Ангола после первого публичного тендера выдала две лицензии на добычу алмазов

Согласно новостным сообщениям, правительство Анголы выдало две лицензии на добычу полезных ископаемых местным и иностранным компаниям с целью поиска и разработки алмазов в стране. Она также выдала разрешения на добычу фосфатов на двух концессиях.

Сегодня

Национальный банк Фуджейры продолжает кредитовать алмазные операции

Национальный банк Фуджейры (National Bank of Fujairah, NBF) опроверг слухи о том, что он приостановил кредитование алмазных операций для покупателей алмазного сырья.

Сегодня

Набсовет АЛРОСА рекомендовал снизить ориентир по добыче алмазов до 28-31 млн каратов

Комитет по стратегическому планированию при Наблюдательном совете АК «АЛРОСА» (ПАО) рассмотрел предложенные менеджментом варианты сокращения расходов и оптимизации производства и рекомендовал взять за основу предложения, предусматривающие сокращение...

Сегодня

IDE открывает торговую площадку спустя два месяца карантина

Израильская алмазная биржа (Israel Diamond Exchange, IDE) вновь открыла свою торговую площадку и вернулась к нормальной деятельности в воскресенье после того, как биржа была закрыта в течение последних двух месяцев в связи с пандемией коронавируса...

Сегодня

De Beers получила лицензию на работы по закрытию рудника Снэп Лейк

Регулирующий совет Северо-Западных территорий Канады одобрил план закрытия принадлежащего De Beers проблемного алмазного рудника Снэп Лейк (Snap Lake), сообщает CBC News.

Сегодня

TaTe Diamonds - намибийская алмазная компания, специализирующаяся на намибийском алмазном сырье

27 апреля 2020

taShi_Shiimi_ya_Shiimi_xxz.pngТаШи Шиими-я-Шиими (taShi Shiimi-ya-Shiimi) – руководитель компании TaTe Diamonds, закончивший обучение со степенью бакалавра по экономике и коммерции и получивший степень магистра по стратегическому планированию и развитию бизнеса, имеет многолетний опыт работы в сфере информационных технологий и стратегического управления.

В настоящее время работает управляющим директором TaTe, и его основной задачей является расширение и диверсификация портфеля TaTe Group. Нынешние холдинги компании охватывают широкий спектр отраслей и включают участие в таких секторах, как торговля алмазами и производство бриллиантов, нефть и газ, информационные технологии и недвижимость.

В интервью агентству Rough&Polished таши Шиими-я-Шиими рассказывает о целях, которые он ставит для Tate Diamonds, стремясь превратить ее в полностью вертикально интегрированную компанию, сфера деятельности которой простирается от добычи алмазов до розничной торговли бриллиантами. 

Пожалуйста, расскажите нам об истории Tate Diamonds, ее росте и нынешнем состоянии в качестве ведущей алмазной компании в Намибии.

В апреле 2019 года Tate Diamonds вошла в историю, получив уникальный статус клиента Namdia. Это достижение подтвердило, что TaTe Diamonds является единственной намибийской компанией, вошедшей в число пятнадцати клиентов Namdia из 76 международных алмазных компаний. Все остальные 14 клиентов являются международными компаниями, три из которых имеют филиалы в Намибии.

Это достижение увенчало свыше семи лет напряженной и последовательной работы в алмазной отрасли.

Я пришел в алмазную отрасль в 2011 году и стал партнером бельгийской фирмы по созданию компании Diminco Diamonds Namibia. Как партнер и генеральный директор Diminco Diamonds я направлял компанию на успешное достижение статуса сайтхолдера Namibia Diamond Trading Company. Однако это партнерство прекратилось в 2014 году, и я решил создать TaTe Diamonds.

Алмазная отрасль в Намибии строго регулируется, и нам потребовалось несколько лет, чтобы получить все регламентирующие лицензии и разрешения, позволяющие начать деятельность компании. Эти проблемы еще более усугублялись тем фактом, что мне как единственному акционеру бизнеса пришлось предоставить весь капитал и нести расходы, необходимые для создания компании. К сожалению, банковский сектор Намибии не предоставляет кредиты или заемные средства алмазной отрасли.

Я стремлюсь к тому, чтобы TaTe Diamonds стала первой в Намибии вертикально интегрированной алмазной компанией. Мы хотим участвовать в работе по всему алмазопроводу, т. е. получать алмазное сырье, проводить огранку и полировку наших бриллиантов, изготавливать ювелирные изделия и в конечном счете продавать наши бриллианты в розничной торговле в таких мировых центрах, как Нью-Йорк, Гонконг и Париж.

Откуда Tate Diamonds получает алмазное сырье? Как вы планируете свои потребности в алмазах, если получаете их из разных источников?

Намибия всемирно известна своими природными алмазами ювелирного качества, что способствует непрекращающемуся спросу на намибийские алмазы в мире. Ключевым компонентом успеха алмазной компании являются регулярные поставки нужного вида алмазов. TaTe Diamonds добилась этого, став клиентом Namdia. Наши потребности в алмазном сырье в основном определяются спросом нашего целевого рынка.

Наши алмазы охватывают широкий диапазон, но обычно это камни размером от 1 карата до +10,8 карата, при этом около 75% наших товаров попадают в диапазон от 1 до 5 каратов и все алмазы имеют ювелирное качество.

Поскольку мы стремимся создать намибийскую алмазную компанию, которая специализируется на намибийском алмазном сырье, мы получаем только намибийские алмазы ювелирного качества от Namdia. Происхождение и отслеживаемость наших алмазов и бриллиантов является краеугольным камнем нашей бизнес-модели с целью поддержания доверия наших клиентов.

Каковы планы на будущее? Получив статус клиента Namdia, мы ставим своей целью увеличение существующего выделяемого нам объема и поиск дополнительных источников алмазного сырья. Мы активно участвуем в обеспечении дополнительного источника алмазов, но, к сожалению, на данный момент не можем разглашать какую-либо информацию по этому вопросу.

Экспортирует ли Tate Diamond бриллианты, а также и ювелирные изделия с бриллиантами? В каких странах вы сейчас присутствуете? И какова ситуация со спросом в этих странах?

Мы пока не работаем в ювелирном секторе. Мы работаем над развитием своего присутствия в этой области, но это, вероятно, займет еще около двух лет.

В настоящее время Намибия является нашей единственной базой для деятельности. Я в данный момент нахожусь в США и работаю над созданием ювелирного бизнеса, занимаясь поиском других стратегических партнеров здесь для развития своего присутствия в этой стране. Излишне говорить, что глобальная пандемия почти остановила эти инициативы.

Поставляете ли вы продукцию Tate также и на местный рынок? Какие товары хорошо продаются в Намибии?

К сожалению, из-за численности населения Намибии мы не предлагаем никаких продуктов для местного рынка.

Со времени обретения своей независимости в 1990 году мы наблюдаем неуклонный рост спроса на предметы роскоши, поскольку все больше намибийцев включаются в основную экономику. Я ожидаю, что спрос на ювелирные изделия с бриллиантами будет стабильно расти в следующие 5 лет. 

tate_diamonds_logo.png

Как бриллианты как таковые воспринимаются в Намибии - как инвестиции или предметы, которыми можно наслаждаться? Каковы ваши маркетинговые стратегии?

Бриллианты все еще не рассматриваются в качестве надежного инвестиционного актива населением, если не считать небольших групп людей, ранее пользовавшихся привилегиями в Намибии. Имейте в виду, что до самого недавнего времени бόльшая часть населения Намибии не принимала участия в официальной экономике, и, таким образом, создание богатства и инвестирование для большинства все еще находится на ранней стадии.

Однако все больше растет потребление бриллиантов и других предметов роскоши намибийцами по мере расширения среднего класса, хотя и очень медленными темпами.

Сектор природных алмазов пострадал во всем мире из-за выращенных в лаборатории алмазов и бриллиантов (ВЛБ). Каковы ваши взгляды на ВЛБ? Считаете ли возможным мирное сосуществование обоих секторов?

Будучи диамантером из страны, производящей природные алмазы (то есть из Намибии), я могу быть несколько предвзятым в своем ответе.

Природные алмазы сформировались миллионы лет назад в недрах матери-земли и как таковые представляют собой величайшую красоту и совершенство матери-природы. Природные алмазы остаются одним из самых ценных подарков природы человечеству, и поэтому я искренне считаю, что ничто не заменит это сокровище природы. Очарование и мистика, которые сопровождают этот дар природы, никогда не смогут передать ВЛБ.

При этом, ВЛБ имеют свое место на рынке, и я считаю, что они будут продолжать обслуживать другой сегмент рынка. Если все ВЛБ будут продаваться аналогично модели Lightbox компании De Beers, согласно которой они полностью классифицируются как ВЛБ и продаются по установленным ценам, то эти два вида камней потенциально могут сосуществовать. Проблемы возникают, когда ВЛБ выдаются за природные, поскольку это может нанести вред доверию потребителей к отрасли.

В связи с этим ключевое значение имеет проведение различия между ВЛБ и природными бриллиантами. Исследования показали, что, хотя потребители не возражают против ювелирных изделий с ВЛБ в качестве повседневных аксессуаров, они по-прежнему предпочитают природные бриллианты для самых значимых и особых событий, таких как свадьбы, рождение ребенка, годовщины и т. д.

Я считаю, что у природных алмазов есть убедительная история, свидетельствующая о пользе, которую алмазы приносят алмазодобывающим странам, например, Намибии, и необходимо проделать еще бόльшую работу, чтобы эта информация дошла до потребителей. Я считаю, что TaTe Diamonds имеет хорошие возможности для совместной работы с алмазодобывающими компаниями и правительствами стран-производителей, чтобы выступать за это.

Что вы думаете о недавних противоречиях по поводу прайс-листа Rapaport?

Я думаю, что отрасль достигла такого уровня, когда отраслевой прайс-лист должен формироваться более чем одним отраслевым игроком или источником.

Может ли стать ответом аналогичный прайс-лист, контролируемый всеми участниками отрасли? WFDB выдвинула эту идею. Как вы думаете?

Вопрос о прайс-листе довольно многогранен. Я считаю, что в создание прайс-листа отрасли должны вносить вклад большее число участников отрасли, особенно из стран-производителей. Страны-производители, например, Ангола, Намибия, Ботсвана и Южная Африка, должны играть в этом гораздо большую роль.

Планирует ли Tate Diamonds заняться разведкой алмазов? Когда вы собираетесь начать эту работу?

Да, мы это рассматриваем. Я рад сообщить, что 19 сентября 2019 года министерство горнодобывающей промышленности и энергетики Намибии выдало TaTe Diamonds первую лицензию на разведку алмазов - EPL6712. Этот район геологоразведки граничит с районом, где в настоящее время ведет добычу De Beers. Мы уже начали некоторые геологические работы и работаем над формированием соответствующей команды специалистов. Нам еще предстоит проделать большую работу, прежде чем мы сможем достичь стадии отбора проб.

Как идут дела у Tate Diamonds в эти неспокойные времена (COVID-19)?

Мы рады, что все члены нашей команды все еще здоровы, и мы молимся, чтобы всем нам удалось пережить этот глобальный кризис. Как и остальные участники мировой экономики, мы очень сильно пострадали от этой пандемии. Мы наметили на конец февраля 2020 года проведение своеобразного роуд-шоу для инвесторов с целью поиска новых инвесторов и привлечения капитала для бизнеса. Вся эта работа внезапно остановилась, что поставило нас в довольно сложное положение. Дела в отрасли практически полностью резко остановились, что создает очень большие трудности для нас.

Какие стратегии использует компания для преодоления этого периода?

Мы сократили все денежные расходы и, к сожалению, реализовали стратегию по привлечению к работе лишь минимального числа необходимых участников команды, чтобы пережить это сложное время.

Какой вы видите компанию, скажем, через 10 лет?

Я крайне оптимистичен и уверен, что в следующие 5 лет TaTe Diamonds станет крупным глобальным игроком в отрасли. TaTe Diamonds будет полностью интегрированной и будет широко представлена ​​в секторе поставок, производства бриллиантов и розничной торговли. У TaTe будет ювелирная линия, полностью воплощающая дух «от рудника до пальца» - бриллианты, добытые в Намибии, ограненные и полированные в Намибии и продаваемые в принадлежащем Намибии магазине (в Интернете и в реальном магазине) в Нью-Йорке, Париже и Гонконге.

Аруна Гаитонде, шеф-редактор Азиатского бюро Rough & Polished