Anglo-American объединяет усилия с Aurubis, чтобы выстроить устойчивую цепочку создания стоимости меди

Anglo-American подписала меморандум о взаимопонимании с Aurubis, глобальным поставщиком цветных металлов и одним из крупнейших в мире переработчиков меди, для разработки предложения медной продукции, которое отвечало бы растущим ожиданиям в отношении...

25 ноября 2022

Mountain Province Diamonds обновила циркуляр к специальному собранию акционеров

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила о поправке к своему информационному циркуляру, относящемуся к специальному собранию акционеров, запланированному на 1 декабря 2022 года.

25 ноября 2022

Bulgari удостоен награды «Женевского гран-при часового искусства» за Serpenti Misteriosi

Ювелирный дом Bulgari удостоен награды прошедшего в ноябре конкурса «Женевское гран-при часового искусства» (Grand Prix d’Horlogerie de Genève) в категории «ювелирные часы» за Serpenti Misteriosi («Таинственная змейка»).

25 ноября 2022

Охранник Anjin арестован за незаконное хранение 91 алмаза

Охранник компании Anjin Investments, которой принадлежат алмазные месторождения Маранге (Marange) в Зимбабве, был арестован после того, как у него обнаружили 91 алмаз при попытке вынести их из помещения.

25 ноября 2022

URA Holdings оценила запасы изумрудов в 29 млн каратов на руднике в ЮАР

Геологоразведочная компания URA Holdings сообщила о первой независимой оценке минеральных ресурсов по стандартам Объединенного комитета по запасам руды (Joint Ore Reserves Committee, JORC) 2022 года в 29 млн каратов изумрудов на руднике Гравелот...

24 ноября 2022

«Как пурист и диамантер старой школы, я не верю в выращенные в лаборатории бриллианты», - говорит Вин Ли, генеральный директор Grand Metropolitan

01 ноября 2021

vin_lee_xxz.pngВин Ли (Vin Lee), король индустрии предметов роскоши, не нуждается в представлении. Он - миллиардер, генеральный директор Grand Metropolitan, достигший всего самостоятельно. Семейный офис Grand Metropolitan в Беверли-Хиллз - это частная холдинговая компания, специализирующаяся на предметах роскоши, рыночная стоимость которой составляет $7 млрд (активы под управлением), и располагающая портфелем из 60 брендов.

Группа специализируется на проблемных долговых активах люксовых брендов: Finlay Fine Jewelers - одна из крупнейших частных ювелирных групп в Северной Америке, Heilig-Meyers также является одним из крупнейших частных ритейлеров в Соединенных Штатах, занимающихся мебелью.

Grand Metropolitan также владеет Pushkin Caviar, Gallery Rodeo, The Beverly Hills Cigar Club и Beverly Hills Sports Car; компания принимает участие в благотворительных аукционах, мероприятиях с участием знаменитостей и на церемониях вручения премий, включая Каннский кинофестиваль, премии «Оскар», «Грэмми», «Эмми», «Независимый дух» (Independent Spirit Awards) и многие другие.

Вин Ли проводит время между северной частью побережья Мексиканского залива, Флоридой и Южной Калифорнией.

В этом эксклюзивном интервью Rough&Polished Вин Ли охотно рассказывает о ювелирном рынке США.

По сообщениям СМИ, продажи ювелирных изделий в США в сентябре выросли на 55% в годовом выражении по сравнению с прошлым годом. Но опять же, согласно сообщениям, расходы на ювелирные изделия выросли всего на 57% по сравнению с 2019 годом. Какого роста вы ожидаете в 2021 году и в последующий период?

Мы закрыли все предприятия по розничной продаже 13 марта 2019 года с выплатой полной зарплаты и льгот. Я не собирался рисковать потерять кадровый потенциал из-за двухнедельного перерыва. Таким образом, у нас действительно было снижение общих продаж на 70% в результате того, что пропустили сезон праздничных продаж в 2019 году. Безусловно, это наш самый загруженный квартал как в оптовой, так и в розничной торговле. Это закрытие было продлено до 2020 года из-за политического и государственного давления на глобальном и национальном уровнях. Такие конкуренты, как Signet Jewelers (Jared, Kay и Zales), в этот период стали очень гибкими, окончательно закрыв 300 магазинов, при этом делая большие инвестиции в онлайн-операции и приобретения. Следуя их примеру, мы смогли добавить в наш портфель как Samuels Jewelers (Samuels, Schubachs, Rogers и Andrews Jewelers), так и компании Bailey, Banks и Biddle, занимающиеся драгоценными ювелирными изделиями.

Таким образом, в то время как отрасль в целом потеряла многих участников в сфере ювелирных изделий, как в розничной, так и в оптовой торговле, потребительские расходы на покупки в реальных магазинах сильно сократились. Это привело к огромному росту онлайн-продаж и укреплению авторитетных ювелиров в социальных сетях, а также к росту доверия потребителей к покупкам в Интернете. Это ситуация, к которой мы готовились последнее десятилетие. Переход в цифровое пространство и к новой экономике ускорился во время COVID 19. В настоящее время все меньше брендов разделяют постоянно растущую часть «пирога» на сегментированном рынке ювелирных изделий.

Во втором квартале 2021 года в США закрылось меньшее число ювелирных компаний, включая крупные сети, чем во втором квартале 2020 года. Помимо закрытия, многие компании продавались и сливались по сравнению с прошлым годом, но во втором квартале было очень мало банкротств. Считаете ли вы, что рынок США скоро вернется в свое прежнее состояние?

И Finlay Enterprises, и Signet Jewelers успешно разделили крупнейшие розничные сети ювелирных изделий в США за последние несколько лет, причем совсем недавно Signet завладела компанией Zales. Это привело к консолидации более 20% всего рынка высококачественных ювелирных изделий в Америке. Многие бренды в нашем конкурентном портфеле были розничными торговцами в торговых центрах. Потребители часто переключаются с покупок в десятке разных магазинов, расположенных в одном месте, к покупкам в магазинах, принадлежащих одним и тем же нескольким операторам.

Finlay также обеспечила оптовые продажи на сумму более $1 млрд в год через большинство магазинов розничной торговли ювелирными изделиями в универмагах, которые считались основными магазинами и крупными арендаторами в этих торговых центрах. Возвращая Finlay былую славу, мы также продаем под 40 различными рекламными баннерами, что делает ее крупнейшей частной ювелирной группой в Северной Америке. Компания Signet является крупнейшим розничным продавцом изделий с бриллиантами в мире, охватывающим более десятка брендов в 3 000 магазинах по всему миру.

Это ошеломляющий сдвиг в нашей отрасли. Я не предвижу скорейшего возвращения на рынок тысяч местных независимых ювелиров в течение многих лет. Кредитные рынки слишком узкие, и выжившие поставщики были вынуждены сократить более льготные условия до своих уменьшившихся счетов, поскольку они также испытывают давление.

Слишком многие организации, такие как Wells Fargo и GE Capital, понесли значительные убытки из-за краха отрасли, который также породил действия таких людей, как Нирав Моди (Nirav Modi), и $2 млрд денежных средств от банковского сообщества Индии.

Сообщают, что у нью-йоркских ритейлеров, особенно у цепей поставок, существуют проблемы. Однако, по мнению аналитиков, очень крупные сети, такие как Signet Jewelers, преуспевают и продвигаются вперед. Каково ваше мнение?

Мы с большим интересом следили за усилиями Signet Jewelers и их талантливого руководства во главе с Вирджинией Дросос (Virginia Drosos). Перед пандемией Signet занималась вопросами приобретения Zales за $1,4 млрд и JamesAllen.com за $300 млн, что привело к убыткам в $600 млн, а также занималась судебным решением по иску акционеров на $240 млн за сокрытие сексуальных домогательств. Все это создало имиджевую проблему в сохранении сотрудников и поддержания энтузиазма акционеров. Акции предприятия стоимостью $10 млрд скатились в цене до $6 за акцию, и бизнес во время COVID-19 стал стоить около $500 млн.

На мой взгляд, я считаю, что толчок к появлению выращенных в лаборатории бриллиантов на рынке в тот же период вызвал большое замешательство у потребителей и нежелание принимать этот новый продукт, поскольку независимые компании начали агрессивно обсуждать эту альтернативу природным бриллиантам.

К счастью для Signet, они быстро внедрили программу, позволяющую своим сотрудникам работать из дома и через Интернет. Они приспособились к привычкам потребителей тратить прямо в своей гостиной и на диване и смогли за это время заработать $1,2 млрд с помощью онлайн-продаж.

В этом отношении, пандемия, возможно, спасла Signet Jewelers, в то время как сотни и тысячи более мелких конкурентов не имели бренда или социальных сетей, чтобы обеспечить такой же уровень обслуживания клиентов. С тех пор акции Signet выросли до $91, что является максимальным за 5 лет, а ее оценка близка к $5 млрд. Это обновление позволило им приобрести Diamonds Direct за $500 млн. Успех акций Signet создал большую прибыль для тех, кто верил в активный переход менеджмента на цифровую платформу так, как мы действовали в Finlay Enterprises.

В настоящее время, какая категория ювелирных брендов хорошо продается в США - дорогостоящие предметы роскоши или более доступные? Как вы считаете?

На самом деле это вопрос на засыпку. Finlay Enterprises, как и Signet Jewelers, работает на всех уровнях. Хотя наша Bailey Banks & Biddle Group больше похожа на Bvlgari или Cartier, предлагая высокое ювелирное искусство и брендовые предметы роскоши, похожие на бренды Tiffany & Company. Но бренды из нашего портфеля, такие как Samuels, конкурируют в той же категории, что и Zales компании Signet.

Более высокая маржа и, следовательно, более прибыльные категории ювелирных изделий - это высокое ювелирное искусство. Но, конечно, вы обнаружите, что чем ниже шкала цен, тем выше объемы продаж. Вот почему такие операторы, как Amazon и Walmart, продают постоянно больше золота и бриллиантов, чем большинство компаний отрасли в целом.

На данный момент я считаю, что рынок Соединенных Штатов лучше всего подходит для среднего потребителя. Конечно, у нас есть Rodeo Drive и Palm Beaches. Как одна из крупнейших частных групп предметов роскоши в Северной Америке, мы управляем портфелем в размере $10 млрд, в отличие от парижской Louis Vuitton - Moet Hennessey LVMH (Tiffany & Co), которая доминирует на планете с доходом в $400 млрд, а Kering (Gucci) и Richemont (Cartier) имеют колоссальные показатели по $100 млрд каждый. Вы видите, что предметы роскоши имеют большее значение в Европе, Азии и на Ближнем Востоке, чем в Северной Америке.

Хотя ювелирная и часовая отрасли могут столкнуться с тяжелыми условиями в ближайшие несколько лет, некоторые аналитики рынка видят значительные возможности для участников в этом секторе. Будет ли интерес к «обручальным часам» стимулировать рост в этом секторе в будущем?

Когда я впервые столкнулся с этой тенденцией, я был очень заинтригован. Производители часов на протяжении десятилетий пытались найти «приманку» или функцию, с помощью которой потребители могли бы совершать сделки с их брендом в свете того, что у каждого человека на планете всегда есть телефон, часы, калькулятор, компас и т. д.

Я помню, как многие были уверены, что Стив Джобс (Steve Jobs) убьет часовую индустрию с помощью iwatch. Такие компании, как Fitbit, заработали миллиарды на рынке «умных» часов, но, тем не менее, Rolex, Patek и Tag по-прежнему продолжают создавать продукцию вместе с десятками других брендов.

Я заметил, что не отказываются от Audemars, когда любимый человек дарит Apple iwatch. Большинство людей просто носят технологические изделия на другом запястье. Итак, когда эта кампания превратилась в «Часы для помолвки» (Watches for Engagement), я провел быстрый неформальный «опрос» в своих личных социальных сетях о ее эффективности. Когда людей спросили, что они выбирают - часы или кольцо, - большинство ответили «ОБА». Хотя удивительно большое число людей пришли к выводу, что на самом деле часы идеально подходят для подарка на помолвку.

Я искренне верю, что крупным ритейлерам и часовым брендам необходимо организовать такую международную медиа-кампанию по продвижению их в массы так, как компания «Бриллиант навсегда» (A Diamond is Forever), проведенная De Beers и доминирующая в социальной структуре с прошлого века. Ювелирам нужно нечто большее, чем просто «поддельные» бриллианты, чтобы привлечь покупателей после COVID-19. В течение десятилетий отрасль переживала спад, пандемия действительно стала предвестником конца для тех, кто находился на грани. Нам нужно говорить с сегодняшними потребителями и учитывать их потребности.

Во всем мире поколение Z стало сторонником выращенных в лаборатории бриллиантов (LGD) и ювелирных изделий с ними, особенно в США. Что вы думаете об этой тенденции?

Я очень много говорил по этому поводу. Как пурист и диамантер старой школы, я не верю в LGD. Я говорю это как один из первых, кто познакомился с этой отраслью в 1990-х годах. У меня есть дом в Сарасоте, штат Флорида, где меня познакомили с бригадным генералом в отставке Картером Кларком (Carter Clark), который привез технологии из России во время холодной войны и собрал средства и установил оборудование в Южной Флориде для создания Gemesis. Я увидел первые такие камни, как только они были произведены.

Я также был близким другом президента этой компании Лизы Бисселл (Lisa Bissell), которая в 2014 году переименовала компанию в Pure Grown Diamonds. Почти три десятилетия муассанитом занимается Charles & Colvard. На самом деле это не новая концепция. Чтобы продавать LGD, нужно отказаться от преимуществ природных бриллиантов. Суть всей этой шумихи в том, что это будет стимулировать людей покупать цветные камни, рост объемов которых, как видно, постоянно отмечается на протяжении нескольких лет.

По сообщениям СМИ, De Beers возвращает свою рекламу «Бриллиант навсегда». Поможет ли это дальнейшему росту сектора природных бриллиантов, учитывая текущую конкуренцию со стороны других секторов люксовых товаров?

Я вырос с De Beers, и эта кампания сильно повлияла на меня. Отрасль в целом нуждается в послании, которое она может донести, и я бы полностью поддержал ребрендинг кампании «Бриллиант навсегда». Мне было бы интересно узнать о позиционировании, поскольку De Beers в то время занималась брендингом розничных магазинов и своих собственных продуктов. Когда покупатели заходили в выставочный зал и просили бриллиант De Beers, возникало замешательство. В то время такого продукта не существовало, и они не понимали такой тип маркетинга «Молоко есть?» (Got Milk?"), который De Beers поддерживала для всей алмазной отрасли.

Finlay Enterprises начала свою единственную кампанию по брендингу в 2010 году под флагом Романовых. В результате нашего турне по России накануне первичного размещения акций (IPO) компании АЛРОСА мы почувствовали, что Северная Америка заслуживает четкой альтернативы южноафриканскому продукту, управляемому через алмазопровод De Beers.

В заключение, как сейчас дела у Finlay Fine Jewelers? Есть ли на горизонте планы расширения ювелирного сектора?

Finlay преуспела в этом. Мы не обслуживаем задолженность и жестко контролируем наши накладные расходы. Нам очень повезло, что мы не потеряли ни одного члена нашей корпоративной семьи из-за COVID-19. Объем ювелирной отрасли в Северной Америке больше, чем когда-либо, а количество участников уменьшилось. Учитывая, что бóльшая часть нашего портфеля состоит из национальных и региональных брендов, многие из которых уже более века поддерживают отношения со своими сообществами, мы занимаем хорошие позиции как на обычных, так и на цифровых платформах.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough&Polished