В 2021 году объем розничного ювелирного рынка России достиг 301 млрд рублей

По данным Аналитического Центра SOKOLOV в 2021 году розничный ювелирный рынок России в денежном выражении вырос на 27% относительно 2020 года и достиг 301 млрд рублей, говорится в пресс-релизе центра.

Сегодня

Компания De Beers выручила $604 млн в четвертом цикле продаж 2022 года

Корпорация Anglo American объявила, что выручка De Beers в четвертом цикле продаж алмазного сырья в этом году достигла 604 млн долларов, превысив результат предыдущего цикла в 566 млн долларов.

Сегодня

Алексей Моисеев открыл ювелирную выставку, приуроченную к 220-летию Минфина России

В здании Минфина России состоялось открытие ювелирной выставки, приуроченной к 220-летию ведомства. Экспозиция будет доступна для сотрудников и гостей ведомства с 16 по 20 мая. На выставке представлены уникальные работы ювелирного дома CHAMOVSKIKH, АО...

Сегодня

Metals Focus: профицит рынка платины в этом году снизится на 40%

Metals Focus, ведущая независимая консалтинговая фирма, занимающаяся исследованием рынка драгоценных металлом, сообщила, что, по ее прогнозам, профицит рынка платины (объем рынка достигает почти 8 млн унций в год) в этом году снизится на 40%...

Сегодня

Синтетические бриллианты готовы увеличить свою долю на рынке

Выступая в понедельник на конференции Investing in African Mining Indaba, министр по делам полезных ископаемых и энергетики Ботсваны Лефоко Моаги (Lefoko Moagi) сказал, что запрет на российские алмазы может привести к росту цен в пользу конкурирующих...

Вчера

Скончался Вилли Нагель, джентльмен, у которого хватало силы и выдержки иметь дело с лидерами бизнеса и политиками

20 июля 2021

Автор: Алекс Попов (Alex Popov)

Вилли Нагель (Willie Nagel) скончался 14 июля. Его похоронили в пятницу в Израиле. Я летел из Нью-Йорка с пересадкой в ​​Лондоне, когда это случилось. Поскольку я не мог быть там и выразить свои чувства Адаму и Тони, я хотел бы вспомнить его здесь.

Наша последняя встреча была за год до того, как из-за COVID было отменено расписание поездок. Его скромная квартира в Сент-Джон-Вуде была безупречно чистой, и Вилли сидел за чашкой чая в своем инвалидном кресле-коляске. Ему тогда было 93 года, но его разум был так же ясен, как и 20 лет назад, когда мы встретились впервые.

Меня всегда поражало, как у этого маленького джентльмена, - а я не могу назвать Вилли иначе, как джентльменом, - хватало силы и выдержки, чтобы иметь дело с лидерами бизнеса и политиками. Он добивался того, чтобы к нему прислушивались, следовали его совету и реализовывали его идеи. Но в то же время он всегда находил место для обычных людей, подобных мне, которые приходили к нему за советом.

Я многому научился у Вилли и всегда буду за это благодарен.

В апреле 2016 года Яаков Алмор (Ya’akov Almor) опубликовал прекрасное интервью с Вилли Нагелем в журнале World Diamond Magazine. С разрешения Яакова я хотел бы повторить это здесь.

Да будет благословенна память о Вилли.

 

excl_20072021_1.png


           Интервью

         с легендой отрасли 

                 Вилли Нагелем

excl_20072021_2.png

Автор: Яаков Алмор (Ya’akov Almor)

«Доверие потребителей всегда должно оставаться главным приоритетом в этом бизнесе. Рентабельность тоже, особенно сегодня, но без потребителей прибыли нет!»

(The World Diamond Magazine) - «Где мне найти господина Нагеля?» - спросил я консьержа в Тель-Авивском отеле Hilton. «О, он ждет Вас на балконе», - говорит консьерж, указывая мне в сторону.

«И не могли бы вы отдать ему эти конверты, пожалуйста?» - добавляет он, передавая мне пачку конвертов разного размера.

«Я думаю, он здесь постоянный гость?» - спрашиваю я.

«Конечно, мы все знаем господина Нагеля!» - улыбается консьерж.

Вилли Нагель сидит под огромным зонтом, повернувшись спиной к солнцу и захватывающему дух, потрясающему виду на Средиземное море. На столе справа от него находятся два мобильных телефона, слева от него Jerusalem Post, а перед ним тарелка свежего арбуза. Его трость воткнута в современные высокотехнологичные ходунки, стоящие рядом с ним. В 90 лет Нагель уже не так устойчиво стоит на ногах. Но его ум - и его язык - как никогда остры.

Вилли Нагель часто приезжает в Израиль и чаще всего останавливается в отеле Hilton. «Это второй дом, - улыбается он и машет рукой, указывая на картину позади него. - И отсюда открывается прекрасный вид! Я никогда не устаю от него». В последний раз Нагель был в Израиле в 2015 году на встрече президентов (Presidents’ Meeting), организованной Всемирной федерацией алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB) и Международной ассоциацией производителей бриллиантов (International Diamond Manufacturers Association, IDMA), и на которой он был удостоен награды за заслуги Lifetime Achievement Award, присуждаемой Всемирной федераций алмазных бирж, за его вклад в мировую алмазную отрасль.

Представившись, я говорю ему, что за последние десятилетия мы встречались несколько раз, но у нас никогда не было возможности сесть для интервью или разговора, добавив, что всякий раз его окружали или сопровождали лидеры и участники отрасли, многие из которых, без сомнения, были к тому же его клиентами. Я также заметил, что в то время он казался труднодоступным и несколько вспыльчивым, когда дело касалось представителей [торговой] прессы. «Вздор, - нетерпеливо отметает Нагель это мнение, - я всегда разговаривал с прессой, когда это было уместно!»

Однако ясно, что это происходило редко. Нагель дал обширное интервью израильской ежедневной газете HaAretz в 2007 году. Дальнейшие поиски не дали ни одного интервью или статьи в Rapaport, IDEX или в каких-либо основных печатных или онлайн-изданиях, посвященных торговле алмазами, бриллиантами, драгоценными камнями и ювелирными изделиями. Солидный редактор израильского издания HaYahalom, долгое время работавший над этим, отметила, что на самом деле никогда не брала интервью у Нагеля, но сказала, что с радостью опубликует его. Поиск в Google приносит еще несколько источников, но их можно пересчитать по пальцам одной руки.

Говоря с Нагелем, я считаю необходимым дать ему немного больше информации о моем профессиональном и отраслевом опыте, перечисляя различные компании, организации, национальные и международные, в которых я работаю или работал. Мы еще немного говорим об отрасли, он задает мне пару вопросов, а затем говорит: «Вы пришли, чтобы взять у меня интервью, мне не нужно брать у вас интервью».

Мы устанавливаем параметры интервью: мне нужен его взгляд на знаковые события в отрасли и краткое изложение текущих событий, таких как отсутствие равновесия между ценами на алмазы и бриллианты, отсутствие рентабельности в производстве бриллиантов; синтетические алмазы и вопросы раскрытия информации; и, наконец, что не менее важно, отраслевая этика.

«Что беспокоит вас больше всего, если смотреть на отрасль в целом?»

«На мой взгляд, самая большая угроза алмазной отрасли и отрасли ювелирных изделий с бриллиантами - это синтетическая алмазная продукция. Прежде всего, нет ограничений на количество, которое может быть произведено, так как это искусственно созданный продукт, который все время совершенствуется. Но самая важная проблема, которая также является этической проблемой, заключается в том, что слишком во многих случаях не соблюдаются правила раскрытия информации, и, как вы знаете, существует много «предприимчивых» диамантеров. Их трудно остановить. На мой взгляд, должна строго соблюдаться цепочка или гарантии, чтобы эта проблема была устранена, и любой, кто нарушает правила, должен быть подвергнут остракизму!»

Пока мы говорим об угрозе синтетических алмазов, я упомянул его работу в отношении конфликтных алмазов и связанную с Сертификационной системой Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification System, KP), а также недавнюю отраслевую награду за его основополагающую роль в ее создании. «Это были другие времена. Я предложил цепочку гарантий (Chain of Warranties), которая позже была оформлена в КР, - вспоминает Нагель. - В то время как влиятельный брокер компании De Beers с политическими связями я был приглашен британским министерством иностранных дел быть единственным представителем от торговли, чтобы высказать свое мнение на совместной встрече с Государственным департаментом США с целью найти решение этой проблемы».

«De Beers действительно была первым дистрибьютором алмазного сырья, который прекратил покупать алмазное сырье из внешних источников, но вскоре стало ясно, что самого по себе этого было недостаточно. Торговля алмазным сырьем нуждалась в системе мониторинга, которая имела бы «зубы» и могла бы распознавать, находить и затем выбрасывать “гнилые яблоки”», - сказал он.

«Были законодатели, которые подталкивали Государственный департамент к полному запрету импорта алмазов, и требовались быстрые меры», - добавил Нагель.

Короче говоря, - это уже широко задокументировано, - Нагель убедил правительство США возложить ответственность на саму торговлю и обеспечить, чтобы у правительств была надзорная роль и право вводить санкции. «Это была простая концепция: возложить ответственность на производителей алмазов, позволить им создать надежный документальный след, а при обнаружении мошенничества вводить санкции. Я считаю, что система неплохо зарекомендовала себя. Конфликтные алмазы формально ушли в прошлое», - пояснил он.

«Израиль возражал против этого, хотя он был первой страной, внедрившей КР, как и Бельгия, - вспоминает Нагель. - Русские были очень обеспокоены, потому что в то время они вели войну в Чечне. У меня было много встреч с представителями правительств, в том числе с Европейским сообществом. Многие алмазные компании жаловались, но я прямо сказал им, что, если мы не введем систему мониторинга, проблема конфликтных алмазов убьет их бизнес!»

Нагель признал, что, конечно, ни одна система не идеальна, и никогда нельзя добиться полного успеха. Но система доказывает, что риск меньше, чем множество выгод, которые она дала. Доказательством этого является то, что ее внедрение прошло довольно гладко, и, более того, аналогичные системы были внедрены в других местах, например, в отрасли драгоценных металлов. «Они также установили контроль над своими каналами поставок».

Нагель сказал, что с огромным удовлетворением вспоминает свое участие в КР. «Я вложил в него свое сердце и душу, и это имело значение!»

Возвращаясь к синтетическим алмазам, Нагель предложил ввести полное раскрытие информации о производителях синтетических алмазов. «Если возложить на них ответственность, это не только внесет ясность, но и повысит доверие к производителям синтетических камней. Инструменты для обнаружения есть, но правила должны быть более строгими, чтобы сохранить репутацию нашей собственной отрасли».

Конечно, отрасли природной алмазной продукции и торговле необходимо будет разработать свои собственные кампании по продвижению природных бриллиантов и сохранить их привлекательность в сердцах и умах потребителей.

Вы были и остаетесь брокером. Как все изменилось? Могут ли брокеры по-прежнему играть значительную роль?

«Послушайте, я говорю с вами как заинтересованная сторона. Да, мы по-прежнему являемся брокерами компании De Beers Group. Я бываю в офисе почти каждый день, но повседневными делами занимаются моя дочь Тони и сын Адам. И, конечно, для сайтхолдеров по-прежнему важно, чтобы их интересы представляла заслуживающая доверия и влиятельная третья сторона. С De Beers, особенно в трудные времена, лучше решать проблемы через брокера. И это по-прежнему верно и сегодня», - утверждал Нагель.

Но разве Гарет Пенни (Gareth Penny) не разрешил сайтхолдерам работать без брокера?

Глаза Нагеля на мгновение вспыхивают, и его голос становится резче. «Да, он это сделал, и, на мой взгляд, это ошибка для клиентов, а также для De Beers в долгосрочной перспективе. В этой уникальной отрасли брокеры не просто посредники, они могут сыграть ключевую роль в защите интересов клиента».

Итак, одним словом, каково определение брокера?

«Любой брокер, достойный так называться, может решительно и убежденно добиться существенных изменений и результатов для своих клиентов. Это наша сильная сторона и это актуально до сих пор. Конечно, система изменилась и продолжает меняться, но различные новые услуги, которые мы и другие брокеры предоставляем, не заменяют более традиционную роль брокера, которая по-прежнему ценится. Я был политическим лоббистом, советником, доверенным лицом, а иногда даже психологом для сайтхолдера. Конечно, очень важно доверие клиента к брокеру. Я даже выступал, верьте или нет, посредником в супружеских отношениях … к счастью, не слишком часто!»

Считаете ли вы, что за последние годы роль брокера уменьшилась?

«К сожалению, я думаю, что некоторые из политик, проводимых Пенни, имели негативный эффект в долгосрочной перспективе, который не пошел на пользу ни De Beers, ни сайтхолдерам. Роль брокеров, среди прочего, заключалась в том, чтобы сообщать De Beers о проблемах, жалобах, пожеланиях и затруднениях своих клиентов и действовать в качестве посредника. Некоторые аспекты программы Избранных поставщиков (Supplier of Choice) и шаблонный подход оставляли нам меньше возможностей для выполнения нашей роли, что в конечном итоге привело к тому, что De Beers стала меньше отвечать потребностям клиентов и рынка. De Beers увидела последствия и пыталась адаптироваться и вернуть некоторую прежнюю жесткость. Нынешняя система является значительным улучшением, хотя есть еще возможности для дальнейшего прогресса», - сказал он.

«Насколько я понимаю, расхождение между ценами на алмазы и бриллианты, которое мы наблюдали, было во многом результатом более ранней политики Избранных поставщиков, и оно не было бы таким серьезным, если бы брокерам было разрешено выполнять свою роль и помогать достигать компромисса! Фактически, я сказал это недвусмысленно не так давно в своем выступлении по случаю вручения награды Lifetime Achievement Award: «живи и давай жить другим» (live and let live). Я добивался успеха в своей работе, так как всегда находил компромисс. Надеюсь, эта культура возвращается. В этом суть бизнеса», - добавил он.

Что насчет будущего? Бриллианты и ювелирные изделия с бриллиантами теряют долю рынка. Поддерживаете ли вы последние события, например, создание Ассоциации производителей алмазов (Diamond Producers Association, DPA), работу Фонда Всемирной алмазной марки (World Diamond Mark, WDM)?

«Появление DPA и WDM - очень хорошие события. Производители алмазов должны работать вместе, чтобы решать различные проблемы, стоящие перед отраслью. Необходимые инвестиции и глобальная поддержка могут быть эффективными только тогда, когда все стороны работают вместе. Также важен брендинг, и многие бренды сегодня возглавляют маркетинговую работу. Все средства массовой информации, включая социальные сети, в которых я меньше разбираюсь, будут играть роль в маркетинге природных бриллиантов и укреплении доверия потребителей. Доверие потребителей всегда должно оставаться главным приоритетом в этом бизнесе. Рентабельность тоже, особенно сегодня, но без потребителей прибыли нет!» - ответил он.

Моя беседа с Вилли Нагелем могла продолжаться часами. Ясно, что Нагель остается в курсе событий в отрасли, как и все последние 65 лет. Недавно он отпраздновал свой знаменательный день рождения с друзьями и лидерами отрасли, бывшими и настоящими. Не многие деятели имеют такой опыт работы в отрасли или оставили такой след в ее истории. Страстный диамантер, легенда отрасли.