Рекордные добыча алмазов и выручка компании Lucapa Diamond в 2021 году

Lucapa Diamond, зарегистрированная на Австралийской фондовой бирже (Australian Securities Exchange, ASX), добыла в 2021 году рекордные 24 595 каратов алмазного сырья, что на 4% больше по сравнению с 23 669 каратами в 2020 году.

Сегодня

De Beers увеличила объем производства алмазов в 2021 году на 29% - до 32,3 млн каратов

По данным Anglo American, общий объем производства алмазного сырья компанией De Beers увеличился на 29%, достигнув примерно 32,3 млн каратов в 2021 году по сравнению с 25,1 млн каратов в предыдущем году.

Сегодня

BlueRock Diamonds продала алмаз весом 6,8 карата за 63 тысячи долларов

BlueRock Diamonds продала камень весом 6,8 карата, добытого на алмазном руднике Кареевлей (Kareevlei) в районе Кимберли в Южной Африке за 63 186 долларов США в ходе торгов в январе 2022 года.

Сегодня

Mountain Province Diamonds объявила результаты первой продажи алмазов в 2022 году

Mountain Province Diamonds Inc. объявила о результатах своей недавней торговой сессии в бельгийском Антверпене, которая закрылась 21 января 2022 года. Во время первой в 2022 году продажи алмазов компания реализовала 181 851 карат на общую сумму 31,5...

Сегодня

Diamcor Mining отправила более 3 100 каратов алмазов на первый тендер года

В январе Diamcor Mining поставила 3 103,4 карата алмазного сырья для первого в этом году тендера. В компании заявили, что эти алмазы, добытые в результате обработки карьерного материала на ее руднике Крон-Эндора (Krone-Endora) в рамках проекта...

Вчера

Израильская контрразведка отвечает на новые вызовы алмазного рынка

08 октября 2007

Быстро усиливающаяся интеграция Ближнего Востока в мировой алмазный рынок неизбежно сказывается на взаимоотношениях арабских стран и Израиля. Некоторые аспекты проблемы на условиях анонимности согласился прокомментировать для Rough&Polished высокопоставленный сотрудник Службы безопасности Израиля SHABAK.

Справка Rough&Polished.   Служба безопасности Израиля SHABAK была создана в качестве подразделения вооруженных сил в 1948 году для борьбы со шпионажем, подрывной деятельностью и саботажем. В настоящее время включает три оперативных департамента:
- департамент арабских стран – отвечает за контрразведывательные и антитеррористические операции, политическое противодействие и ведение досье на арабских террористов;
- департамент неарабских стран, в зону ответственности которого входит изучение деятельности иностранных разведслужб и дипломатических представительств на территории Израиля;
- департамент охраны отвечает за охрану высших должностных лиц, правительственных зданий и посольств, военных объектов, научно-исследовательских учреждений, промышленных предприятий и национальной авиакомпании Израиля "El Al".
Кроме того, SHABAK включает пять вспомогательных служб. Общая численность службы – около 5000 сотрудников. SHABAK обладает широкими агентурными возможностями, как в Израиле, так и за рубежом.

R&P: В течение последних пяти лет нефтедобывающие страны Ближнего Востока благодаря нефтяному буму обрели невиданную доселе финансовую мощь, что в свою очередь приводит к бурному развитию рынков золота, алмазов и бриллиантов в этом регионе. Как сказывается этот процесс на работе SHABAK?

S: Связь этих рынков с финансированием арабских радикальных организаций безусловно существует и в последние годы очевидно усиливается.

R&P: Не могли бы Вы привести конкретный пример?

S: Летом 2005 г. был арестован Усама Закия Башити – один из «казначеев» ХАМАС. Он отвечал за финансовое обеспечение террористической группировки "Бригады Изаддина аль-Касама" Мохаммеда Сануара (он же Абу Ибрагим). Деньги шли из Дубая через родственника Башити – Махмуда Шаара, который участвовал в дилерских операциях с золотом и алмазами. Транши исчислялись сотнями тысяч долларов.

R&P: Алмазный бизнес в Дубае стремительно растет. В первой половине 2007 г. оборот Дубайской алмазной биржи превысил $2,2 млрд – на 17% больше, чем в предыдущем году. Какова в этом заслуга израильских алмазных дилеров?

S: Эмираты сегодня, пожалуй, единственная арабская страна, куда израильские диамантеры могут относительно спокойно приезжать и делать бизнес. Для этого достаточно иметь любой не израильский паспорт, что в принципе проблемы не составляет. Поэтому в обороте Дубайской алмазной биржи израильский вклад – основной, я думаю, что он составляет не менее 80%.

R&P: Такой беспримерный конценсус между еврейским и арабским бизнесом может только радовать. Неужели удалось избежать традиционных проблем?

S: Собственно у алмазного бизнеса проблем в Дубае нет – здесь действительно созданы благоприятные условия. Но наши граждане, приезжая в Эмираты, сразу становятся объектом пристального внимания арабских спецслужб. Ежегодно мы фиксируем десятки вербовочных подходов и эта тенденция растет прямо пропорционально развитию алмазного рынка в Эмиратах.

R&P: Чем вызвана такая завеса секретности над открытием дипломатического представительства Израиля в Дубае?

S: ОАЭ в качестве члена Лиги арабских государств по-прежнему придерживается некоторых правил анти израильского бойкота, поэтому переговоры были трудными и проходили в закрытом режиме.

R&P: Можно рассматривать создание этого представительства как контрмеру усиливающейся активности арабских спецслужб по отношению к израильским диамантерам?

S: Любой гражданин Израиля может обратиться в представительство по поводу проблем, возникших у него в Эмиратах. Что касается SHABAK, то наше взаимопонимание с МИДом всегда было на высоком уровне.

R&P: Совершенно очевидно, что развивающееся присутствие израильских диамантеров в Эмиратах создает благоприятные условия и для работы израильских спецслужб на Ближнем Востоке, как при решении задач разведки, так и для активной контрразведки. В каком направлении этот шанс следует использовать в первую очередь?

S: Если гипотетически предположить, что такая возможность существует, то главным направлением работы должно быть тщательное изучение каналов финансирования радикальных организаций.

R&P: Три года назад исследование переводов, проходивших через компании Western Union и First Data позволило вашей службе блокировать часть финансовых потоков ХАМАС и «Исламского Джихада». Но эти деньги были документированы, их можно было изучать. А как быть с системой бездокументарных переводов «хавала», одним из мировых центров которой как раз и является Дубай?

S: Своповые бездокументарные системы, подобные арабской «хавале» или китайской «фей-чьен» представляют известную угрозу, поскольку часто служат инструментом финансирования криминальных и террористических действий. Золото, драгоценные камни, ювелирные изделия обращаются в «хавале», и развитие соответствующих рынков в Дубае безусловно подпитывает эту систему, дает ей новую финансовую энергию. Но парадоксальным образом расширяющееся израильское присутствие на соответствующих рынках в Эмиратах позволяет надеяться на получение адекватной информации об этих процессах даже в условиях, когда бессильны стандартные методы финансового мониторинга.

R&P: Бизнес всегда двигается по пути наибольшей выгоды. «Хавала» предоставляет уникальные возможности по сравнению с «цивилизованными» системами переводов и платежей: 1-3% комиссионного сбора, работа 24 часа в сутки и никаких документов и налогов. Развитие дубайской алмазной биржи в этом контексте - это прежде всего появление в Эмиратах института квалифицированных израильских оценщиков алмазов и как следствие, расширение возможностей использования алмазов в «хавале» в качестве залогового инструмента. Учитывая достаточно распространенную схему сделок между израильскими алмазными дилерами, когда единственным «документом» является рукопожатие и восклицание: «Mazal U'Bracha!», не представляет ли угрозы взаимная инфильтрация этих практик?

S: Мне не приходилось слышать, чтобы сделка между израильскими диамантерами, даже бездокументарная, принесла бы выгоду арабским террористам. Но если говорить серьезно, то угроза использования алмазов в «хавале» в связи с развитием дубайского алмазного рынка существует. Как существуют и методы, позволяющие адекватно отвечать на этот вызов.

R&P: Новые мировые центры алмазной торговли бурно развиваются не только на Ближнем Востоке, но и в Юго-Восточной Азии. Оборот Шанхайской алмазной биржи в первом полугодии 2007 года вырос почти на 120%, существенно перекрыв дубайские успехи. Разумеется, израильские диамантеры играют значимую роль и на рынке Китая. Можно ли рассматривать создание нового подразделения - «китайского отдела» в SHABAK как реакцию на этот процесс?

S: Мы всегда будем там, где требуют интересы безопасности государства и здравый смысл.