Минфин России опубликовал данные о добыче и производстве золота и серебра в январе-ноябре 2021 года

Производство золота в России в январе-ноябре составило 319,56 тонн  (январе-ноябре 2020 года – 314,41 тонн), в том числе: добычного –274,14 тонн (январе-ноябре 2020 – 271,14 тонн), попутного – 15,51 тонн (январе-ноябре 2020...

Сегодня

Petra увеличила производство алмазов и выручку за первое полугодие

Petra Diamonds увеличила выручку за первое полугодие 2022 финансового года на 49%, до 264,7 млн долларов США по сравнению с 178,1 млн долларов годом ранее. Увеличение было вызвано улучшением продаж исключительных камней на общую сумму 77,9 млн долларов...

Сегодня

Tiffany & Co представляет новую ювелирную коллекцию

Компания Tiffany & Co, входящая в группу LVMH,  выпустила новую ювелирную коллекцию под названием Tiffany Knot («Узел Tiffany»). Новая линия украшений, пополнившая список знаковых проектов Tiffany & Co, замыслена как дань уважения Нью-Йорку...

Сегодня

BlueRock Diamonds увеличила выручку в четвертом квартале

Компания BlueRock Diamonds, которой принадлежит алмазный рудник Кареевлей (Kareevlei) в Южной Африке, увеличила свою выручку в четвертом квартале на 68% благодаря более высоким ценам на алмазы. Алмазодобывающая компания заявила, что заработала...

Сегодня

De Beers снова поднимает цены на алмазы

По сообщениям СМИ, компания De Beers повысила цены на алмазы на своей первой в этом году торговой сессии в Габороне, Ботсвана. Информационное агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, осведомленные о происходящем, что De Beers...

Вчера

Раджеш Ганди: алмаз – это всегда выгодно

15 октября 2007

Справка Rough&Polished. Владелец гранильной и ювелирной компании «Чорон Даймондс» (Choron Diamonds) Раджеш Ганди – представитель семьи индийских диамантеров, занимающейся огранкой алмазов и ювелирным делом около 100 лет. Гранильное производство и торговые представительства  фирмы находятся в Индии, Бельгии, Сингапуре, Люксембурге, Гонконге и ОАЭ. В России «Чорон Даймондс» имеет гранильные заводы в Якутске и Владивостоке. Годовой оборот фирмы превышает $200 млн.

- Как и почему Вы оказались в России?

- В 1996 году правительство Якутии пригласило к сотрудничеству ряд иностранных бизнесменов, известных в отрасли, для развития своей огранки. Я оказался единственным, кто поверил в эту перспективу. Не скрою – меня привлекала возможность прямого доступа к якутскому алмазному сырью. Через два года я стал получать камни в ЯПТА (Якутское предприятие по торговле алмазами, подразделение «АЛРОСА» - Ред.) и в Якутске заработала наша первая фабрика по огранке. Мы завезли оборудование, пригласили наших экспертов, обучили местных огранщиков. В 2002 году во Владивостоке открылась вторая.  Уставной капитал «Чорон Даймондс» сформирован на средства нашей головной фирмы в Индии

- В середине 90-х годов в Якутии возникали десятки гранильных и ювелирных предприятий, и  многие из них быстро уходили с рынка, не выдержав конкуренции. За счет чего Вам удалось удержаться?

- Я работаю с мелкими камнями – «индийским товаром». Мы способны делать бриллианты в 0,005 карата. В этом секторе у меня в России конкурентов практически нет. Что касается ювелирного производства, то здесь мы выигрываем за счет собственных технологических разработок, например, нами разработана оправа со специальным «невидимым» креплением камней, благодаря которому несколько бриллиантов «сливаются» и кажутся одним крупным, так что кольцо ценой в $1,5 тысяч выглядит на $15 тысяч. Конкуренты, конечно, не дремлют, поэтому каждый год мы привозим в Россию и сразу внедряем в производство «ноу-хау» на закрепки бриллиантов, разработанные технологами нашей фирмы. Через год мы выпустим ювелирные изделия с камнями вообще без закрепки. Алмаз – это всегда прибыльно, но механизм извлечения прибыли требует постоянного совершенствования.

- Куда поставляется продукция Ваших заводов в Якутске и Владивостоке?

- Примерно 25% потребляет внутренний российский рынок, остальное идет на экспорт – в основном в Гонконг, Бельгию и Эмираты.

- Сегодня экономика России переживает очевидный подъем. Какими Вы видите перспективы российского ювелирного рынка?

- Средняя цена наших изделий варьируется в диапазоне $500 - $1500. На наш взгляд, в России достаточно быстро растет число людей, готовых покупать ювелирные изделия по таким ценам и прогноз рынка в целом благоприятный. Поэтому мы приняли решение двигаться в направлении создания собственной розничной сети в России. До конца 2007 года в Москве должны появиться три магазина под вывеской Choron Diamonds площадью 100-150 кв. м. каждый. В открытие 40 магазинов в Москве и Санкт-Петербурге до 2009 года будет инвестировано около $65 млн. К этому времени мы планируем выпускать ежегодно около 60 тыс. ювелирных изделий. Сегодня в России нашей продукцией торгуют около 240 магазинов, наличие собственной розничной сети позволит нам проводить более гибкую ценовую политику, я полагаю, что можно будет говорить о снижении цен на 20-25% по сравнению с теми, которые устанавливают дилеры. В наших планах также расширение товарного ассортимента – к ювелирным изделиям бриллиантовой группы добавится золотая «бескаменка».

- Гранильный бизнес и такие масштабные планы по развитию розничной торговой сети требуют больших оборотных средств. Как Вы решаете проблему кредитования своих предприятий в России?

- Высокая деловая репутация «Чорон Даймондс» ценится российскими кредитными организациями. У нас прекрасные отношения с якутскими банками и мы являемся VIP -  клиентом Сбербанка РФ.

- Ювелирная продукция «Чорон Даймондс» производится в России и Мумбае, а какие еще производители будут представлены в Ваших магазинах?

- Я недавно вернулся с ювелирной ярмарки в Виченце, где было достигнуто принципиальное соглашение о сотрудничестве с рядом крупных итальянских фирм. В ближайшее время планируется подписание контрактов о продаже их продукции на российском рынке. Я работал над этим проектом последние десять месяцев.

- Кто-нибудь из Ваших соотечественников пытался повторить путь «Чорон Даймондс» в России?

- Сегодня я знаю пять индийских фирм, работающих на российском рынке. У всех дела идут успешно. Я рад, что представители нашего бизнеса вносят достойный вклад в развитие отношений между нашими странами.