LVMH и Tiffany согласовали цену слияния бизнеса

LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton (LVMH), ведущая компания в области предметов роскоши, и Tiffany & Co. (Tiffany), мировой ювелирный бренд, объявили в четверг о заключении соглашения, изменяющего некоторые условия их первоначальной договоренности...

Сегодня

Африка примет меры для решения проблем, связанных с синтетическими алмазами

Африканская ассоциация производителей алмазов (African Diamond Producers Association, ADPA) заявила, что отрасль природных алмазов должна делать больше для решения проблем, связанных с синтетикой в алмазном трубопроводе.

Сегодня

Алмазная биржа в Анголе может появиться уже в 2021 году

Министр минеральных ресурсов, нефти и газа Анголы заявил, что алмазная биржа в стране может появиться к концу 2021 года.

Сегодня

Trustco получила $ 85,8 млн на разработку и расширение алмазного рудника в Сьерра-Леоне

Намибийская компания Trustco Resources получила кредитную линию в размере 50 млн долларов и экспортную кредитную линию в размере 35,8 млн долларов для развития и расширения ее сырьевого сегмента с упором на ее алмазодобывающий актив - компанию Meya Mining...

Сегодня

Йорам Дваш не будет баллотироваться на пост президента IDE

Йорам Дваш (Yoram Dvash), остававшийся президентом Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange, IDE) в течение последних пяти лет, объявил в среду, что он не будет баллотироваться на третий срок на выборах в декабре 2020 года...

Сегодня

Гаэтано Кавальери: «Производители алмазов больше не настаивают, чтобы клиенты покупали то, что им предлагают»

05 октября 2020

gaetano_cavalieri_xxz.pngДоктор Гаэтано Кавальери в течение последних 19 лет занимал пост президента Всемирной ювелирной конфедерации (Confédération Internationale de la Bijouterie, Joaillerie, Orfèvrerie des Diamants, Perles et Pierres, CIBJO).

CIBJO, объединяющая национальные ассоциации производителей ювелирных изделий и драгоценных камней из более чем 40 стран, включая Россию, а также многие крупные отраслевые корпорации и международные ассоциации, является старейшей отраслевой международной организацией, основанной в 1926 году.

В 2006 году CIBJO стала единственной организацией, получившей официальный статус консультанта Экономического и Социального Совета ООН по вопросам развития мировой ювелирной отрасли.

Гаэтано Кавальери в этом интервью отвечает на вопросы Rough&Polished, связанные с самой животрепещущей на сегодняшний день для мирового сообщества темой – коронавирусом COVID-19.

В своем выступлении на виртуальном Всемирном алмазном конгрессе 15 сентября вы говорили о долгосрочной проблеме для производства бриллиантов и ювелирных изделий в целом, которая может стать результатом того, что люди не проводят четкого различия между природными и выращенными в лабораторных условиях товарами. Почему вы считаете, что эта угроза столь значительна?

Позвольте мне прежде всего подчеркнуть, что мои комментарии никоим образом не преследовали цель поставить под сомнение добросовестность тех, кто торгует прозрачно и честно. CIBJO считает, что производство лабораторных бриллиантов имеет право на место в нашей отрасли, так же, как и любой другой законный сектор, и оно должно подчиняться тем же правилам и ожиданиям.

Одно из ожиданий состоит в том, что люди, работающие с выращенным в лаборатории бриллиантом, принимают надлежащие меры для того, чтобы потребители четко понимали, что они покупают, и в данном случае этот товар имеет принципиальное отличие от природного бриллианта.

Обеспокоенность, которую я высказал в ходе виртуальной сессии Всемирного алмазного конгресса, касается тех, кто стремится размыть грань, разделяющую природные и лабораторные товары, посредством заявлений, с которыми они выступают, или, наоборот, заявлений, которые они не делают.

Если потребители четко не понимают, что речь идет о двух категориях товаров, причем каждая из них действует в соответствии с различными экономическими моделями, то в действительности потребители оказываются обмануты.

Позвольте мне объяснить. На значительной части рынка выращенных в лабораторных условиях бриллиантов потребителям сегодня будут выставлять цены, которые, по сути, являются скидками с рыночных цен на природные камни одинакового качества.

Проблема заключается в том, что потребитель не всегда знает, что дисконт неуклонно растет, поскольку все больше производителей лабораторных бриллиантов поступают в отрасль, их количество увеличивается, а стоимость производства падает. Есть основания ожидать, что со временем мы увидим тот же результат, что и в секторе цветных камней, где стоимость синтетических товаров составляет ничтожную долю от цены натуральных цветных драгоценных камней, даже если они значительно ниже по качеству. Объяснение этому имеет чисто экономический характер.

Потребители начнут осознавать эту растущую разницу цен, когда они будут стремиться обновить ювелирное изделие, заменив выращенный в лаборатории бриллиант натуральным камнем, или когда они попытаются продать свои товары на вторичном рынке, или оценить их стоимость с целью страхования. Они обнаружат, что стоимость драгоценностей составляет лишь часть от того, что было первоначально уплачено. Они будут чувствовать себя обманутыми, и их гнев может быть направлен не только на тех, кто продал им выращенные в лаборатории бриллианты, но и по отношению к торговле бриллиантами и ювелирными изделиями в целом. Мы никогда не должны забывать, что у потребителей есть выбор, когда они решают, как потратить свой располагаемый доход.

Для CIBJO это неизбежная проблема, о которой мы уже давно знаем, и именно поэтому мы создали Комитет по лабораторным бриллиантам, в который вошли как представители этого сектора производства, так и производители природных бриллиантов. Наша цель состояла в том, чтобы сформулировать набор торговых принципов, которые будут четко и недвусмысленно информировать потребителей о том, что они покупают, позволяя им принимать обоснованное и рациональное решение о покупке.

Мы твердо верим, что сектора природных и лабораторных бриллиантов могут процветать и даже дополнять друг друга, если они будут активно обеспечивать прозрачность относительно того, что они продают. Но если эта прозрачность не будет полной, то последствия для всех нас могут быть ужасными.

Как вы оцениваете перспективу восстановления торговли в глобальном алмазном трубопроводе?

В конечном счете это будет зависеть от того, что произойдет в розничной торговле. В то же время спрос на бриллианты явно сохранился и потребители по-прежнему должны чувствовать себя более защищенными для того, чтобы они вернулись к тем уровням расходов, которые существовали до кризиса в здравоохранении.

С учетом того, что мы вряд ли увидим широкодоступную вакцину против COVID гораздо раньше первого или второго квартала следующего года, я думаю, что было бы самонадеянно ожидать полного восстановления движения по трубопроводу до второй половины 2021 года.

Тем не менее последние шесть месяцев, в течение которых наблюдалось резкое сокращение поступления необработанных алмазов в трубопровод, были полезны тем, что произошло сокращение излишних товарных запасов, которые ранее имели место. Таким образом, даже несмотря на некоторое снижение потребительского спроса, трубопровод лучше сбалансирован, а мидстрим менее подвержен финансовому стрессу из-за чрезмерно больших запасов продукции. Это означает, что, когда рынок начнет набирать обороты, отрасль должна быть в состоянии реагировать достаточно быстро.

Как пандемия COVID-19 изменила ландшафт мировой алмазной промышленности?

Я бы сказал, что, поскольку мы все еще находимся в разгаре кризиса, судить об этом пока еще рано.

На данном этапе говорить о конкретных рынках преждевременно, хотя вполне логично предположить, что общая тенденция - стремление Китая стать крупнейшим в мире рынком бриллиантов - сохранится.

Я думаю, что мы можем говорить о влиянии технологий, которые были широко приняты, чтобы справиться с локдауном и сокращением авиаперевозок. Во многих отношениях принудительное физическое разделение отрасли значительно сблизило нас в цифровом формате, и многие из нас теперь общаются по нескольку раз в день, как если бы мы сидели рядом друг с другом.

Было бы наивно не предположить, что это не меняет то, как мы будем действовать, двигаясь вперед. Проще говоря, значительно более рентабельно работать через платформу видеосвязи Zoom, чем каждый год тратить недели на дорогу.

Это лишь один пример. А их много.

Что требуется для выживания алмазодобывающим компаниям «первой лиги»?

В целом я поддерживаю то, что они уже делают, а именно сокращают производство или, по крайней мере, объем продукции, которую они вводят в трубопровод, обеспечивая при этом своим клиентам гибкость с точки зрения того, что те покупают и как платят, а также поддерживая цену на алмазы.

Чтобы «выжить», необходимо, чтобы горнодобывающие компании защищали свою клиентскую базу. Это означает не оказывать на нее финансовое давление, а также защитить стоимость запасов клиентов.

Кризис не будет длиться вечно, и важно, чтобы как можно больше людей остались стоять на ногах, чтобы они тоже смогли насладиться восстановлением.

Изменились ли привычки самых богатых людей в потреблении предметов роскоши?

Факты свидетельствуют о том, что кризис меньше всего повлиял на самый дорогой сегмент алмазного рынка, но он почти наверняка меняется.

Основной процент продаж богатым китайским потребителям ранее происходил за пределами Китая и действительно составлял основной процент продаж ювелирных брендов, базирующихся в Европе, Соединенных Штатах и странах Персидского залива. Сегодня, когда поездки ограничены, эти продажи происходят в Китае, хотя это может быть несколько компенсировано ростом электронной коммерции.

Изменилась ли динамика закупок алмазов у алмазодобывающих компаний?

Очевидно, что самое значительное изменение заключается в том, что производители алмазов больше не настаивают на том, чтобы их клиенты покупали то, что им предлагают, позволяя им выбирать «вишенки» в соответствии с потребностями. Это отрадное событие. Я надеюсь, что эта тенденция сохранится, когда кризис закончится.

Какие меры необходимы для поддержки ювелирной промышленности в период после пандемии COVID-19?

Я могу рассказать о мерах, которые принимает CIBJO как ведущая отраслевая ассоциация.

Наше рабочее предположение, как это было подтверждено почти всеми доказательствами, которые мы видели до сих пор, заключается в том, что кризис c COVID не столько изменит ход событий, сколько ускорит тенденции, которые уже существуют. Поэтому крайне важно, чтобы члены нашей отрасли понимали, как все развивается, и готовились соответственно.

22 апреля мы запустили серию еженедельных вебинаров под названием «Голоса ювелирной индустрии», где каждый раз с помощью групп отраслевых экспертов обсуждали разные темы. Отклик на эти вебинары был огромен, в каждом из них участвовали сотни людей, будь то на Zoom или YouTube.

Мы рассмотрели вопросы средств к существованию, такие как финансовое выживание в условиях изоляции, подготовка рабочих мест с точки зрения здоровья и гигиены, электронная коммерция, маркетинг в социальных сетях и темы, связанные с бриллиантами, цветными драгоценными камнями, жемчугом, драгоценными металлами и готовыми ювелирными изделиями. За 15 недель мы приняли у себя 54 экспертов-участников дискуссии, нас посмотрели около 6300 зрителей.

Сейчас запущен второй сезон вебинаров «Голоса ювелирной индустрии». Я призываю представителей отрасли следить за страницей вебинаров на вебсайте CIBJO, чтобы увидеть, что доступно, а также наверстать упущенное на вебинарах, которые уже состоялись.

Второе предположение состоит в том, что потребители выйдут из кризиса с обновленным осознанием необходимости жить в условиях безопасной среды, а также рисков, которые возникают, когда мы небрежно относимся к защите наших партнеров и нашей физической экосистемы. Такие элементы, как ответственное снабжение, корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие, будут более важны, чем когда-либо.

Несмотря на COVID-кризис, мы не ослабляем наших усилий в этом отношении. Ранее в этом месяце мы объявили о запуске совместной инициативы с Intertek, многонациональной компанией по обеспечению, инспектированию, тестированию и сертификации продукции, направленной на обучение, подготовку и сертификацию работников индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий, призванных следить за соблюдением требований программы корпоративной социальной ответственности и целей устойчивого развития. Это будет первая в мире программа подобного рода, и она направлена на поддержку промышленности в эпоху пост-COVID.

Алекс Шишло для Rough&Polished