Только 10% необработанных алмазов Анголы продается в Антверпене – AWDC

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) предпринимает шаги для привлечения алмазов из Анголы в крупнейший в мире алмазный центр в Бельгии.

Сегодня

Бриллиант Sakura займет центральное место на аукционе Christie’s в Гонконге 23 мая

На аукционе Christie's Hong Kong Magnificent Jewels будет представлен бриллиант Sakura («Сакура») - яркий пурпурно-розовый драгоценный камень весом 15,81 карата, безупречный внутри.

Сегодня

RJC объявил о новых назначениях в совет директоров

Совет по ответственной практике в ювелирном бизнесе (Responsible Jewellery Council, RJC), головная организация по установлению стандартов для всей цепочки поставок ювелирных изделий и часов, объявил о новых назначениях в совет директоров на ежегодном...

Сегодня

Gem Diamonds добыла белый алмаз массой 370 каратов на руднике Летсенг

Gem Diamonds добыла высококачественный белый алмаз типа II массой 370 каратов на принадлежащем ей на 70% руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Вчера

Средняя цена алмазов с рудника Луло достигла 1 239 долларов за карат

Компания Lucapa Diamond продала партию алмазов общим весом 4 000 каратов с принадлежащего ей на 40% рудника Луло (Lulo) в Анголе за 5 млн долларов США. По ее информации, средняя цена алмазов составила 1 239 долларов за карат.

Вчера

Гильдия ювелиров России: если церковь не поддержит, то скоро всем придется носить крестики, изготовленные в Китае

20 апреля 2020

eduard_utkin_xx.pngМинфин России предложил включить ювелирную отрасль в перечень отраслей российской экономики, наиболее пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции. Соответствующее предложение направлено в Правительство РФ.

Неделю назад Гильдия ювелиров России обратилась к председателю правительства РФ с просьбой о мерах поддержки ювелирной отрасли и с предложениями, учитывающими специфику ювелирного рынка и его отдельных сегментов.

На вопросы агентства Rough&Polished о том, какие это меры и что ожидает отрасль в ближайшем будущем, ответил генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров России» Эдуард Уткин.

Насколько тяжелое положение в отрасли в настоящее время?

Мы имеем дело с глобальной проблемой: снижение продаж ювелирных изделий началось ещё осенью 2019 года, до пандемии и девальвации рубля, ближе к новому году продажи упали на 5-8%, январь и февраль дали минус 15-20 %, продажи в начале марта были худшими за 20 лет. Повторюсь, это еще до вируса и до войны с ОПЕК. Потребительский спрос в экономике сжимается как тиски. Но весь ужас положения, в котором предприятия малого бизнеса оказались после закрытия (не будучи занятыми в бюджетной сфере), ещё не оценён. Дальше — колоссальное падение доходов и обрушение потребительского спроса, затем тотальная безработица, массовые банкротства, аресты и распродажи имущества, нужда и нищета…

Уже разгоревшийся пожар в экономике России можно было гасить на ранней стадии, залить деньгами. Если жалко тратить золотовалютные резервы, то на худой конец — свеженапечатанными рублями. Но если Правительство промедлит с мерами финансовой поддержки для бизнеса и граждан до конца мая, то к этому сроку мы уже пройдём точку невозврата.

Введение административных ограничений на осуществление экономической деятельности для миллионов субъектов рынка должно было, безусловно, сопровождаться мерами по компенсации выпадающих доходов (как любят говорить в Минфине). Но в сознании наших властей малый бизнес — это что-то среднее между жуликами и мошенниками. Это айсберг, у которого под водой скрыты теневые доходы, офшорные счета, накопленные барыши и излишки товарных запасов. В ближайшее время владельцы бизнеса будут спасать от полной утраты то, что они считают самым ценным — капитал. Решению этой задачи будет подчинено всё, и ради этого забудется даже то, что капитал создают люди. Это в нашей отрасли самый ценный потенциал — не станки, не оборудование и не товарные запасы. Грамотный, высококвалифицированный персонал в сфере ручной художественно-декоративной обработки металла и камней. Сегодня нужно сберечь этот потенциал. Без их «золотых рук» отрасль не поднимется. Задача эта для работодателей неподъёмная. И малый, и средний, и крупный бизнес сейчас в нокауте и нескоро поднимутся. Да и не будет никто содержать сотрудников на производстве при полном отсутствии продаж.

Ну, а какие меры помощи от государства сейчас могут быть действенными?

Для бизнеса - налоговые каникулы до конца 2020 года (а также мораторий на осуществление мер принудительного взыскания задолженности по налогам и сборам. Для граждан — существенное увеличение размера пособия по безработице в два-три раза (до 24-36 тыс. руб.). И самое главное — в отношении ювелирной отрасли необходимо признать факт того, что она является самой пострадавшей из всех отраслей по снижению продаж, а следовательно её срочно необходимо внести в соответствующий перечень. Это самый необходимый минимум.

Это может спасти отрасль?

Ну, не спасти, а скажем так, облегчить участь и спасти хотя бы часть отрасли. Если мер поддержки никаких не будет, то 75% отрасли уйдет под воду. Если они будут, то, может быть, 30-40% отрасли погибнет. Без жертв в любом случае не обойдется.

Недавно наш президент заявил, что главное сейчас в кризис – спасти людей, и главное – это люди. А у нас в отрасли роботы работают? Живые люди, причем очень высококвалифицированные специалисты - гораздо более высокого класса, чем работают в автопроме. Вот на отечественных «жигулях» я бы не рискнул ездить, а отечественные украшения носят все наши женщины. Потому что у нас работает высококвалифицированный и хорошо образованный персонал. А если эти люди останутся без работы и средств к существованию, они просто с голоду помирать будут.

Я боюсь, что, если ювелирную отрасль и признают одной из самых пострадавших, ее могут счесть не самой архиважной и насущной для населения.

И поэтому отрасль не может претендовать на меры поддержки? Я бы понял, если бы у нас были только станки – чего станки спасать железные? Выключил, потом опять включил. Но людей нельзя выключить, засолить-замариновать. Им нужно какое-то время прожить, продержаться – для этого нужны меры поддержки. Мы говорим о спасении людей – не более того.

Есть еще добывающие отрасли, которые труднее восстанавливать в отличие от маленьких производств…

У добывающих отраслей проблем нет: на сегодняшний день золото – очень дорогой и высоколиквидный товар. Добывайте, продавайте – вообще никаких проблем. Добычу алмазов останавливать можно – это не нефть. Здесь вопрос, конечно, в запасе прочности – есть ли у АЛРОСА денежные средства на то, чтобы продержаться два-три месяца. Я полагаю, что у нее эти средства есть - в отличие от ювелиров, у которых их точно нет.

Существует ресторанная и туристическая отрасли, где тоже работают люди…

Я не считаю, что ювелирная отрасль важнее, чем туристическая или же общепит, но я работаю в ювелирной. Я согласен с тем, что нужно вычленить ряд отраслей, понесших наибольшие потери. В их числе, да – ювелирная отрасль в первом порядке идет, у нас минус 97%, за нами идет туристическая и общепит – у них там минус 95%, а дальше ряд других отраслей. Но в перечень сегодня, к сожалению, туристическую отрасль включили, а ювелирную забыли. Отсрочка по налогам, реструктуризация кредитов, снижение аренды - все эти меры сегодня распространяются только на перечень наиболее пострадавших отраслей, в который бы мы и хотели, чтобы была включена ювелирная отрасль. Они предполагают предоставление отсрочки по уплате налогов на шесть месяцев - это действительно может многим помочь. Предоставление льготного кредитования под выплату заработной платы - тоже может помочь. Они предполагают уменьшение страховых платежей в два раза, ну и ряд других мер, по реструктуризации кредитов в том числе.

И самое главное, мы ожидаем, что относительно этого перечня наиболее пострадавших отраслей Правительство в ближайшее время предпримет еще некоторые меры поддержки. И хотя мы считаем эти меры половинчатыми, запоздалыми и неполными – но тем не менее, как минимум, половине нашей отрасли они могут помочь. Поэтому надо бороться за право их получить. Сегодня у нас права на получение этих мер помощи нету, так как отрасль не считается пострадавшей.

Скажите, пожалуйста, какие компании сейчас оказывается в самом тяжелом положении в ювелирной отрасли - большие производства, как «Русские самоцветы», «Эстет», или маленькие?

Маленькие. Понимаете, в чем самая главная на сегодняшний день проблема? Смотрите, если вам нечем платить заработную плату – ну хорошо, всегда можно пойти на сокращение сотрудников, на увольнение, с кем-то договориться, кому-то объяснить, но в любом случае произвести глобальные сокращения штатной численности и уменьшить затраты. Если вам нечем платить налоги, значит надо банкротить эту фирму и организовывать другую, без налоговых долгов, и начинать, что называется, с чистого листа. Да, можно выжить. Но две проблемы - если у вас кредит, который нечем обслуживать, и если у вас арендная плата. Вот кредиты: у кого-то есть, у кого-то нет, а вот арендная плата у малого бизнеса есть у всех. Магазин это, производство ли – у всех арендованные площади. Если вы не платите арендную плату пару месяцев, вас просто выкидывают на улицу вместе с вашим оборудованием, вместе с вашими прилавками, как кота в форточку. И все на этом: ваше оборудование гниет под дождем, его разворовывают, вам некуда даже его перевезти – у вас нет денег, чтобы заплатить арендную плату. А у крупных предприятий, как правило, все здания находятся в собственности. У них есть хотя бы вот эта подушка – в этом преимущество крупного бизнеса. Но есть у него и недостаток: им тяжелее распрощаться с персоналом, провести сокращения сотрудников.

Насколько государство в состоянии помочь?

У государства есть возможность предусмотреть в бюджете расходы на поддержку отраслей. Да, это вызовет дефицит бюджета, наверное, надо будет влезать в долги, занимать деньги – если не хочется трогать накопленные золотовалютные фонды. Грубо говоря, у государства в руках есть печатный станок. Людям нужны деньги – возьмите, напечатайте и выдайте в виде субсидий на компенсацию потерянных доходов: была заработная плата, соответственно со справкой 2-НДФЛ пятьдесят тысяч рублей – ну дайте 75% этой суммы в виде субсидии, чтобы люди могли семьи свои прокормить, чтобы могли оплатить кредиты, коммунальные услуги. У государства есть эта возможность. Или один из вариантов, который мы предлагаем - в два раза увеличить пособие по безработице. Сегодня размер пособия по безработице 12130 рублей – на них откровенно не прожить. Минимальная сумма, которая необходима для того, чтобы хоть как-то жить – по крайней мере, 24 тысячи. И государство могло бы взять это на себя: люди увольняются, сокращаются, на несколько месяцев садятся на пособие 24 тысячи рублей – они проживут это время, потом ситуация улучшится, и они пойдут работать. А правительство наше предлагает предпринимателям выплачивать эти деньги сотрудникам. А откуда их выплачивать, если у нас закрыты все магазины и денежных потоков нет? Государство полагает, что есть какие-то заначки у малого бизнеса – да они закончились еще в 2014 году, во время последнего кризиса. Поэтому платить людям нечем.

Какая часть отрасли имеет больше шансов выжить?

Во-первых, что там греха таить, у нас социальное расслоение, при всеобщей нищете и бедности есть люди, которые могут себе позволить кое-что купить. Второе – надо учитывать то, что отрасль на сегодняшний день, в основном, перешла на производство ювелирных изделий из серебра – так вот, средний чек там 3500 рублей. Эти изделия могут покупать бюджетники – у нас ведь половина экономики – это бюджетники. И у них заработные платы не сокращаются и не уменьшаются. И спрос с их стороны останется – поэтому я считаю, что половина отрасли может выжить даже за счет минимальных мер поддержки со стороны государства. Но если и их не будет, то останутся рожки да ножки, процентов 20-25, не более.

А как насчет бриллиантовой отрасли - бриллиантов и украшений с ними?

Давайте начнем с конца, что называется. Когда мы говорим про огранку, то единственный ограночный завод, который у нас реально существует и дает какие-то объемы – это смоленский «Кристалл». Вы спросите, какой у них объем поставок на внутренний рынок. Они скажут – то ли один процент, то ли целых два - все остальное идет на экспорт. Поэтому падение спроса потребителей на внутреннем рынке не может задеть никоим образом их экономику. У них проблема на внешнем рынке. Как помочь со сбытом на внешнем рынке – я не специалист, надо изучать.

Мы не покупаем бриллианты у отечественных производителей – мы покупаем их в Индии. Вас сильно беспокоит судьба индийских огранщиков? Меня – нет.

Как там Индия будет решать вопрос с компенсацией потерь своим огранщикам – это вопрос Индии. Насчет якутских бриллиантов: в Якутии есть там собственные ограночные производства, но они очень небольшие. В Якутии производят очень маленький объем - по крайней мере, в изделиях они продают на порядок больше, нежели гранят сами.

Что Гильдия ювелиров предпринимает?

Мы уже написали много писем – в Федеральную налоговую службу, Министерство экономического развития, в Министерство промышленности и торговли, в Министерство финансов, мы обратились к председателю правительства Мишустину, мы просили оказать нам помощь со стороны общеотраслевых общественных организаций: Торгово-промышленная палата, дальше это Опора России, Деловая Россия… - они тоже обратились в Правительство с просьбой помочь ювелирной отрасли. То есть мы уже обратились повсюду, куда только можем.

Только к Господу Богу еще не обращались. На Него уповаем: разрабатываем план организовать Крестный ход ювелиров, чтобы Бог нам помог и посоветовал правительству включить нас в перечень особо пострадавших.

Вы шутите сейчас или…?

Нет, серьезно: я сейчас пишу письмо Патриарху. И если церковь не поддержит, то скоро всем придется носить крестики, изготовленные в Китае.

Ну, Эдуард Юрьевич, мы можем наш разговор закончить на чуть более оптимистической ноте?

Как Вы знаете, сейчас нет никаких поводов для оптимизма, к сожалению. Мы летим в пропасть, правительство ситуацией не управляет, и к сожалению, я так понимаю, они и не знают, как ею управлять.

Ну, а общий итог: очень хочется пожелать нашему Правительству встряхнуться и засучить рукава. Надо что-то делать.

Галина Семенова для Rough&Polished