NDTC наказывает работников за сделку по заключению контракта на оценку алмазов

Компания по торговле алмазами Namibia Diamond Trading Company (NDTC), совместное предприятие правительства Намибии и De Beers, согласно сообщениям, планирует отстранить четырех высокопоставленных служащих, которые сотрудничали с компаниями, подавшими...

Сегодня

ZCDC об убийстве шахтеров-старателей: «Это была самооборона»

Zimbabwe Consolidated Diamonds Company (ZCDC) заявила, что на прошлой неделе охранники компании застрелили в Маранге предполагаемых незаконных добытчиков алмазов в целях самообороны.

Сегодня

В Светлогорске состоится IV Международный экономический форум янтарной отрасли

IV Международный экономический форум янтарной отрасли в Светлогорске Калининградской области будет проходить с 20 по 23 июня 2019 года.

Сегодня

АГД ДАЙМОНДС меняет WIRTGEN на TESMEC

22-23 мая в Архангельске состоялись рабочие встречи представителей АО «АГД ДАЙМОНДС» и итальянской компании «TESMEC S.p.A.».

24 мая 2019

De Beers рассказывает о своих приборах для обнаружения синтетики

De Beers заявила, что центральным элементом поддержки доверия потребителей является исследование синтеза алмазов и разработка оборудования, которое может надежно и последовательно обнаруживать синтетические камни, а также гарантировать, что они не будут...

24 мая 2019

Идеальная пара - платина и бриллианты

06 мая 2019

leon_mege_xx.pngЮвелирный дом Leon Mege, находящийся в Нью-Йорке, давно и прочно утвердился на ювелирном рынке в качестве источника великолепных украшений, в которых платина и бриллианты часто блистают вместе, привлекая всеобщие взоры, но будучи доступны лишь некоторым, поскольку компания работает в сегменте дорогой продукции. Владелец этой компании – ювелир Леон Меже, уроженец Петербурга, взявший вместе со своими сотрудниками за правило создавать каждое изделие только вручную и в единственном экземпляре, как, например, бриллианты «Бруклинские близнецы», о которых он упоминает в этом интервью, рассказывая о своем деле и своей команде – целеустремленных и увлеченных своим делом профессионалов, стремящихся превратить каждое украшение в произведение искусства.

Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о том, как вы стали ювелиром.

Я покинул Советский Союз в 1987 году после 8 лет ожидания выездной визы. После подачи заявления на визу я фактически стал «врагом государства», и мне запретили поступать в институт. Так что я пошел в ремесленное училище, чтобы отложить призыв в армию (не помогло).

Мой выбор состоял в том, чтобы стать ювелиром или плотником. Я стал ювелиром.

Поскольку я довольно креативен, это было хорошим занятием, и, будучи ювелиром, я пользовался значительным успехом.

Какова палитра драгоценных камней, используемых для изготовления ваших ювелирных украшений?

Используются камни буквально любого цвета. Мои фавориты – голубые турмалины параиба. Я очень неравнодушен к бразильским параиба, в частности, тем, которые, как мне кажется, обладают огромным инвестиционным потенциалом в дополнение к своим потрясающим виду и цвету.

Я предпочитаю яркие, насыщенные цвета. 

excl_06052019_1.png Фото: Leon Megé 


Почему ваша компания уделяет такое внимание платине? Вы полагаете, что рынок платиновых ювелирных изделий находится на подъеме?

Платина - единственный драгоценный белый металл, подходящий для высококачественного ручного изготовления украшений с бриллиантами.

С точки зрения ювелира, свойства платины, например, ее температура плавления и отличная пластичность, идеально соответствуют требованиям тонкой ручной работы.

Единственным другим металлом, который может заменить платину, является палладий. Но с палладием трудно работать, и он окисляется при нагревании. Имидж палладия как драгоценного материала довольно шаток, поскольку в течение бо́льшей части своего существования он был очень дешевым, пока на него не вырос спрос в автомобильной промышленности.

Как только большинство автомобилей станут электрическими (через несколько десятилетий), палладий снова станет бесполезным.

Существует также аспект традиции: платина использовалась в течение более столетия в дорогих оправах для бриллиантов, и ее облик не поблек (каламбур здесь преднамеренный). 

excl_06052019_2.pngФото: Leon Megé
 

Как представляется, бриллианты занимают видное место в вашем ассортименте. Они соответствуют этому месту в продажах?

Продажа бриллиантов менее важна для доходов, поскольку основным источником дохода является труд.

Бриллианты - не более чем строительные блоки, их можно заменить другими камнями, когда вкусы изменятся.

Leon Megé позиционирует себя как «вертикально интегрированный» бизнес, который делает все внутри компании, включая огранку алмазов. Это окупается? Почему это лучше или, возможно, дешевле, чем покупать бриллианты у производителей?

Огранка алмазов не является важной частью нашего бизнеса. Мы осуществляем специальные виды огранки, а камни основных видов огранки, таких как круглая огранка и прочие, мы находим на открытом рынке.

Огранка алмазов позволяет нам производить камни, которых просто нет - например, антикварные «кушоны» и камни французских видов огранки. 


excl_06052019_3.png                        Фото: Leon Megé


Какой самый низкий и самый большой вес бриллиантов, которые вы граните?

Самые маленькие весят меньше карата, верхнего предела нет; только что закончили огранку «Бруклинских близнецов» (“Brooklyn Twins”) - чуть более 40 каратов каждый, которые были сделаны из одного цельного сырого алмаза.

excl_06052019_4a.jpg
Фото: Leon Megé 


excl_06052019_4b.png
Фото: Leon Megé 


Откуда вы получаете свои необработанные алмазы?

Канада, Россия.

Ваша самая большая головная боль в этом бизнесе?

Сотрудники с маленькими детьми, утомляет необходимость следить за тем, чтобы все выполняли свою работу и приходили вовремя, разбираться с личными драмами и ситуациями. 


excl_06052019_5.png
Фото: Leon Megé


Вы используете выращенные в лаборатории бриллианты в своих украшениях?

Пока нет, пытаемся держаться подальше от «камней Франкенштейна», но они неизбежно будут распространяться и будут подавлять нижнюю часть алмазного рынка.

Я считаю, что это будет полезно для высококачественных натуральных камней. 


excl_06052019_6.png
Фото: Leon Megé 


Что вы думаете о спорах вокруг природных и выращенных в лаборатории бриллиантов?

Думаю, что это ожидалось, это естественная эволюция драгоценного камня. Это как раз та ситуация, с которой мы столкнулись в конце 19-го века, когда были созданы первые синтетические рубины. Сначала к ним относились как к драгоценным камням, но за относительно короткий промежуток времени их цена упала до уровня стекла Сваровски.

Как вы думаете, последняя версия Руководства по ювелирным изделиям Федеральной торговой комиссии США положит конец этой конфронтации?

Нет, я не верю в правила. Рынок сам излечит себя от всех проблем, созданных тем, что и ожидалось. Мы все знали, что когда-нибудь синтетические бриллианты будут производиться массово.

Не могли бы вы описать рынки, на которых продаются ваши ювелирные изделия? Какой из них обеспечивает вам лучшие продажи?

Мы продаем напрямую населению, поэтому мы не выбираем рынок. Иногда мы выставляем вещи на аукционы, такие как Sotheby's или Christy's, но они получают такой большой кусок прибыли, что нам лучше подождать, пока клиент не обратится к нам напрямую.


excl_06052019_7.png
Фото: Leon Megé

Есть ли у вас какие-либо планы по расширению или намерение предложить своим клиентам новые виды украшений?

Расширение? Нет, сейчас рост не обусловлен мастерством или эксклюзивностью. Он напрямую зависит от маркетинговой бизнес-стратегии, а мы в этом не сильны.

Новые виды украшений? Не уверен, что они на самом деле возможны, поскольку все, что можно было создать в ювелирном деле, уже создано. Опять же, ювелирные изделия, которые «создаются дизайнерами» - это то же самое, что существовало раньше, с небольшими вариациями, а партизанский маркетинг заставляет людей поверить в уникальность и внешние особенности дизайна. На самом деле это те же самые старые вещи, подаваемые в новом облике для людей, которые не являются тонкими знатоками. Короче говоря, для большинства людей.

Владимир Малахов, Rough&Polished