Новый этап торговли бриллиантами на Sotheby's за биткойны

Безупречный бриллиант грушевидной формы весом 101,38 карата под названием Key 10138, предпродажная стоимость которого оценивается в $10-15 млн, будет продан Sotheby's 9 июля в Гонконге.

Сегодня

«Гильдия ювелиров России» провела свое отчетно-выборное собрание

Ассоциация «Гильдия ювелиров России» провела 18 июня свое отчетно-выборное собрание. В связи со сложной ситуацией по заболеваемости коронавирусной инфекцией, собрание проводилось в формате видеоконференции.

Сегодня

«Норникель»: экология, КМНС, общественный контроль

Реализация мероприятий стратегии дивизионов в области экологии и изменения климата «Норникеля» потребует до $1 млрд в год, сообщил старший вице-президент по устойчивому развитию компании Андрей Бугров.

Вчера

Лесото выставило на аукцион алмазы, собранные у нелегальных добытчиков

По сообщениям СМИ, правительство Лесото недавно выставило на аукцион алмазы, собранные у нелегальных добытчиков. В прошлом году Национальное собрание страны приняло закон, который амнистировал людей, владеющих незаконно добытыми необработанными алмазами...

Вчера

Ботсвана продлила компании Tsodilo Resources лицензию на разведку на два года

Tsodilo Resources сообщила, что ее лицензия на разведку 369/2014 была продлена правительством Ботсваны на два года, начиная с 1 октября 2021 года. На лицензионном участке находится алмазоносный кимберлитовый проект компании BK16.

Вчера

Флун Гумеров: «Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы»

05 апреля 2021
flun_gumerov_xx.jpg

Флун Гумеров, Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России» и основатель компании «Алмаз-холдинг» рассказал Rough&Polished о том, что нового происходит в сфере законодательства в вопросах ювелирного производства и торговли, о настроениях в Гильдии ювелиров России и планах на будущее.

Государственная интегрированная информационная система в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней (ГИИС ДМДК), запущенная в этом году и призванная сделать рынок драгоценных металлов, камней и изделий из них прозрачным, переводит все существующие бизнес-процессы в цифровой формат. В начале марта рассматривался важный для ювелиров вопрос маркировки ювелирных изделий. Каков итог?

Давайте сначала сразу отметим: борьба между регулированием и свободой - это вопрос развития! Необходим диалог с властью, с регулятором, он должен вестись на постоянной основе, чтобы ювелирная отрасль развивалось.

Регулятор на заседании правительственной подкомиссии пошел навстречу просьбам представителей ювелирного бизнес-сообщества по срокам этапов внедрения ГИИС ДМДК. За что мы ему благодарны. Но, к большому сожалению, наша просьба не устанавливать обязательную маркировку непосредственно самих изделий, оказалась отклоненной.

Это уже окончательные решения?

Да, окончательные. Но остались вопросы, в том числе необходимость считывать с металла самого изделия 16-значный УИН (уникальный идентификационный номер изделия) и перевода этого же УИНа на бирку изделия, с которой будет работать торговля.

Как это отразится на отрасли?

Очевидно, что такие административные и фискальные нагрузки, как физическая маркировка на каждое изделие, тормозят отрасль, негативно отражаясь на их экспорте из России. Из России в последние годы вывозят капитал и открывают производства по всему миру.

Заместитель руководителя Минфина А. В. Моисеев ещё три года назад озвучил позицию Минфина России: «Надо идти по пути маркировки и отслеживания движения натуральных камней».

Я надеюсь, что нам удастся убедить регулятора, что тех же целей они добьются с минимальными затратами для бизнеса.

Понятно, что государство должно контролировать: прослеживать движение драгметаллов и драгкамней, пресекать «левый оборот», - но нельзя забывать, что мы используем порядка 10-11 процентов золота, добываемого в России.

Ведь многие государства законодательно отказались от регулирования самого процесса производства.

Россия - правовое государство, где все субъекты, включая и религиозные организации, должны работать в одном налоговом и правовом поле. Уверен, что, если в нормативное поле ГИИС ДМДК будут введены какие-либо исключения для розничных предприятий религиозных организаций, исключающие контроль над оборотом изделий религиозного назначения, мы можем получить огромную дыру в общей прослеживаемости драгоценных металлов и камней. Тогда о каком достижении целей и задач ГИИС ДМДК можно говорить? Тут я согласен с генеральным директором Гильдии с Э. Ю. Уткиным.

Какие планы у Гильдии ювелиров в нормативно-правовой области?

Не могу не отметить, что ювелирная отрасль изначально вообще не была включена в список наиболее пострадавших от карантинных мер – и добавили ее только после соответствующего обращения Гильдии ювелиров России и «Деловой России» к правительству страны. Но включена была только розничная торговля, а ювелирное производство осталось вне данного списка.

У нас намечены три фундаментальных направления совершенствования нормативно-правового регулирования ювелирной сферы.

Прежде всего, это ГИИС ДМДК. Мы будем добиваться внесения изменений в «Правила...», изменяющие технологию маркировки - чтобы в двумерный штриховой код, наносимый на само изделие, Федеральная пробирная палата (ФПП) заносила бы не УИН (уникальный идентификационный номер изделия), а ИНП (идентификационный номер партии), возможно, совмещенный с учетным номером участника ГИИС ДМДК. Это позволило бы ювелирным производителям упростить и удешевить процедуру выполнения операций, связанных с маркировкой - не считывать код с изделий, полученных из ФПП после опробования и клеймения. А заодно - отказаться от проставления на изделии именника.

Второе направление работы - это совершенствование условий экспорта ювелирных изделий. Необходимо радикальное упрощение, поскольку развивающаяся сегодня интернет-торговля требует ускоренного выполнения заказов. К этому же направлению до недавнего времени относилась задача добиться отмены пошлин на импортируемые камни. К счастью, недавно соответствующее решение принято.

Третье направление - совершенствование применения «антиотмывочного» закона (115-ФЗ) к обороту ювелирных изделий. На первом этапе это вывод ювелирных изделий из серебра из-под норм этого закона. Они почти всегда недорогие и никак не могут быть использованы для отмывания неправедно нажитых средств или финансирования терроризма. Но далее мы хотим обратить внимание государства на то, что с введением ГИИС ДМДК едва ли не весь контроль за противодействием отмыванию незаконных доходов и финансированию терроризма в ювелирной сфере можно смело «цифровизировать». То есть переложить эту задачу на искусственный интеллект ГИИС ДМДК, разгрузив ювелирных производителей и торговлю от работы, которую гораздо быстрее и лучше могут выполнять компьютеры регулятора. Хотим мы или нет, но в диалоге с властью придётся решать и этот вопрос. Благо руководитель профильного департамента Минфина России Ю. А. Гончаренко выразила готовность на регулярной основе (один раз в месяц) встречаться с членами Совета Ассоциации, а также помочь в организации таких встреч (хотя бы раз в квартал) с курирующим отрасль замминистра финансов А. В. Моисеевым. Надеюсь, и экспертная группа при ФПП, созданная по инициативе ее руководителя Ю. И. Зубарева, тоже начнёт работать регулярно. Ведь только в общении и взаимодействии можно выслушать аргументы друг друга и найти баланс интересов государства, бизнеса и потребителя. Тем более, надо отдать должное регулятору, который не раз выказывал готовность к уважительному разговору с бизнесом и способность вести диалог на равных - многие из руководителей и сами работали в бизнесе и знают, что почем. Эти авгиевы конюшни надо расчищать, и это только совместно с властью.

Хотелось бы услышать ваш комментарий об отмене пошлин на мелкие бриллианты и цветные драгоценные камни. Как это положительно отразится на отрасли?

Я говорил выше, что сложилась ситуация, когда импортировать готовую ювелирную продукцию из стран, не входящих в ЕАЭС, стала выгоднее, чем производить на этой территории.

Предложение об отмене этих пошлин Минфин внес на рассмотрение Евразийской экономической комиссии еще в феврале. И, наконец, предложение обнулить ставки ввозных таможенных пошлин на цветные драгкмни и бриллианты мелких рассевов (менее 0,3 карата), пока сроком на два года. Тем не менее Гильдия ювелиров добивалась этого решения долгие годы.

К сожалению, доходы большей части населения сегодня не позволяют приобретать ювелирные изделия с бриллиантами. А у другой части населения, называемой «средним классом», опять же к сожалению, главным критерием при совершении покупки украшений является ее бюджет. В этих условиях преимущественным спросом пользуются ювелирные изделия с мелкими бриллиантами, производить которые в России невыгодно.

Вероятно, какая-то часть бриллиантов мелкого рассева попадает в Россию по разного рода «черным» и «серым» схемам и приобретается нещепетильными ювелирными производителями, - тем самым получающими преимущество в нечестной конкуренции с ювелирными компаниями, использующими легально ввезенные камни, и с легальными импортерами драгоценных камней.

Отмена ввозных пошлин на бриллианты мелких рассевов и на цветные камни, которых в России практически нет, позволит ювелирному бизнесу конкурентоспособно работать исключительно с законно ввезенными камнями. Понятно, что честные импортеры от такого нововведения только выиграют: увеличится спрос на их товар.

Пандемия сильно подкосила ювелирный рынок. Как скоро отрасль вернётся в прежнее русло после окончания пандемии?

Кризис в ювелирной отрасли существовал еще задолго до карантина, но после него углубился максимально. Как я уже не раз высказывался, денежных запасов в нашем бизнесе нет, их сложно делать из-за валютно-сырьевой специфики. Она требует оперативно вкладывать все свободные деньги в драгоценные металлы.

В дополнение к нынешним кризисным проявлениям ожидается дальнейший и значительный рост валютных цен на драгметаллы в ближайшей перспективе. Конечно, в первую очередь будет дорожать золото (из-за соответствующих пертурбаций в долларовой и еврозоне), а за золотом подорожают и другие драгметаллы вместе с остальным сырьем для ювелирных изделий. Курс рубля тоже не внушает оптимизма, принимая во внимание специфику валютно-курсовой политики Центробанка РФ, пересмотр которой вроде как не ожидается. Поэтому говорить о перспективах развития ювелирной отрасли в нашей стране в ближайшем будущем довольно проблематично.

Что вы можете сказать по поводу возможного роста популярности лабораторно выращенных алмазов и, соответственно, вытеснения ими с рынка алмазов природных?

Я думаю, что алмаз - это уникальный дар природы. Синтетический алмаз - это рукотворная имитация дара природы. Да, внешне эти камни выглядят так же, глаз не отличит. Но ведь человеку важно осознавать, чем он обладает. Можно обладать картиной известного художника, а можно - ее замечательно выполненной репродукцией или репликой. Разве это одно и то же? Думаю, алмазодобывающие компании смогут донести эту логику до потребителя... Но мы должны признать: будущее у лабораторно выращенных алмазов есть и спрос будет только расти!

Что вы как глава Гильдии ювелиров можете сказать об отношениях между участниками ювелирного рынка в России?

Нам сегодня особенно нужны солидарность, взаимная поддержка и ответственность каждого перед всеми. Я всегда говорю, что прочность любой цепочки равняется прочности самого слабого звена. Нельзя проблемы одной группы участников рынка решать путем создания проблем для других его участников. Нельзя решать проблемы крупных предприятий за счёт малых и средних, тем более что многие из нас вчера были таковыми. И хорошо, что ювелиры, такие разные, стремятся к консенсусу и на площадке объединяющей нас Ассоциации «Гильдия ювелиров» договариваются о консолидированной позиции по тому или иному вопросу.

Какие перемены ожидают производителей и покупателей в ближне- и среднесрочной перспективе?

Несмотря на довольно сложную ситуацию на рынке, все же хочется думать, что любой кризис также несет и новые возможности - например, использовать паузу для перемен, оптимизации производства и повышения эффективности бизнеса.

Что касается покупателей: женщины всегда любили себя украшать, а мужчины - доставлять женщинам радость, даря ювелирные украшения. Так что серьезных угроз для ювелирной отрасли я не вижу. Да, какие-то новые предпочтения всегда возникают у каждого из поколений, но место в мире найдется для всего.

Спрос на ювелирные изделия, конечно, тесно увязан с доходами населения. Кто-то считает, что к концу года выправимся, кто-то видит горизонт восстановления через два-три года... главное не сидеть и ждать каких улучшений, а научиться работать в сегодняшних реалиях.   Рынок уже не будет прежним.

***

Постановление, вводящее порядок внедрения ГИИС ДМДК и правила, определяющие суть функционирования системы, с 1 марта уже вступили в силу.

На первом этапе внедрения системы участники рынка смогут зарегистрироваться в ГИИС и встать на специальный учет, подав заявление в Федеральную пробирную палату (ФПП). После постановки на специальный учет пользователи могут перерегистрировать карточку специального учета в системе, а также подать заявление на регистрацию именников изготовителя.

С 1 сентября этого года все операции по специальному учету будут производиться уже в электронном виде: постановка, снятие, внесение изменений. Более широкий функционал, в том числе возможность на добровольной основе нанести двухмерный штрих-код непосредственно на ювелирные изделия, уже доступен с 1 апреля. Продажа немаркированных изделий будет запрещена с 2024 года.

Галина Семенова для Rough&Polished