LVMH и Tiffany согласовали цену слияния бизнеса

LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton (LVMH), ведущая компания в области предметов роскоши, и Tiffany & Co. (Tiffany), мировой ювелирный бренд, объявили в четверг о заключении соглашения, изменяющего некоторые условия их первоначальной договоренности...

Сегодня

Африка примет меры для решения проблем, связанных с синтетическими алмазами

Африканская ассоциация производителей алмазов (African Diamond Producers Association, ADPA) заявила, что отрасль природных алмазов должна делать больше для решения проблем, связанных с синтетикой в алмазном трубопроводе.

Сегодня

Алмазная биржа в Анголе может появиться уже в 2021 году

Министр минеральных ресурсов, нефти и газа Анголы заявил, что алмазная биржа в стране может появиться к концу 2021 года.

Сегодня

Trustco получила $ 85,8 млн на разработку и расширение алмазного рудника в Сьерра-Леоне

Намибийская компания Trustco Resources получила кредитную линию в размере 50 млн долларов и экспортную кредитную линию в размере 35,8 млн долларов для развития и расширения ее сырьевого сегмента с упором на ее алмазодобывающий актив - компанию Meya Mining...

Сегодня

Йорам Дваш не будет баллотироваться на пост президента IDE

Йорам Дваш (Yoram Dvash), остававшийся президентом Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange, IDE) в течение последних пяти лет, объявил в среду, что он не будет баллотироваться на третий срок на выборах в декабре 2020 года...

Сегодня

Ценность золота и алмазов

28 сентября 2020

excl_28092020.pngОрганизация Инициативы в области искусства и культуры (Initiatives in Arts and Culture) и De Beers недавно совместно провели веб-семинар, посвященный ценности золота и бриллиантов.

В вебинаре, который вел Микки Алам Хан (Mickey Alam Khan), основатель и редактор Luxury Daily, участвовали Джеффри Кристиан (Jeffrey Christian), основатель и управляющий директор CPM Group, Кайл Родерик (Kyle Roderick), писательница, Пэт Дамбэ́ (Pat Dambe), вице-президент De Beers по корпоративным связям и связям с правительством, и Кэтрин Сарр (Catherine Sarr), ювелирный дизайнер и основательница Almasika Fine Jewellery.

Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из Rough&Polished посетил вебинар, и ниже приведены некоторые выдержки из выступлений на нем:

(Микки Алам Хан): Что вы думаете о бриллиантах как о средстве сохранения стоимости и о сравнении их с золотом?

(Джеффри Кристиан): Существует большая разница между бриллиантами и полудрагоценными камнями, золотом и так далее… Золото и бриллианты прекрасно подходят для сохранения стоимости, за исключением крайне нестабильных политических ситуаций. Поэтому, если вы хотите защитить себя от капризов экономики и политической системы, очень хорошо держать часть своего состояния в золоте и бриллиантах. Во время гражданской войны или революции отношения разрываются. Поскольку золото взаимозаменяемо, если вам нужно золото, чтобы покинуть страну или избавиться от неприятностей, вы можете предложить унцию золота тому, кто его купит, и практически кто-нибудь купит его. Они будут говорить, что это не чистое золото, скажут, «хорошо, я знаю, что переработка золота с примесями до подходящей формы для поставки стоит $1,25, так что вычтите эти $1,25 из $2 000 ... и я согласен».

Тем не менее, стоимость бриллиантов определяет человек с помощью увеличительного стекла, и в такой кризисный момент он знает, что вам нужны деньги, чтобы уехать из страны, поэтому тот бриллиант, за ​​который вы заплатили $10 000, который действительно стоил $10 000 пять лет назад, может стоить $1 000, когда приходит время продавать его в случае такой крайней необходимости. Так что бриллианты имеют смысл в качестве инвестиций, как золото, за исключением таких крайних ситуаций. Сейчас при нынешней стоимости бриллиантов, мы стали свидетелями резкого роста производства алмазно-бриллиантовой продукции и значительного изменения отношения потребителей к предметам роскоши. Я думаю, что эти два фактора привели к снижению цен на бриллианты на нынешней основе. Я действительно думаю, что это, вероятно, циклический фактор, и я действительно думаю, что по-прежнему имеет смысл использовать бриллианты в качестве инвестиций, за исключением таких обстоятельств.

(Микки Алам Хан): Это относится и к золоту, если знают, что вы уязвимы. Мы предполагаем, что все будут платить справедливую цену за такое золото. Интересно, я был на аукционе Christie’s несколько месяцев назад, когда люди могли собираться, и аукционист рассказал мне кое-что очень интересное. Они выставляли на аукцион 50-каратный бриллиант, и там (еще) были бриллианты большого размера. Он сказал, что нужно помнить одно: лучше всего делать вложения в бриллианты размером менее 2 каратов, потому что их очень легко продать в случае крайней необходимости, как вы отметили, но чем больше каратов, тем меньше возможность продать эти бриллианты ...

(Джеффри Кристиан): Есть много людей, которые могут позволить себе бриллиант размером в один или два карата, но немногие могут позволить себе бриллиант весом 50 каратов.

(Микки Алам Хан): Именно так, вот в чем суть. У нас здесь принимает участие Кайл, которая много знает об украшениях, она автор книги под названием Bejeweld (Украшенные драгоценностями). В своей книге вы отметили, что роскошные этические ювелирные изделия не отличить от других изделий, украшенных драгоценностями. Вся ваша книга посвящена этическим ювелирным изделиям, как вы определяете этические ювелирные изделия, и кто из ювелиров, по вашему мнению, воплощают в себе эту этическую составляющую …?

(Кайл Родерик): Прежде всего, я хочу подчеркнуть сначала, что визуально их не отличить от других видов ювелирных изделий, но этические ювелирные изделия - это общий термин для… ювелирных изделий, которые имеют одну или более отличительных черт, связанных с их происхождением и производством. Итак, для начала, есть этические алмазы, есть много действующих рудников, которые полностью прозрачны в отношении методов получения, горной добычи и проведения восстановления окружающей среды. Скажем, они снова засыпают рудник после того, как определенный участок месторождения был выработан, они засыпают его землей, чтобы люди могли продолжать использовать эту землю, вместо того, чтобы оставлять шрам на поверхности земли.

Так что есть и такая сторона этических драгоценностей, алмазодобывающие компании, которые чрезвычайно ответственны за окружающую среду до такой степени, что они даже не будут вести добычу на участке, где, как им известно, есть алмазы, потому что они хотят сохранить коридоры и маршруты дикой природы, как в Канаде в случае с рудником Даявик (Diavik), эти люди очень бережно относятся к природным коридорам. Кроме того, есть такие компании, как De Beers, у них, например, есть много разных инициатив, например, Forevermark, они являются лидерами, потому что у них есть отслеживаемые камни, так что это этические камни, потому что на них есть много документов, прослеживающих весь путь до рудника, где они были добыты.

Другим видом этических ювелирных изделий является золото этичной добычи (fair mine) или золото справедливой торговли (fair trade), это представляет собой систему гарантий, созданную для мониторинга воздействия добычи на окружающую среду, а также стандартов техники безопасности и т. д. В результате добычи золота повышается материальное благополучие местного населения, и поэтому рудники, отвечающие этим строгим стандартам, получают аттестацию как производители прекрасного продукта, потому что он экологически безопаснее, он не отравляет местных жителей, так что это еще один вид этических ювелирных изделий.

Другим видом ювелирных изделий является система социальных предприятий. Его преподносят как способ финансирования местного населения, которые производят ювелирные изделия, а люди, которые на самом деле их производят, относятся к некоммерческим организациям. Это бизнес-модель, предназначенная для повышения благосостояния местного населения и предоставления им устойчивого источника дохода. Это наблюдается в случае с жемчужными фермами в море Кортеса и так далее. Это основные виды.

(Микки Алам Хан): Исходит ли спрос на этические ювелирные изделия от потребителей или его создают маркетологи?

(Кайл Родерик): Мне хотелось бы дать количественную оценку того, насколько маркетологи этим управляют. Я не могу сделать это в процентах, но могу сказать, что компании, которые больше всего заинтересованы в налаживании отношений с людьми всех поколений и разных социально-экономических уровней, понимают, что как раз сейчас у нас есть прекрасная возможность для общения с людьми.

Бриллианты, цветные камни или золото действительно являются хорошим товаром, потому что он имеет смысл для планеты, для местных жителей, которые его добывают, а также для покупателей и любителей ювелирных изделий, которые либо покупают его, либо дарят ... Исследования показывают, что даже люди в Азиатско-Тихоокеанском регионе готовы платить немного более высокие цены, если они знают, что получают ювелирное изделие, на который есть документация, которое производится с соблюдением принципов устойчивого развития, а люди, которые его производят, получают справедливую оплату...

(Микки Алам Хан): De Beers может считаться первопроходцем в создании обручального кольца в том виде, в каком мы его знаем сегодня. Будучи ведущим производителем алмазов, как вы видите роль бриллиантов и то, что они собой воплощают?

(Пэт Дамбэ́): Одна из особенностей De Beers - это сердце и душа, все делается с душой во всех странах, где мы занимаемся производством. Мы считаем, что стоимость бриллианта напрямую связана с важнейшими факторами. Во-первых, когда мы говорим о том, как добывают алмаз, мы считаем, что ни один алмаз не стоит жизни. Мы гарантируем, что каждый добытый алмаз безопасен и прозрачен. И, что наиболее важно в подтверждение того, о чем говорила Кайл, - это права человека, забота об окружающей среде и ведение добычи в соответствии с самыми высокими отраслевыми стандартами.

Во-вторых, важно говорить о том, что алмазы могут дать местному населению, и я действительно хочу сказать об этом. Я из Ботсваны, поэтому мне очень нравится то воздействие, которое алмазы оказали на одну из ведущих стран мира по производству алмазов. Поэтому я говорю от всего сердца, и я считаю, что я работаю в компании, которая действительно сосредоточена на нуждах местного населения там, где мы присутствуем, и показывает это каждый день через наших людей, наши системы и наши предприятия. Если говорить о воздействии, я являюсь примером такого воздействия, и тысячи таких, как я, в Ботсване, Намибии, Южной Африке и Канаде говорят о том, какое воздействие могут оказать алмазы, если это делается от души. Одним из ключевых непременных условий нашего бизнеса является то, что мы инвестируем в одно из местных сообществ, где мы живем. Наша цель - инвестировать не только в алмазы, и я хочу привести вам примеры. Они реальные, мы инвестируем в создание рабочих мест, очень важно оказывать социально-экономическое влияние на местное население там, где мы присутствуем. Мы инвестируем в развитие женщин и девушек через наше партнерство «ООН-Женщины» (UN-Women). Представьте себе, насколько важно то, что мы строго следуем протоколам и стандартам, установленным «ООН-Женщины».

Особое внимание уделяется ускорению развития мелких предприятий, принадлежащих женщинам. Мы также инвестируем в развитие наших сотрудников, и они принимают на себя эту роль с точки зрения наших ценностей, они уделяют свое время местному сообществу в рамках нашей инициативы. Мы финансируем несколько программ устойчивого развития, которые ориентированы на страны, где мы занимаемся производством, молодежное предпринимательство, особенно в Африке, поскольку, как вы знаете, у нас огромное количество молодежи в Африке. Таким образом, молодежное предпринимательство является основным элементом наших инвестиций с точки зрения устойчивого развития. Наряду с этим проводится наращивание потенциала как в нашей отрасли в плане развития навыков, так и в области исследований, не относящихся к отрасли. Мы инвестируем значительные средства в НПО в это очень сложное время распространения COVID-19, гендерное насилие очевидно во многих наших сообществах и продолжает расти. Чем дольше мы находимся в этой ситуации, тем важнее для нас поддержка некоторых из этих НПО...

(Микки Алам Хан): Как убедиться, что другие ювелирные бренды правильно передают значение ценности? Передаем ли мы значение ценности мужчинам так, как мы передаем их женщинам…?

(Пэт Дамбэ́): Сегодня потребители настолько разборчивы, они разбираются в том, что они покупают, и в брендах, с которыми они себя ассоциируют, и верят в принципы рациональных и этичных покупок, поэтому ценности важны для нас в De Beers, это у нас в характере. Безопасность стоит на первом месте, проявление заботы при формировании мира, укрепление доверия и, конечно же, проявление энтузиазма ... если вы посмотрите на наши экосистемы в De Beers, а также на страны, в которых мы работаем, каждый путь бриллианта от рудника до пальца имеет решающее значение для потребителя с точки зрения прозрачности и происхождения.

Мне очень нравится разбираться, что такое происхождение, потому что я думаю, что разные люди понимают его по-разному. Я просто хочу подчеркнуть, как мы понимаем происхождение. С нашей точки зрения, речь идет о том, «как», «что» и «кто». «Как» с точки зрения методов работы, которые действительно касаются наших ценностей, как мы осуществляем ответственный выбор поставщиков. А «что» очень важно с точки зрения подлинности. «Кто» наверняка касается потребителей, наших участников отрасли и местного населения, поэтому я думаю, что это гарантирует ощущение создания стоимости и ликвидности в этом процессе, а также гарантирует, что наш процесс проводится с соблюдением этических норм и целей в области устойчивого развития в том виде, в каком мы их знаем.

(Микки Алам Хан): Какие ценности учитываются при создании ваших ювелирных изделий и способа их продажи? Начните с рассказа о том, что заставило вас заняться этим, я знаю, что у вас есть опыт работы с ювелирными изделиями, золотом и бриллиантами, но запустить собственную компанию - довольно смело, особенно в отрасли, полной гигантов.

(Катрин Сарр): Я хочу ответить на ваш вопрос, сосредоточив внимание на имени «Almasika» (Алмасика). «Almasi» означает «алмаз» на языке суахили, на котором говорят в Восточной Африке. «Sika» означает «золото» на нескольких языках, на которых говорят в Западной Африке, и я сознательно выбрала слова, которые имеют одинаковое значение в разных культурах, потому что поиск общности - это то, что лежит в основе Almasika. Это связано с моей личной историей: я родилась в Париже и 10 лет прожила в Лондоне, затем я жила в Абу-Даби, а сейчас я живу в Чикаго, но в этом путешествии по миру я сохранила то, что со всеми людьми, которых я встречала, из всех слоев общества, мне удалось установить контакт. Мне удалось увидеть, что нас объединяет, и я действительно поняла, что у нас гораздо больше того, что нас объединяет, чем того, что нас разделяет, и в этом суть Almasika. При создании дизайна это воплощается в поиске всех форм, символов и историй, общих для многих культур. Конечно, потребителей и людей, которые покупают изделия Almasika, привлекают ювелирные украшения, но я заметила, что как только я начала выражать свою миссию, - вы удивитесь, - именно это действительно привлекает людей, и им это нравится и это их притягивает. Мы говорили о дизайне, материалах и источниках, и для меня важную роль играет дизайн. С помощью такого названия, как Almasika - золото и бриллианты - я сузила область, поэтому сейчас я работаю с золотом и бриллиантами, но дизайн имеет решающее значение, потому что в нынешнем контексте я действительно считаю, что ни одна культура не должна вытеснять другие культуры. Я чувствовала, что у нас есть мнение, и меня привлекает эта универсальность ...

(Микки Алам Хан): Как Covid-19 изменил ситуацию?

(Кэтрин Сарр): Covid-19 показал, что покупатели ювелирных изделий очень внимательно относятся к своему выбору, это связано с тем, с чего мы начали. У нас всегда были клиенты, которые хотели большего от своих ювелирных украшений. Сюжетная сторона, культурные, а иногда и духовные элементы имели очень важное значение. Так что с точки зрения того, кому мы продаем и с кем говорим, практически ничего не изменилось. Речь идет больше о тех многих людях, которые приходят к нам прямо сейчас и смотрят на то, что мы делаем с самого начала.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished