Covid-19: Лесото открывает новые пограничных пункты пропуска для иностранных шахтеров

esotho, which hosts Lucapa Diamond and Gem Diamonds, has opened up more border posts to foreign mineworkers following a lock-down that was introduced last March.

Сегодня

Алмазодобывающая компания Kimberley Ekapa Mining переименовывается в Ekapa

Южноафриканская алмазодобывающая компания Kimberley Ekapa Mining (KEM) изменила свое название на просто Ekapa после распада совместного предприятия алмазодобывающих компаний KEM и Petra Diamonds.

Сегодня

Прибыль Luk Fook Holdings упала на 42% в 2019-21 финансовом году

Luk Fook Holdings (International) Ltd объявила, что общая прибыль компании упала на 42% в течение финансового года, закончившегося 31 марта 2020 года.

Вчера

АЛРОСА направила на финансирование мер против коронавируса более 500 млн рублей

Общие расходы АЛРОСА на меры по борьбе с распространением COVID-19 превысили 500 млн рублей, сообщила компания на прошлой неделе. Помощь оказывается государственным медицинским учреждениям Республики Саха (Якутия), где расположены основные производственные...

Вчера

De Beers создала лабораторию по тестированию на Covid-19 на алмазном руднике «Венеция»

De Beers открыла лабораторию по тестированию на Covid-19 стоимостью 10 млн рандов (590 000 долларов США) на своем руднике «Венеция» (Venetia) в Южной Африке.

Вчера

Ботсвана хочет в полной мере участвовать в исследованиях и разработках под руководством De Beers

02 марта 2020

excl_02032020.png
Алмазный рудник Жваненг                                                                                                                 Фото: Google



lefoko_maxwell_moagi_xx.pngХотя правительство Ботсваны отказалось пересмотреть свои последние требования в связи с проходящими переговорами с De Beers по заключению новой сделки по продаже и маркетингу, оно заявило о своем желании в полной мере участвовать в исследованиях и разработках под руководством этой алмазной группы.

Новый министр минеральных ресурсов Ботсваны Лефоко Максвелл Моаги (Lefoko Maxwell Moagi) назвал DebTech одной из фирм, принадлежащих De Beers, которая представляет для них интерес.

DebTech, базирующаяся в Йоханнесбурге, ЮАР, является подразделением De Beers Group и была основана в 1950-х годах для приобретения, адаптации или разработки инновационных технологий и услуг, которые оказывают существенное влияние на эффективность и продуктивность горной добычи De Beers.

Моаги рассказал Мэтью Няунгуа (Mathew Nyaungwa) из Rough & Polished на полях Конференции по инвестициям в горнодобывающую отрасль (Mining Indaba) в Кейптауне, что Габороне хочет, чтобы DebTech и связанные с ней фирмы, принадлежащие De Beers, присутствовали в стране для того, чтобы Ботсвана приобретала навыки и получала выгоду.

Между тем, по словам Моаги, Ботсвана начала работу по диверсификации, чтобы уйти от своей экономической зависимости от алмазов.

Он сослался на то, что медь обладает огромным потенциалом для того, чтобы внести значительный вклад в поступления страны от экспорта.

Ниже приведены выдержки из интервью.

Как далеко вы продвинулись в переговорах с De Beers по заключению нового соглашения о продажах и маркетинге?

Переговоры продолжаются, и никто из нас не может ничего говорить о переговорах. Мы считаем, что переговоры по своей природе, - когда De Beers является нашим партнером в течение многих лет, - всегда должны быть беспроигрышной ситуацией для всех нас, потому что мы должны знать, на основе чего возникают отношения и как мы, как страна, хотим извлечь выгоду, а также как De Beers должна поддерживать себя как компания. Поэтому мы считаем, что все это должно быть осуществлено на основе устойчивости, чтобы не наносить вред отношениям. Мы, конечно, будем торговаться, но мы будем требовать то, что нам нужно требовать, нам необходимо идти выше в плане других вещей. В этом заключается природа переговоров.

Что вы требуете?

Что ж (смеется), мы требуем довольно многое. Сейчас вы подталкиваете меня к разговору о переговорах, но, конечно, я могу сказать, что мы учитываем то, как мы извлекали выгоду из отношений раньше и чего мы хотим в этот раз. Мы предъявим цифры на стол ... но в интересах переговоров я боюсь сказать что-либо, кроме того, что я сказал.

Каково состояние бенефикации алмазов в Ботсване?

Вы знаете, что в 2013 году De Beers перевела Diamond Trading Company (DTC) в Ботсвану, и мы считаем, что нам необходимо ускориться, исходя из этого, с точки зрения рынка нижней части алмазопровода. Нам нужно направить усилия на то, чтобы наши люди могли лучше проводить оценку наших алмазов, лучше определять цену наших алмазов, лучше проводить их полировку и огранку ... Нам также необходимо полностью участвовать во всех исследованиях и разработках, которые ведутся, будь то с (неразборчиво) или DebTech - с кем бы то ни было. Мы хотим, чтобы все это пришло в Ботсвану, в страну, чтобы люди действительно получили навыки и пользу. Прошли те времена, когда это может проводиться на стороне. Так что именно такими вопросами мы постоянно занимаемся с De Beers.

Есть ли у местных жителей какое-либо стремление участвовать в бенефикации алмазов?

Местные жители голодали долгое время, у них появилось стремление заниматься этим, и нам, как правительству, просто нужно помогать, и найдутся желающие, если мы не сможем участвовать в этой области.

Какие факторы сдерживают рост этого сектора?

Ну, традиционно добыча алмазов или алмазный бизнес, я бы сказал, были скрытными. Возможно, потому что любое коммерческое соглашение является скрытным. Но многие люди, особенно в Ботсване, достаточно образованы, теперь люди знают свои права и знают, что они должны получить от любого соглашения или сделки. Кроме того, такие вещи, как безработица или неполная занятость, порождают стремление потребовать выгоды от чего бы то ни было в своей стране, поэтому такие разговоры идут от широких слоев населения, и мы должны учитывать эти мнения.

Каков уровень геологоразведки алмазов в Ботсване?

В Ботсване продолжается геологоразведка алмазов, и мы занимались этим в последние 40-50 лет, за эти годы мы получили около 12 дюжин кластеров кимберлитов, и в общей сложности у нас есть около 150 отдельных кимберлитовых трубок. Таким образом, помимо уже действующих рудников, у нас есть и другие месторождения, которые можно эксплуатировать, нам просто нужно найти подходящего инвестора и необходимый для этого капитал.

Что вы делаете для диверсификации с целью уйти от экономической зависимости от алмазов?

Как мы уже говорили, мы используем другие полезные ископаемые. У нас огромные объемы меди, у нас весь медный пояс Калахари, у нас уже есть Khoemacau Copper Mining, которая получит свой первый медный концентрат в первом полугодии 2021 года. Помимо цветных металлов у нас также есть другие полезные ископаемые, которые используются в настоящее время, у нас есть промышленные полезные ископаемые, и мы хотим заниматься не только полезными ископаемыми. Мы хотим заняться туризмом, мы уже им занимаемся, мы хотим развивать наш сельскохозяйственный сектор, особенно сектор производства говядины и разведения мелкого скота, чтобы экспортировать продукцию, потому что продукты питания будут необходимы всегда. Таким образом, мы были сконцентрированы на внутреннем развитии, что касается мышления, производства продукции только для страны, но мы также можем рассматривать вопрос экспорта. Именно этим мы занимаемся в настоящее время.

Были разговоры о том, что Ботсвана помогает Зимбабве получить добавленную стоимость для ее алмазов с месторождения Маранге (Marange). Можете ли вы предоставить обновленную информацию о том, как идет эта работа?

Да, мы всегда это делали, у нас двусторонние отношения с Зимбабве, фактически в ближайшие недели мы проведем такую встречу в Ботсване, чтобы посмотреть, как мы можем сотрудничать и заниматься совместным использованием, помогать друг другу с точки зрения человеческого капитала … или ресурсного капитала, и мы занимаемся этим и в отношении других стран. Мы помогаем Центральноафриканской Республике (ЦАР) в том, как они могут развивать свой алмазный бизнес. Мы занимались этим с Южным Суданом в предыдущие годы, оказывая им помощь как в законодательной, так и в технической области. Таким образом, Ботсвана всегда открыта для помощи своим соседям, чем бы они ни занимались, потому что мы считаем, что мы также можем учиться у них.

Поскольку проблема энергетики имеет решающее значение для горнодобывающего сектора, можете ли вы пролить свет на то, что Ботсвана делает для обеспечения бесперебойного энергоснабжения рудников и других объектов?

Энергетика имеет большое значение для любой отрасли, потому что, если нет электроэнергии, нет никакой промышленности. Все останавливается. Актуально то, что мы сейчас говорим об угольных и зеленых технологиях и тому подобное. Это должно проводиться поэтапно, мы знаем это, потому что мы говорим о целях устойчивого развития, более «зеленых» или более чистых технологиях и подобных вещах. Негативные экологические последствия какой-либо деятельности должны быть сведены к минимуму, так что именно это и происходит, но люди должны также понимать, что у конкретной страны, например, Ботсваны, в качестве основного подхода к базовой нагрузке будет уголь, в то время как другие страны, богатые водными ресурсами, могут использовать гидроэлектростанции и другие источники. Так что я говорю о том, что мы будем настойчиво продвигать солнечную энергетику и применение ветроустановок для производства электроэнергии с помощью этих альтернативных источников вдобавок к нашей выработке электроэнергии, получаемой за счет использования угля, нет необходимости отходить от угля. Мы будем стремиться к использованию более чистых технологий, будем стремиться снижать выбросы углекислого газа, но это не означает, что мы прекратим использовать свой уголь.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро Rough&Polished