ВТБ направил в российский Минфин предложения по стимулированию обращения бриллиантов в России

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин считает правильным освободить от НДС не только операции по покупке и продаже бриллиантов физлицами, но также продажу драгкамней алмазодобытчиками банкам и населению, сообщила газета «Ведомости» в опубликованной...

Сегодня

Sarine Technologies запускает новую услугу: Pay Per Value

Sarine Technologies объявила, что ее семейство систем Galaxy® для сканирования и картирования включений в алмазах теперь предлагает услугу Pay Per Value (PPV) или «Оплата по стоимости», говорится в пресс-релизе компании, полученном Rough&Polished...

Сегодня

Fruchman Marketing считает, что продажи ювелирных изделий в этом году могут быть на 4–8% выше, чем в 2021 году

Эксперты по маркетингу ювелирных изделий из американской компании Fruchtman Marketing считают, что продажи ювелирных изделий в этом году вырастут на 4-8% по сравнению с 2021 годом.

Вчера

Платформа Get-Diamonds возвращается на выставку JCK Las Vegas

Get-Diamonds.com, крупнейшая в мире онлайн-платформа B2B для листинга бриллиантов, принадлежащая Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB), вернется на выставку JCK в Лас-Вегасе в следующем месяце. На выставке...

Вчера

В апреле экспорт бриллиантов из Индии в целом снизился

Официальная статистика, опубликованная индийским Советом по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC), свидетельствует об общем снижении экспорта бриллиантов из страны в апреле...

Вчера

Кимберлийский процесс не статичен, а динамичен и стремится к дальнейшему совершенствованию

07 февраля 2022

paulo_mvika_xx.pngПауло Мвика (Paulo Mvika) - горный инженер, в 1990 году окончил Московский университет дружбы народов, Россия; он имеет диплом последипломного образования в области экономической оценки горнодобывающих проектов, выданный Национальной высшей горной школой в Париже, Франция, в 1992 году.

За время своей профессиональной карьеры он занимал несколько ответственных должностей в горнодобывающей промышленности в Министерстве геологии и горнодобывающей промышленности и в Национальной алмазной компании Анголы в качестве национального директора Управления исследований, планирования и статистики (1997-2003), национального директора по горным работам (2003-2009), координатора Управления переговоров по горным концессиям, исполнительного директора Endiama EP (2010-2017) и исполнительного координатора Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) (с 2014 года по настоящее время).

Пауло также был профессором экономики и законодательства в области горного дела и преподавал на пятом курсе на факультете естественных наук, а также преподавал горное дело на инженерном факультете Университета Антонио Агостино Нето. Он является постоянным участником от ангольской стороны на встречах Кимберлийского процесса с 2000 года по настоящее время, был председателем Рабочей группы по старательской добыче аллювиальных алмазов (Working Group on Artisanal Alluvial Production) (2007-2017).

В этом эксклюзивном интервью изданию Rough&Polished, Пауло Мвика подробно рассказывает о деятельности Ангольской комиссии Кимберлийского процесса и будущих шагах.

Расскажите, пожалуйста, нашим читателям об Ангольской комиссии Кимберлийского процесса, ее деятельности с момента ее создания до настоящего времени.

Национальная комиссия Кимберлийского процесса является техническим и административным органом, руководство деятельностью которого осуществляет Министерство природных ресурсов, нефти и газа, она руководствуется Указом 56/03 от 26 августа, устанавливающим правила реализации Международной схемы сертификации (International Certification Scheme) в Анголе и отвечает за управление техническими и административными процессами отслеживания алмазов, внутреннего контроля и выдачи сертификатов Кимберлийского процесса на алмазы.

После активного участия в создании Системы сертификации Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification System, KPCS) в период с 2000 по 2002 год и рассмотрения образца пользующегося неприкосновенностью сертификата происхождения алмазов, который Комиссия Кимберлийского процесса взяла за основу, в 2003 году Ангола стала участником, подписавшим Международную схему сертификации.

С 2003 года по настоящее время при координации работы Национальной комиссии Кимберлийского процесса Ангола взяла на себя следующие обязательства в рамках Кимберлийского процесса:

• Будучи председателем, с 2007 по 2017 год она возглавляла Рабочую группу по странам, занимающимся старательской добычей алмазов и добычей аллювиальных алмазов;

• В 2012 году она представила и утвердила Вашингтонскую декларацию о старательской и мелкомасштабной добыче полезных ископаемых.

• С 2014 по 2015 год страна была вице-председателем KPSC и председательствовала соответственно, а в 2016 году председательствовала в Комитете по председательству и участию в Кимберлийском процессе;

• 2018 г. была заместителем председателя Комитета по контролю и реформе, а год спустя, в 2019 году, стала председателем Комитета по контролю и реформе Кимберлийского процесса (Kimberley Process Review and Reform Committee).

В рамках своей миссии Национальная комиссия Кимберлийского процесса продолжает повышать осведомленность о соблюдении национальными участниками алмазной отрасли минимальных требований Сертификационной схемы Кимберлийского процесса. Это осуществляется путем усиления внутреннего контроля за алмазами, тем самым продвигая передовой международный опыт в алмазной отрасли.

Намерение состоит в том, чтобы сохранить доверие потребителей к становящейся все более требовательной отрасли по производству бриллиантов и конкуренции со стороны производителей синтетических алмазов, «все более агрессивно ведущих себя в маркетинге», и в то же время укрепить имидж ангольских алмазов на рынках.

Комиссия также обязуется продолжать поощрять переход от Алмазного века конфликтов к Алмазному веку процветания и устойчивого развития для повышения благосостояния национальной экономики и местного населения.

На всех пленарных заседаниях KP до настоящего времени обсуждались общие вопросы, отражающие развитие мировой алмазной отрасли, но основные вопросы оставались без конкретных решений. Каково ваше мнение?

Повестки дня пленарных заседаний всегда доминировали для достижения консенсуса среди участников в рамках условий соглашения, подписанного 1 января 2003 года в Интерлакене, Швейцария, ознаменовавшего вступление в силу Системы сертификации Кимберлийского процесса в соответствии с резолюцией 55/56 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, что позволило Кимберлийскому процессу (Kimberley Process, KP) оставаться эффективным и заслуживающим доверия инструментом Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.

В течение последних нескольких лет несколько инициатив завершились принятием административных решений, которые получили одобрение как участников, так и наблюдателей по вопросам, которые они считают общими для развития мировой алмазной отрасли.

Однако наблюдатели Кимберлийского процесса, а именно Коалиции гражданского общества (Civil Society Coalition), считают, что Кимберлийский процесс не сосредоточил свое внимание на главном, поскольку консенсус по вопросу расширения определения понятия «конфликтных алмазов» еще не достигнут. С моей точки зрения, такой инструмент, как КР, не статичен; он динамичен и всегда стремится к дальнейшему совершенствованию, как видно по успехам, достигнутым в дискуссиях во время последних циклов осуществления реформы и пересмотра КР.

Как вы думаете, последует ли мировая алмазная отрасль за оцифровкой сертификатов КР, сопровождающих каждую экспортно-импортную операцию с алмазами? Поделитесь любыми своими рабочими идеями?

Среди различных инициатив, обсуждаемых КР, одной из них, внесенной в мандат Российской Федерации, является оцифровка сертификатов КР; на последнем пленарном заседании в Москве была создана рабочая подгруппа для продолжения обсуждения опыта некоторых стран, пытающихся достичь двустороннего соглашения, с учетом надежности процесса с точки зрения компьютерной безопасности и оказания помощи некоторым странам, где ведется старательская и мелкомасштабная добыча алмазов и где существуют ограничения в плане информационных технологий.

Нам нужно продолжить развивать инициативы, дать возможность использовать двусторонние соглашения, когда эту инициативу уже можно будет считать жизнеспособной и безопасной, оставив период обучения и адаптации для тех, для кого это считается сейчас неподходящим.

Будет ли эффективен «электронный обмен» для всех участников КР в рамках единого наднационального законодательства и гармонизации внутренних механизмов регулирования? Каково ваше мнение об этой идее?

Цифровая революция не достигла одинакового уровня развития во всех алмазодобывающих странах Африки, а что касается стран-потребителей и стран, где расположены основные алмазные биржи, то наднациональное законодательство и гармонизация внутренних механизмов регулирования могут не оказывать желаемого эффекта даже среди производителей алмазов, проблемы будут другими, если мы рассмотрим точку зрения стран на крупномасштабную добычу, что касается производителей, занимающихся старательской и мелкомасштабной добычей алмазов.

Считаете ли вы, что изменение документов КР для обеспечения гибкости цифровизации для всех стран будет успешным в глобальном масштабе? Следует ли рекомендовать «ответственные поставки алмазов» в качестве передовой практики для отрасли? Каковы ваши предложения?

Я думаю, что уже есть прогресс или даже сказать, что уже есть консенсус по основным документам KP в рамках Процесса реформ и контроля, который проводился в период 2017-2019 годов, мы должны идти в ногу с новыми инструментами, когда технологии позволяют нам перейти от физической сертификации KP к цифровой; кроме того, они являются быстрыми и эффективными процессами для сверки между торговыми партнерами, уменьшают количество ошибок и потерь при их выдаче и сокращают время на анализ их подлинности, а также уменьшают возможность несанкционированного вмешательства и фальсификации сертификатов KP, которые в последние годы были зарегистрированы в некоторых странах, участвующих в КР; это можно считать передовой практикой, которая должна быть принята во всем мире.

Что касается второй части вопроса, некоторые достижения, зафиксированные в КР как в Московской декларации 2005 года, так и в Вашингтонской декларации 2012 года по старательской и мелко-масштабной добыче алмазов, а теперь и в документе «Ответственного происхождения алмазов, Москва, 2021 год» (Responsible Diamond Sourcing, Moscow 2021), поддержанном Анголой, несомненно, являются передовой практикой для отрасли и служат прелюдией к тому, что по-прежнему можно добиться значительных успехов в разработке определения «конфликтных алмазов» во время действия мандатов Ботсваны и Зимбабве, а также создать механизм для продвижения «Принципов ответственного происхождения алмазов» (Principles for Responsible Diamond Sourcing) в алмазной отрасли в качестве общепризнанного передовой практики.

Будет ли Сертификационная схема КР (KPCS) эффективной в долгосрочной перспективе? Кроме того, до сих пор нет четкого определения «конфликтных алмазов». Пожалуйста, изложите подробнее свое мнение для наших читателей.

Я полагаю, что уже затрагивал эту тему в предыдущих ответах, однако могу сказать, что алмазы и бриллианты являются прибыльным бизнесом, связанным с предметами роскоши, в который вовлечено множество участников, и в долгосрочной перспективе потребители будут по-прежнему отдавать предпочтение природным бриллиантам, принимая во внимание некоторые из их озабоченностей, связанных с прослеживаемостью, ответственным поиском поставщиков, а также расширением определения «конфликтных алмазов», что является лишь эмоциональным вопросом и формирует мнение рынка.

Из-за разрыва между восприятием и реальностью необходимо изменить представление об алмазной отрасли. Люди должны знать о пользе, которую приносят алмазы и бриллианты, и о том, что алмазодобывающие компании, производители бриллиантов и ювелиры вносят свой вклад в повышение благосостояния менее обеспеченных слоев общества, в создании рабочих мест и ​​ в обеспечение благополучия.

Принесет ли предлагаемая контрольная миссия КР в Центральноафриканскую Республику (ЦАР) в 2022 году облегчение и позволит ли производить экспорт природных алмазов из страны? Как вы считаете?

Как указано в заключительном коммюнике пленарного заседания, проведенного в Москве в 2021 году, важно собрать участников-добровольцев, которые войдут в состав группы контрольной  миссии для проверки на месте информации, полученной из различных источников, несмотря на нежелание некоторых участников из-за обеспокоенности, связанной с безопасностью; рекомендации, которые должна представить контрольная миссия, могли бы прояснить позицию КР в ответ на запросы ЦАР о расширении новых «зеленых» зон, уже находящихся под контролем властей, что могло бы помочь ЦАР увеличить экспорт и предотвратить мошенничество и контрабанду алмазов из этих районов.

Сектор синтетических драгоценных камней в настоящее время привлекает все больше внимания предпринимателей, что вызывает озабоченность у сектора природных камней. Как вы думаете, куда это приведет оба сектора в будущем?

Природные бриллианты имеют высокую стоимость благодаря своим показателям «4С» (огранка, чистота, цвет и вес в каратах) и редкости, в то время как синтетические бриллианты могут быть изготовлены за короткий период с теми же свойствами, не добавляя, однако, чувства гордости и престижа, что характерно для ювелирных изделий с природными бриллиантами.

Если сравнить его с золотом и фантазийными ювелирными украшениями, то у них такой же блеск, а разница в цене и привлекательности; точно такое же украшение из синтетического бриллианта можно купить по низкой цене и позволить себе потерять его, не переживая по этому поводу. Синтетические бриллианты, которые легко производить в «неконтролируемом количестве», теряют свою редкость и рискуют стать обычными камнями, и их стоимость обесценивается.

Эти два сектора вполне могут сосуществовать в условиях здоровой конкуренции, оставляя выбор за потребителями.

Поскольку вы связаны с Ангольской комиссией Кимберлийского процесса, наши читатели хотели бы знать, что вы думаете о будущем мировой алмазной отрасли в целом и в Анголе, в частности, это связано со средствами к существованию жизни огромного количества людей. Что вы можете сказать?

Будущее алмазной отрасли многообещающе, несмотря на трудные годы, вызванные воздействием Covid-19 и его новых вариантов на жизнь населения и мировую экономику; в алмазопроводе различные участники, производители бриллиантов и поставщики оборудования, транспортные компании, и те, кто занимается промыванием, поставщики услуг, специалисты в различных областях, продавцы и покупатели алмазной продукции, огранщики и производители ювелирных изделий и т. д. создают рабочие места, обеспечивают развитие местного населения и повышение его благосостояния.

Что касается геологических запасов алмазов, то, несмотря на истощение некоторых крупных месторождений, известных во всем мире, Африка по-прежнему обладает значительным потенциалом для открытия основных месторождений, достаточный вклад в объем предложения алмазов на мировом рынке внесет, например, Ангола за счет добывающих и разрабатываемых рудников, таких как Катока (Catoca), Луаше (Luaxe), Сангаминас (Sangaminas), Чири (Chiri).

Участники, вовлеченные в этот алмазный бизнес, полностью осознают проблемы, стоящие перед ними на пути продления существования этой тысячелетней отрасли с геологической, технологической, рыночной, инвестиционной и деловой точек зрения.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished