Очередной этап технического перевооружения АО «АГД ДАЙМОНДС»

Завершение работ по техническому перевооружению обогатительной фабрики ГОКа им. В. Гриба позволило АО «АГД ДАЙМОНДС» увеличить качество добываемых алмазов при сохранении всех плановых объемов производства.

Сегодня

Экспорт ангольских алмазов показывает резкое снижение

В октябре Ангола экспортировала 706 900 каратов алмазов, что на 8,3% меньше, чем в предыдущем месяце.

Сегодня

В Дели завершился саммит по золоту IGJS 2019

На открытии 3-го Индийского саммита по золоту и ювелирным изделиям 2019 года в Дели Пиюш Гоял (Piyush Goyal), министр торговли, промышленности и железных дорог, заверил представителей индийской индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий...

Сегодня

Намибия рассматривает вопрос о снижении налогов на алмазы для сохранения рабочих мест - СМИ

Правительство Намибии рассматривает возможность освобождения Namdeb, совместного предприятия De Beers и правительства страны, от выплат роялти с тем, чтобы продлить бизнес по добыче алмазов и сохранить рабочие места.

Сегодня

DMCC и Алмазная биржа Италии обсудили будущее торговли в Национальный день ОАЭ

Дубайский центр биржевых товаров объявил подробности своей последней кампании по увеличению международной торговли алмазами через эмират Дубай.

06 декабря 2019

Мы живем в новом измерении экологической ответственности бизнеса

18 ноября 2019

dmitry_pristanskov_xx.png

В середине октября в Москва состоялся VIII экологический форум, в котором приняли участие представители государства, крупных производственных компаний, научных и общественных организаций. Главными темами мероприятия стали поиск баланса между социально-экономическим развитием регионов и сохранением достойной окружающей среды, а также применение законодательства, регулирующего экологические вопросы промышленного производства. О работе в этом направлении ГМК «Норильский никель» в интервью агентству Rough&Polished рассказал вице-президент компании Дмитрий Пристансков.

На прошедшем недавно VIII экологическом форуме обсуждалась тема экологической ответственности крупного бизнеса перед обществом, причем в качестве примера был назван «Норильский никель». Действительно ли наступила «новая эра цивилизованной экологии»?

Считаю, что мы действительно живем в новом измерении экологической ответственности большого бизнеса. Конечно, нельзя сказать, что все технологические проблемы решены, а из труб промышленных гигантов уже струится кислород. Самое главное, что перемены произошли в мышлении и подходах к природоохранной деятельности. Ведь природа – это не просто окружающая нас красивая декорация и не набор ресурсов, которыми мы пользуемся. Это неотъемлемая часть жизни людей, и какой будет эта жизнь, зависит от нас и во многом от того, какие экологические цели и задачи ставит перед собой сегодня крупный бизнес. Уже целый ряд социально ответственных компаний без подсказок со стороны государства самостоятельно ведет экологическую модернизацию своих предприятий.

Президент РСПП Александр Шохин отметил, что львиную долю расходов – 80% - по осуществлению национального проекта «Экология» несет крупный бизнес. Когда произошел этот переломный момент, когда компания задумалась об охране природы? В чем заключается ее ответственность перед будущими поколениями?

Да, в рамках национального проекта «Экология» крупные промышленные предприятия выделяют серьезные финансовые средства на реализацию природоохранных мероприятий. Но я бы не называл это расходами – это инвестиции в будущее, и именно в этом и заключается наша ответственность перед потомками. А вопросами экологии «Норникель», естественно, начал заниматься не вчера. Но прежде давайте вспомним, что в советское время охрана природы практически никого не интересовала, и нам досталось весьма тяжелое наследие.

В 2013 году в компании была принята новая стратегия, в которой экологические проекты стали приоритетными. Хочу отметить, что беспрецедентная по масштабам программа модернизации и реконфигурации производства, которую реализует «Норникель», является в принципе экологически ориентированной. Только за последние три года на охрану окружающей среды компания выделила более 80 млрд рублей.

В 2016 году мы закрыли старейшее производство в Норильске - Никелевый завод, построенный еще в 1939 году. Выбросы диоксида серы в городской черте сократились на 30-35%. Дышать в городе стало легче. На очереди закрытие аналогичной устаревшей площадки в поселке Никель Мурманской области. В 2020 году выбросы на Кольской ГМК сократятся на 50% относительно 2015 года. И это хорошая новость не только для жителей Никеля, но и для приграничных районов Норвегии.             

Как складывается ваше партнерство с государством? Расскажите о ваших соглашениях с Министерством природных ресурсов и экологии, с Федеральной службой по надзору в сфере природопользования и с правительством Красноярского края о сотрудничестве.

«Норникель» строит свои отношения с властью, исходя из принципов прозрачности и открытости, и давно зарекомендовал себя надежным партнером государства. Это касается и нашего сотрудничества в природоохранной сфере.

В этом году компания заключила соглашение с Министерством природных ресурсов и экологии России, Федеральной службой по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) и Правительством Красноярского края о сотрудничестве в реализации комплексного плана мероприятий по снижению выбросов в атмосферный воздух в Норильске.

Речь идет о стержневом мероприятии нашей масштабной экологической программы - Серном проекте, который по финансовым затратам составит существенную долю внебюджетных средств федерального проекта «Чистый воздух». Объем финансирования проекта из средств Компании на 2019-2022 год - более 123 млрд рублей. Общий объем финансирования Серного проекта – не менее 150 млрд рублей.

Его цель — достижение уровня общего снижения выбросов диоксида серы в Норильском промышленном районе (НПР) уже к 2023 году.

Отдельное соглашение у нас есть с Росприроднадзором. В соответствии с ним «Норникель» берет на себя дополнительные финансовые обязательства по реализации экологических программ. В частности, компания совместно с Федеральной службой намерена решать вопросы оснащения своих металлургических предприятий автоматическими средствами измерений и учета показателей выбросов загрязняющих веществ. Кроме того, соглашение предусматривает взаимодействие в процессе совершенствования природоохранной нормативной правовой базы. Минприроды и Росприроднадзор фактически являются нашими идеологическими союзниками.

Как принципы устойчивого развития влияют на взаимоотношения бизнеса и государства?

Как я понимаю, речь идет о целях устойчивого развития (ЦУР), принятых ООН в 2015 году. Хочу сразу отметить, что компания не только целиком и полностью поддерживает мировую повестку в области устойчивого развития, но и последовательно интегрирует ЦУР ООН в стратегию и практику своей повседневной работы.

Поскольку ЦУР ООН не могут быть достигнуты лишь усилиями правительств и общественных организаций, «Норникель» в том числе является пилотным участником проекта UNCTAD (межправительственный орган Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам в области торговли и развития) на территории России по апробированию показателей результативности вклада бизнес-компаний в достижение ЦУР.

Буквально на днях в Абу-Даби прошла 18-я Генеральная конференция ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), где мы с Ли Йонгом, генеральным директором ЮНИДО, подписали декларацию, цель которой — совместная разработка проектов, в том числе экологически безопасных технологий для металлургической отрасли.

Устойчивое развитие – это идеология ведения бизнеса компании. Планы «Норникеля» по достижению ЦУР представлены комплексом мероприятий и программ, направленных на повышение эффективности управления и модернизацию производства, социальное развитие и минимизацию воздействия на окружающую среду. Особое внимание уделяется улучшению качества жизни людей в регионах деятельности компании.

Естественно, что все эти аспекты находят свое отражение в совместных проектах власти и бизнеса.

На форуме очень много говорилось о Серном проекте. Упомянули его и Вы. Директор Заполярного филиала «Норникеля» Николай Уткин сообщил, что технологическое оснащение проекта превосходит многие мировые аналоги. Какие наилучшие доступные технологии используются при реализации Серного проекта?

Серный проект – это модернизация производства на Надеждинском металлургическом и Медном заводах в Норильске. Будет произведена необходимая частичная реконфигурация и построены мощности по улавливанию диоксида серы. Технология предусматривает преобразование диоксида в серную кислоту, которую затем нейтрализуют известняком с получением гипса. Полученный продукт может использоваться как строительный материал.

О масштабах проекта можно судить хотя бы по площади застройки, которая составляет более 290 тыс. квадратных метров, что соответствует примерно 39 футбольным полям.      

Есть ли противоречие между производственниками и экологами – или это противоречие надуманное, как сказал на форуме президент Экологического Фонда имени В. И. Вернадского Владимир Грачёв?

Я не вижу никаких противоречий. Если строить сотрудничество с экологическими организациями на честной и прозрачной основе, то оно приобретает формат конструктивного диалога. Мы сотрудничаем с Всероссийским обществом охраны природы, с упомянутым Неправительственным экологическим фондом имени В. И. Вернадского, Экологической палатой России, «Зеленым патрулем», «Национальным Экологическим Порядком».

Важно, что мы вместе понимаем важность взаимосвязи устойчивого развития и принципа человекоцентричности, когда интересы природы, интересы человека и экономики должны не противоречить, а взаимно дополнять друг друга.

Совместная работа с экспертами позволяет нам максимально объективно оценивать результаты нашей природоохранной деятельности. Эти оценки приобретают все более положительный характер. Например, критиковавший нас ранее международный экологический правозащитный центр «Беллона» отметил на прошедшем форуме достижения компании. В частности, генеральный директор организации в России Александр Никитин заявил, что теперь «Норникель» говорит с экологами на одном языке, и подчеркнул, что все заявленные планы по экологической трансформации компании воплощаются в жизнь.

Как стимулировать бизнес внедрять «зеленые» технологии? Какие налоговые послабления или преференции может (или должно) использовать государство?

Как мы уже говорили, сегодня не требуется какой-то особенной стимуляции. Крупный бизнес осознанно выступает с опережающими инициативами по строительству «зеленой» экономики. В то же время не все компании находятся в одинаковых условиях. Если говорить о «Норникеле», надо понимать, что наши основные производственные площадки работают в Арктической зоне и это накладывает очень серьезный отпечаток на реализацию проектов компании. Речь идет о создании и поддержании всей сопутствующей инфраструктуры, в том числе социальной, и обеспечении всех аспектов жизнедеятельности.

И здесь, конечно, поддержка государства не была бы лишней. Я говорю о применении таких механизмов, как Региональный инвестиционный проект и Специальный инвестиционный контракт. Такой опыт у нас есть в Забайкальском крае и в Мурманской области.

В части поддержки реализации крупных экологических проектов в качестве конкретного примера можно привести также снижение ставки налога на имущество организаций. Законодательным собранием Красноярского края такой закон принят в первом чтении.

Одним из главных компонентов эффективности при реализации крупных экологических проектов, конечно, является неизменность налогового и других фискальных режимов на протяжении всего срока – от старта до финиша проекта.

Галина Семенова для Rough&Polished