ADC имел информацию о том, что многие из добываемых там алмазов контрабандой ввозятся в соседнюю Южную Африку и Мозамбик с поддельными сертификатами происхождения КР.

В следующем году лидер зимбабвийской оппозиции был приведен к присяге в качестве премьер-министра, и ADC получил разрешение контролировать деятельность по добыче алмазов в Зимбабве, пока в 2011 году на пленарном заседании КР в Киншасе, Демократическая Республика Конго, не были представлены веские доводы в их защиту. Такое положение дел было далеко от обычного случая, когда «повстанец» или «лидер оппозиции» брал под свой контроль алмазный рудник, чтобы получать поступления для покупки оружия в попытке свергнуть правившую тогда в Зимбабве партию Африканский национальный союз - Патриотический фронт (African National Union-Patriotic Front (ZANU-PF). Это нельзя отнести к категории трудностей, которые испытывала ДРК, Ангола или Сьерра-Леоне. Правительство Зимбабве обвиняли в том, что оно отдало приказ военным взять под контроль район добычи алмазов, в то время как жителей деревень и маленьких детей принудительно заставляли работать. Формально, ADC контролировал и эффективно защищал от вторжения в глобальную алмазную отрасль, учитывая, что обвинения были оправданы из-за игры Кимберлийского процесса на публику и неправильного определения «кровавых» или «конфликтных» алмазов. Исходя из этой единственной предпосылки, Зимбабве можно было бы легко приводить на международном уровне как яркий пример политического соглашения о разделе власти в Африке, особенно в отсутствие внешнего вмешательства. Это рассматривалось не только как победа ADC и правительства Зимбабве, но и как дипломатический или интеллектуальный переворот, который должен был побудить к обновлению определения КР.

В 2009 году ADC выпустила отмеченное наградами Объявление социальной рекламы (Public Service Announcement, PSA), которое не только поощряло исследовательский дух в Соединенных Штатах, являющихся страной, больше всех потреблявшей африканские бриллианты, но также обучало и демонстрировало конечным потребителям то, как были добыты несколько алмазов ювелирного качества в Африке. Поскольку война в Сьерра-Леоне подошла к концу в январе 2002 года, война в Анголе закончилась в 2002 году, а конфликт в ДРК завершился в июле 2003 года, это ознаменовало конец эпохи, когда алмазы могли контролироваться лидерами повстанцев.

ADC практикует поощрение тех, кто не часто получают признание в отрасли, где так много находится в тени. Старатели или «garimpeiros» могут считаться основной причиной того, почему программа ADC по восстановлению поступлений показала такие многообещающие результаты в таких странах, как Ангола, Сьерра-Леоне и Демократическая Республика Конго. Во многих случаях старатели склонны идти на гораздо большие жертвы, чтобы обеспечить себя и свою семью, они делают больше, чем руководитель алмазного бизнеса.

Присоединение ADC к политике гендерного разнообразия также было отмечено большой уверенностью для женщин в этом секторе через некоммерческие организации, такие как International Women in Mining (IWiM). Инициативы Совета по расширению прав и возможностей женщин также оказались полезными для наглядного подтверждения миру участия женщин в алмазной отрасли в таких странах, как Ангола, Южная Африка, Ботсвана, Намибия и Демократическая Республика Конго. Сосредоточение внимания на Расширении прав и возможностей молодежи (Youth Empowerment) также позволяет ADC выявлять недавно обнаруженные таланты для участия в таких инициативах, как «Молодые диамантеры» (Young Diamantaires) и в благородных начинаниях Фонда расширения прав и возможностей бриллиантов (Diamond Empowerment Fund, DEF). Как руководитель, работающий в алмазной области, я не стал бы предлагать или создавать молодежную инициативу или программу, в которой я не хотел бы, чтобы участвовали мои дети. Поступления от алмазов могут внести больший вклад в улучшение качества жизни африканцев. Кроме того, ADC обязуется выделять инициативы, которые поддерживают развитие образования, спортивные программы, а также оказывают покровительство искусству и культуре.

Сегодня ADC считается одной из самых устойчивых позитивных сил в мировой алмазодобывающей отрасли, и мы задаем вопросы, бросаем вызов и предлагаем инновационные решения проблем в отрасли, которые часто упускают из виду. Совет по-прежнему пользуется непревзойденным, достойным и постоянным уровнем всеобщего доверия, уверенности, уважения и позиционирования не только со стороны руководителей государственного и частного секторов отрасли, но также со стороны потребителей и историков, которые продолжают полагаться на нас и предлагают рекомендации и предоставляют факты, которые помогут совершать осмотрительные покупки бриллиантов, а также поддерживать верность рассказам об отрасли.  

Какие шаги уже предпринял ADC для улучшения бизнес-аспекта африканских алмазов, поставляемых зарубежным организациям и компаниям через аукционы, тендеры и т. д.? Являются ли алмазодобывающие компании членами ADC и следуют ли какому-то протоколу или действуют индивидуально? Как обстоит дело?

Африканский алмазный совет предлагает на добровольной основе и предоставляет на договорной основе добросовестно выполненные, а также бескорыстные рекомендации всем участвующим сторонам, составляющим цепочку поставок алмазов, которая включает разведку алмазов, их добычу, сортировку, огранку и полировку, изготовление ювелирных изделий, регулирование и даже продажу или аукцион конечного продукта. ADC стремится вдохновить общественное видение, которое будет специально разработано для устранения вредных и ненужных колебаний цен, и мы взаимно предоставляем импортный и эффективный экономический источник алмазов для стран-потребителей алмазов путем создания нашей внутренней алмазной биржи, которая будет поставлять как алмазы, так и бриллианты от каждой из наших соответствующих стран. ADC пользуется большим авторитетом в мире для поддержания справедливой прибыли на капитал, преимущественно для тех, кто искренне стремится расширить возможности торговли африканскими алмазами. Совет твердо убежден в том, что для африканских алмазодобывающих стран невероятно важно создавать и накапливать запасы природных алмазов премиум-класса, которые могут быть выставлены на продажу и проданы с аукциона алмазодобывающим компаниям, предоставляющим капитал для геологоразведки алмазов, что является целью, которая серьезно не рассматривалась государственными алмазодобывающими компаниями до появления опасений, вызванных пандемией коронавируса.

Конечно, ADC ясно понимает, что реальной целью международных алмазодобывающих компаний и крупных алмазных центров в Африке является и всегда была непрерывная добыча, даже иногда путем незаконного присвоения. В этом сходятся многие из этих действий или случаев безразличия, как правило, и это окутывается новомодными профессиональными темами «устойчивости», «бенефикации» и провозглашенными «пересмотренными руководящими принципами системы гарантий (System of Warranties, SoW)». Эти придуманные отраслью лозунги и фразы фактически предназначены для того, чтобы завораживать и гипнотизировать африканских государственных служащих ложным чувством цели, вовлеченности и успеха. Эта откровенная апатия или отсутствие прогресса в торговле африканскими алмазами также может быть напрямую связана с эффективной идеологической обработкой участников отрасли и доверчивых потребителей.

С учетом сказанного сейчас должно быть более очевидным, что частные алмазодобывающие компании не имеют права быть представленными в руководящем органе, а поскольку континентальная интеграция предназначена исключительно для глав государств африканских алмазодобывающих стран, алмазодобывающие компании могут легко прийти к выводу, что они скорее имеет хорошие возможности для того, чтобы узнать, когда может быть лучше всего вступить или начать деятельность в некоторых из наших наиболее предусмотрительных африканских алмазодобывающих стран, особенно для тех, кто привержен добровольной взаимности. Например, сторонние компании, занимающиеся добычей алмазов в Африке, могут извлечь огромную пользу из рекомендаций и специфических особенностей ADC в отношении того, как реализовать успешную корпоративную политику, предоставляющую равные возможности для трудоустройства, вознаграждения, продвижения по службе и социального воздействия.

Эта цель, которую обычно игнорируют, может быть достигнута без ошибки дискриминации какой-либо конкретной этнической группы или гендерного класса. В дополнение к этому, международные алмазодобывающие компании могли бы удобно позиционировать себя, чтобы убедительно продемонстрировать и надежно реализовать стратегии социального воздействия, санкционированные ADC, в тех странах-производителях, где инициативы по расширению прав и возможностей молодежи и женщин могут создать фон, который тщательно разработан для того, чтобы получить далеко идущие серьезные последствия в достижении положительных изменений. В 2022 году нетрудно увидеть значительный прогресс, например, в Лесото после успешного запуска крупномасштабных операций по добыче алмазов. К другим прекрасным примерам африканских стран-производителей алмазов, которые добились больших успехов, следуя плану стратегии ADC по этичному выводу своих товаров на международный рынок, являются Ботсвана, Южная Африка, Намибия и Ангола.

На консультативном уровне ADC поддерживает и предлагает профессиональное руководство для различных финансовых учреждений, консалтинговых фирм, работающих в сфере алмазов и бриллиантов, а также тендерных и аукционных домов, координирующих глобальные сделки с бриллиантами. Совет создал полностью интегрированный автономный финансовый депозитарий, который одновременно является оператором оффшорного хранилища природных алмазов, добытых в Африке с соблюдением этических норм. Поскольку мировая алмазная отрасль наконец достигла консенсуса относительно большей прозрачности, ADC уже приступил к внедрению и применению технологии блокчейна в нашей стране в качестве многообещающего инструмента для борьбы с подделками.

Какова сейчас ситуация с незаконным оборотом алмазов в Африке? Согласно общей информации, некоторые компании в Центральноафриканской Республике (ЦАР) покупают нелегальные алмазы, используемые повстанцами и т. д., и контрабандным путем доставляют их в массовую продажу? Пожалуйста, дайте нам представление о ситуации в стране.

Тактика, используемая в настоящее время для контрабанды природных африканских алмазов, является одновременно устаревшей и довольно новой. Сам факт этого ясно указывает на то, что каждый успешный случай приводит к повышению числа случаев контрабанды, что, в свою очередь, еще больше затрудняет эффективное предотвращение незаконного оборота африканских алмазов. Несмотря на угрозы, с которыми в настоящее время сталкивается мировой и африканский алмазный сектор, и вопреки вызовам и препятствиям, которые стоят перед отраслью и с которыми необходимо бороться в целом, я сохраняю оптимизм в отношении того, что со всем этим можно успешно справиться и преодолеть это совместными усилиями отрасли. Если мне не изменяет память, Центральноафриканская Республика была официально исключена из Схемы сертификации Кимберлийского процесса в 2013 году. Затем отраслевая группа, которая представляет торговлю перед Международной схемой сертификации бриллиантов (International diamond certification scheme) вынесла ЦАР мягкое предупреждение. ЦАР осудили за непрекращающийся конфликт с правительством и вооруженными силами, но даже при этом, их цепочка поставок алмазов не могла быть полностью прервана, а активность в ЦАР даже возросла в течение следующих трех лет. С момента повторного принятия ЦАР в Кимберлийский процесс в 2016 году страна стала последним и наиболее подходящим полигоном для проверки восприимчивости КР, неприемлемых практик и недопустимого поведения отрасли со стороны компаний, осуществляющих закупки внутри страны. Эти действия не дали убедительной и дополнительной возможности африканскому производителю алмазов для дальнейшего разоблачения ранее обнаруженных недостатков международной схемы сертификации. Противоборствующие группы контролируют более половины страны и, похоже, полны решимости дестабилизировать власть имущих. Их усилия не только привели к переселению большого числа жителей, но и подтвердили свою способность отбивать желание у жителей, а также невероятно затрудняют оказание гуманитарной помощи в стране.

Несмотря на то, что мошеннические сертификаты также можно отнести к неэффективности работы КР, ADC должен продолжать поддерживать усилия, которые способствуют повышению эффективности схемы сертификации. Я не могу не отметить несколько очень важных учреждений, организаций и министерств алмазодобывающей отрасли, которые оказались полезными в работе ADC по предотвращению нелегального потока африканских алмазов и по привлечению участников, у которых появилась способность влиять, побуждать и уговаривать.

Инициатива прозрачности в добывающих отраслях (The Extractive Industries Transparency Initiative, EITI), Национальный центр поддержки развития и народного участия (Centre National d’Appui au Développement et à la Participation Populaire, CENADEP), Воздействие (Impact), Проект «Достаточно» (Enough Project), Центральноафриканский центр исследований и геополитического анализа (Centre Centrafricain de Recherche et d’Analyse Géopolitique, CCRAG), Организация по наблюдению за соблюдением прав человека (Human Rights Watch, HRW), Action Mines Guinée, Global Witness, Международный центр развития торговли (Centre du Commerce International pour le Développement, CECIDE), Международная амнистия (Amnesty International), Группа поддержки операторов природных ресурсов (Groupe d'Appui aux Exploitants des Naturelles, GAERN), Зеленые защитники (Green Advocates), Сетевое движение за справедливость и развитие (Network Movement for Justice and Development, NMJD), Форум развития местных жителей Малюти (Maluti Community Development Forum, MCDF), Общество борьбы с голодом (Réseau de Lutte contre la Faim, RELUFA), Группа исследований и защиты интересов добывающих отраслей (Groupe de Recherche et de Plaidoyer sur les Industries Extractives, GRPIE) и Зимбабвийская ассоциация по вопросам экологического законодательства (Zimbabwe Environmental Law Association, Zela) - все они являются ключом к успеху, которым в настоящее время пользуется ADC как руководящий орган алмазодобывающих стран, имеющий прочный фундамент. Существует также отличающееся глубоким пониманием проблем и информативное собрание смелых дальновидный людей, активистов и неформальных старателей, которые настойчиво вносят свой вклад в достижение более благоприятных результатов в отрасли не только в Центральноафриканской Республике, но и в каждой стране-производителе алмазов на африканском континенте.

Потребители бриллиантов заслуживают того, чтобы люди знали, что работу не всех групп гражданского общества следует обобщать или навешивать на них ярлык «врагов государства», и многие из этих НПО и международных межправительственных организаций (МПО) продолжают настаивать на важных реформах Кимберлийского процесса.

Возвращаясь к тактике и методам, используемым для контрабанды африканских алмазов за пределы континента, ADC известно сейчас и было известно ранее о дипломатических операциях по контрабанде, которые регулярно связаны с неблагоразумным неправомерным использованием в результате участия военных. Португальские коммандос были обвинены в тайной деятельности под эгидой Организации Объединенных Наций, той самой межправительственной организации, которая стремится поддерживать международное сотрудничество, поэтому призывы КР, похоже, не доходят до них по официальным каналам аффилированных покровителей после того, как мы увидели, что военнослужащие попали под огонь в прошлом году за их выходки, совершенные перед 2019 годом во время выполнения миротворческой миссии в Центральноафриканской Республике.

Многие задаются вопросом, почему на пленарных заседаниях Кимберлийского процесса за все эти годы не удалось уточнить определение «конфликтных алмазов». Считают ли, что какие-то мощные силы в мировой отрасли препятствуют этому? Каково ваше мнение?

В 1999 году одним из предварительных мероприятий Африканского совета по алмазам было эффективное содействие созданию и успешному внедрению глобальной схемы сертификации алмазов, которая сейчас известна как Схема сертификации Кимберлийского процесса. КР не смог обеспечить доступность этических алмазов и бриллиантов на рынке и по-прежнему не соответствует своей цели, которая должна включать широкий спектр нарушений прав человека.

В то время в африканских алмазодобывающих странах, таких как Сьерра-Леоне, шла активная гражданская война, на которой повстанческая армия Объединенного революционного фронта (Revolutionary United Front, RUF) получала незаконные доходы от алмазов для финансирования своего наступления с целью свержения существующего правительства. Более 10 000 детей-солдат были призваны для участия в боевых действиях в Сьерра-Леоне, поскольку вооруженные группировки считают детей расходным материалом и недорогим в содержании. В Республике Ангола повстанцы, сражающиеся за «Национальный союз за полную независимость Анголы» (União Nacional para a Independência Total de Angola, UNIТА), взяли под свой контроль алмазные рудники в Куанго и долине Лундас, чтобы финансировать гражданскую войну, длившуюся 27 долгих лет, пока в 2002 году не было заключено мирное соглашение. В этих африканских странах шла война, и бόльшая часть погромов была преднамеренно увековечена и усилена не только хищническими иностранными участниками этих погромов, но и соседними африканскими странами, которые также стремились извлечь выгоду из дестабилизации. Воровство алмазов также оказалось одним из основных стимулов для иностранных государств поддерживать продолжающуюся войну и усилия по дестабилизации в Демократической Республике Конго (ранее Заир или Конго-Киншаса).

Чтобы положить конец гражданским войнам в африканских алмазодобывающих странах, ADC предусмотрительно, самостоятельно и неустанно действовал по своей инициативе и даже проводил частные встречи со многими лидерами повстанцев, которые стояли за этими вышеупомянутыми группировками.

Африканские алмазы, которые добываются, не обращая внимания на человеческие страдания, продолжают существовать в горстке наших африканских стран-производителей алмазов. Это утверждение - не просто индивидуальная точка зрения, а скорее универсальная и фундаментальная истина, которая не отражает реальность или ложное представление о том, что КР непогрешим или вообще не подлежит оценке. Хотя ADC продолжает пассивно поддерживать КР, определение «кровавого» или «конфликтного» алмаза явно не противостоит и не решает эту тревожную и постоянную проблему. Ненадлежащее управление природными ресурсами и безразличное управление деятельностью частного сектора в Африке являются следствием сложного набора факторов, которые не всегда следует приписывать исключительно иностранным транснациональным корпорациям, поэтому я не хочу делать вид, что не понимаю, почему некоторые правительства или частные алмазодобывающие компании принимают те решения, которые они принимают.

Межсессионные и пленарные заседания Кимберлийского процесса всегда имели здравую и ныне существующую перспективу, чтобы их в гораздо большей степени воспринимали всерьез, и атмосфера внутри обещает быть умеренно оптимистичной, что касается откровенного или добровольного взаимодействия. С точки зрения африканского государственного служащего, заседания КР часто рассматриваются как прекрасная возможность еще пофотографироваться, развлечься или отправиться за покупками. Это также может относиться к тем, кто периодически покидает континент, чтобы принять участие или выступить на международных конференциях по алмазной тематике.

Двигаясь дальше, международное алмазное сообщество уделяет очень пристальное внимание невероятно многообещающему развитию событий, когда Ботсвана, крупнейший и наиболее уважаемый производитель алмазов в Африке, делает шаг вперед, чтобы продемонстрировать, что страна имеет хорошие возможности для того, чтобы воспользоваться возможностью и взять на себя ответственность быть выбранной в качестве Секретариата Кимберлийского процесса (Secretariat of the Kimberley Process). Вероятность успеха их соперника начинает быстро уменьшаться, учитывая, что Китай не может претендовать на соответствующее владение статусом страны-производителя алмазов. К другим камням преткновения, с которыми приходится бороться азиатской сверхдержаве, включают доступ и деятельность на африканском континенте, которая в значительной степени связана с потреблением, эксплуатацией и несанкционированной добычей африканских полезных ископаемых. Китаю, вероятно, потребуется больше времени, чтобы разобраться во внутренних механизмах африканской алмазной отрасли, чтобы убедительно обосновать эту представленную деятельность.

Мировая алмазная отрасль добилась многих заметных успехов в правильном направлении и постепенно обретает форму в своей деятельности, охватывающей путь от рудника до прилавка. Я по-прежнему оптимистично настроен в отношении того, что это направление бизнеса будет продолжать развиваться, преимущественно в рамках совместного сотрудничества, а также в духе соответствующей цивилизованных отношений.

Тем не менее, на нашу отрасль продолжают навешивать множество ярлыков, и ее никогда не следует обобщать, характеризуя одним словом. Мы все должны помнить о том, что алмазная отрасль пользуется известностью, настойчиво и преднамеренно превозносится в глазах общественности как очаровательная, заманчивая, желанная и достойная похвалы.

Напротив, деятельность торговли на местах, как считают, ненадежна и ее продолжают называть «закрытой, непредвиденной, неэтичной, безразличной, беспристрастной и противоречивой», если не сказать больше.

Чаще всего, если потратить время на внимательное изучение авторитетного высшего эшелона мировой алмазной отрасли, мы можем без особых усилий увидеть наших чрезвычайно корыстных элитарных руководителей, которые просто не могут устоять перед тем, чтобы не думать очень высоко о себе из-за подавляющего превосходства отрасли, совершая бесполезные дела, или успешно отрицательно влияя на тех, кто находится под их контролем. К сожалению, эти идиосинкразии являются обычными, ожидаемыми, а также невыгодными атрибутами, которые наиболее очевидны и не являются исключительными для высокопоставленных лиц, принимающих решения в частном секторе. Старшие руководители алмазодобывающих компаний, ведущие крупномасштабные алмазодобывающие операции в Африке, как правило, крайне несклонны к риску, и большинство из них предпочло бы держаться на безопасном расстоянии от любых усилий производственных рабочих, с которыми они потенциально были бы вынуждены бороться в рамках сложной торговли алмазами в Африке.

Изобилие ключевых игроков в отрасли позволяет понять, насколько малый вклад они непреднамеренно вносят в решение проблем, существующих в отрасли в целом, что может быть связано с неспособностью идти в ногу с преобладающими обстоятельствами, сохраняющимся неэтичным поведением и инертностью. Некоторые из самых высокопоставленных руководителей глобальной алмазной отрасли полностью осознают, что существует бесконечное множество африканских государственных служащих, которые не жалеют усилий, чтобы достичь сопоставимого уровня социальной совместимости, настолько, что они даже готовы дискредитировать друг друга в попытках добиться этого. Многие организации, считающие себя представителями мировой алмазной отрасли и непосредственно занимающиеся разработкой и внедрением нормативных или волонтерских систем, овладели искусством собирать самых непостоянных должностных лиц Африки для работы на промежуточном этапе. Наиболее видные номинальные лица приложили немало усилий, чтобы поручить африканским государственным служащим конкретные задачи по продвижению предложенного консенсуса или определенных стратегий, которые, безусловно, не имели бы поддержки, если бы резолюция опиралась исключительно на мнение африканских алмазодобывающих стран.

Существует преобладающая и общепринятая культура или тенденция, которая заставляет отрасль молчать, быть отстраненной и в меру безразличной. Это недолговечная работа, когда назначенные корпоративные администраторы и председательствующие государственные служащие склонны избегать любой из бесчисленных «практических» точек зрения, которые следует постоянно рассматривать и время от времени сталкиваться с ними. Я по-прежнему непреклонен в своем мнении и продолжаю сохранять необходимую твердость цели, чтобы бесстрашно сообщать непреложную истину о том, что африканская алмазная отрасль определенно не предназначена для руководителей частного сектора или административных государственных служащих, которые имеют привычку злоупотреблять своим положением, особенно для тех, кому еще предстоит понять или рассмотреть, насколько они нефункциональны и невостребованы, или могут быть такими в силу разных причин.

ADC всегда заинтересован в придании универсальной ценности всей алмазной торговле в целом, а также в содействии формированию более вдумчивого объединения тех, кто подписывается на участие и продвижение позитивных решений.

Наконец, когда ключевые заинтересованные стороны в отрасли активно пытаются решить проблему неполного определения KP, мы можем продолжать работу и радоваться тому, что сделали это.

Хотя некоторые представители мировой алмазной отрасли утверждают, что в Африке остались в прошлом нарушения прав человека, использование принудительного и детского труда, конфликты, коррупция и т. д., но скептики хотят получить более конкретные доказательства. Как председатель ADC, пожалуйста, опишите нам текущую картину…

В течение последних двух десятилетий происходили активные обмены мнениями о руководстве и управлении природными ресурсами Африки, которые значительно активизировались в результате увеличения количества свидетельств того, что эти ресурсы используются для финансирования конфликтов и для коррупции. Без преувеличения можно сказать, что в Африке самое большое в мире количество детского, подневольного и принудительного труда, и эксплуататоры, действующие в Африке, часто манипулируют, чтобы извлечь выгоду из этого тяжелого труда в отдаленных районах, где отсутствует контролируемая корпоративная отчетность. Веские и убедительные косвенные доказательства существуют не только в связи с действиями повстанцев, но и вызваны действиями государства, когда беспринципность, спекуляция и воровство носят безудержный характер. Вмешательство военных сил в Африке постепенно заменяются психологическим убеждением и материальными стимулами.

В заключение, есть сообщения, что алмазные рудники закрываются из-за отсутствия и истощения кимберлитов, и в последнее время в мире не было обнаружено новых крупных месторождений. Каким вы видите будущее и дальнейший рост сектора алмазодобычи в Африке?

Республика Ангола представляет собой наиболее перспективный регион для крупномасштабных проектов по добыче алмазов в Африке, и ее будущее весьма обнадеживает. Помимо добычи нефти, добыча алмазов является одним из основных источников богатства страны, и именно здесь благословение может также обернуться проклятием, если не распоряжаться ресурсами со здравым смыслом. Министерство минеральных ресурсов и нефти Республики Ангола является одним из самых важных портфелей на африканском континенте. Для сравнения: Нигерия является крупнейшим производителем нефти в Африке, а Ботсвана - крупнейшим производителем алмазов в Африке, за ней следует Ангола, которая является сверхдержавой в обоих секторах.  

В Анголе уже довольно давно работает АЛРОСА, и в значительной степени российский алмазодобывающий гигант извлек большую выгоду из знания местности, а также из-за их присутствия духа. АЛРОСА показала многим из нас, что процветание африканской алмазной отрасли во многом зависит от того, насколько близко можно подобраться к настоящему источнику, поэтому вы видите бесчисленное количество диамантеров, которые не только рассматривают Луанду и Центр разработки алмазов Сауримо (Diamond Development Hub) как место «открытой игры», но, в отличие от Африканской международной алмазной биржи (AIDEX), некоторые назначенные должностные лица в Африке проявляют безответственность и не проявляют никакого интереса или беспокойства о том, куда попадают ангольские товары после того, как они покидают страну.

В 2013 году на концессионном участке Луаше (Luaxe) была обнаружена кимберлитовая трубка Луэле (Luele), и это считается крупнейшим открытием отрасли за последние 6 десятилетий. Это должно было открыть большие возможности для многих гигантов, таких как De Beers и Rio Tinto, которые пришли на рынок в последнем квартале 2021 года.

Спустя четыре десятилетия Rio Tinto прекратила добычу на своем алмазном руднике Аргайл (Argyle) в Западной Австралии, и ей посчастливилось воспользоваться новой возможностью в Анголе. С другой стороны, De Beers приостановила все свои инвестиционные проекты и геологоразведочные работы в Анголе в 1999 г., так что они знакомы с этой местностью. Начав работы снова, De Beers будет вести геологоразведочные работы в основном в северо-восточном районе Анголы и также может оказаться лучшим примером социального воздействия, поскольку теперь у них есть два грозных спарринг-партнера.

После выборов в Анголе в конце этого года я ожидаю увидеть реструктуризацию или повторное появление отдельных министерств для каждого вида полезных ископаемых - министерства нефти, а также министерства геологии и горнодобывающей промышленности. Этот шаг, безусловно, поможет Анголе взойти на вершину африканской алмазной отрасли.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished