Аукцион во Владивостоке принес компании АЛРОСА $6,5 млн

На международном аукционе во Владивостоке АЛРОСА, выставив на продажу 112 алмазов специальных размеров общим весом 1780 карат, заработала $6,5 млн.

Сегодня

Президент CIBJO выступил в защиту малого бизнеса на форуме ООН

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери, выступая на заседании Всемирного делового совета по устойчивому развитию, которое состоялось на полях политического форума ООН высокого уровня по устойчивому развитию в Нью-Йорке, высказался...

Сегодня

Всемирный алмазный конгресс: совместное пленарное заседание WFDB-IDMA намечено на ноябрь 2020 года в Гонконге

Всемирная федерация алмазных бирж (WFDB) и Международная ассоциация производителей бриллиантов (IDMA) объявили, что следующий Всемирный алмазный конгресс состоится в Гонконге с 2-5 ноября 2020 года.

Сегодня

GIA сертифицировал куртку из бриллиантов за 10 млн долларов - СМИ

Модельер Фарра Грей и ювелир Питер Марко создали куртку с 460 бесцветными бриллиантами стоимостью $10 млн, сообщает parade.com.

Сегодня

Botswana Diamonds привлекла 250 тысяч фунтов стерлингов для финансирования геологоразведочных работ и отбора проб в ЮАР

Botswana Diamonds привлекла 250 000 фунтов стерлингов до вычета расходов путем размещения 50 млн новых обыкновенных акций для финансирования своих операций в Ботсване и Южной Африке.

19 июля 2019

«Русская бриллиантовая линия»: мы не считаем, что талант пробьется сам

28 января 2019

irina_slesareva_xx.pngМосковский международный конкурс ювелирного дизайна «Русская бриллиантовая линия» существует уже десять лет. В конце года были подведены итоги юбилейного конкурса «РБЛ-2018», и 14 декабря в московском Гостином Дворе проходило вручение дипломов победителям этого года. О том, как и с какой целью он создавался, как менялся и развивался все эти годы, корреспонденту R&P рассказала арт-директор «Русской бриллиантовой линии» Ирина Слесарева, один из инициаторов конкурса, главный редактор журнала «Ювелирное обозрение».

Сначала этот проект был задуман как конкурс в рамках ювелирного фестиваля «Золотое кольцо России» в Костроме, организатором которого наш журнал являлся в 2000-2010 годах, рассказывает Ирина Слесарева. А годом позже в Гонконге стартовал International Jewellery Design Excellence Award, в котором принимали участие изделия — победители национальных конкурсов различных стран, а обладатель Гран-при получал титул Champion of Champions. Как партнеры мартовской выставки Hong Kong International Jewellery Show в конце декабря мы получили от ее директора и председателя оргкомитета IJDEA Лоуренса Ма предложение привлечь к этому проекту лауреатов РБЛ, среди которых были очень интересные работы, в том числе подвеска «Снегири» Ильгиза Фазулзянова. Я до сих пор помню, как в дни новогодних праздников мы оперативно собрались в офисе с дизайнерами и переводчиком и до глубокой ночи оформляли заявки, готовили англоязычный проспект с описанием работ. Через месяц мы узнали о том, что именно «Снегири» в творческом соревновании с ювелирами из Италии, Франции, Таиланда и США получили Гран-при, а о российском дизайне впервые заговорили на международном уровне. После этого мы подкорректировали концепцию РБЛ и стали заниматься продвижением наших лауреатов на другие зарубежные конкурсы и их интеграцией в международное пространство. Для этого в жюри были приглашены авторитетный европейский эксперт Гедымин Яблонски из Польши и главный редактор швейцарско-американского издания Trends&Colors Синтия Уннинайяр. Их опыт и решения, иногда довольно неожиданные, позволили нам выбирать именно те работы, которые имели больше всего шансов стать трендсеттерами в мировой ювелирной индустрии.

Наши дизайнеры ведь потом не раз становились победителями IJEDA?

Да, за первой победой в Гонконге последовала вторая - в 2013 году в номинации Distinction Award было отмечено кольцо «Лебедь» ЮД «Эстет», а еще через два года Гран-при и титул Champion of Champions получило кольцо «Жизнь» компании «Алмаз-Холдинг», дизайн которого разрабатывали Анна и Тимофей Теплинские. Эта работа получила также диплом в номинации «Эстетическое впечатление» - впервые в практике IJDEA.

В 2017 году во время церемонии награждения наши дизайнеры заняли почти весь подиум - в число финалистов вошли сразу пять российских украшений: сет «Перо Жар-птицы» Виктора Моисейкина, кольцо For Form Натальи и Татьяны Тарасовых, кольцо «Жар-Птица», выполненное Алиной Андреевой для компании CLUEV, браслет Stella Maris компании «Бронницкий ювелир». В это время я уже работала в жюри International Jewellery Design Excellence Award, но поскольку все работы рассматриваются экспертами анонимно, такой финал стал неожиданностью даже для меня. До сих пор помню свои ощущения, когда наши ювелиры один за другим поднимались на подиум, и мои иностранные коллеги из жюри с восхищением спрашивали: как, они все русские, это были работы из России?

Нечто похожее произошло в прошлом году в Китае, когда лауреаты РБЛ Александра Нескреба и Николай Романов заняли первое и третье места на конкурсе Zhaojin Yinlou Cup. Организаторы пригласили их на церемонию награждения и помимо призов в виде 100-граммовых золотых слитков подарили поездку в Шаньдун, золотодобывающую провинцию, где сосредоточено ювелирное производство. Конкурс, организованный при поддержке Всемирного золотого совета, был ориентирован на поддержку китайских дизайнеров, но в результате главные награды уехали в Россию. Разве это не успех?              

Определенно, это он. А в чем отличие «Русской бриллиантовой линии» от других конкурсов ювелирного дизайна?

Главное отличие: мы не считаем, что талант пробьется сам, и занимаемся продвижением наших лауреатов еще как минимум два года после участия в конкурсе, регулярно публикуем их работы в своих изданиях. Мы не только отправляем работы на другие конкурсы, но и рассказываем о них на зарубежных семинарах и мастер-классах, в которых участвуем. Лауреаты РБЛ получают престижные места на зарубежных выставках, как это было в этом году в Гонконге и Лас-Вегасе.

Почему линия именно «бриллиантовая»?

Что касается бриллиантов, то эффектнее этого камня ничего нет, а бриллиант «русской» огранки – уже международный бренд. Бриллианты органично укладываются в концепцию нашего конкурса.

Есть и еще одно обстоятельство – идея и концепция в определенной мере возникла под влиянием Diamond International Award – конкурса бриллиантового дизайна, который с 1952 по 2000 годы проводила De Beers. Именно оттуда мы взяли методику определения победителей, которых может быть максимум 20, и при этом все они равноценные лауреаты, без определения занятого места. За исключением Гран-при, который присуждается только в том случае, если какой-то номинант явно выделяется на общем фоне.                     

Что придают бриллианты ювелирному украшению? Создает ли эта специфика трудности для участников конкурса?

Если дизайнер использует бриллианты, это говорит о том, что он умеет с ними работать и не ограничивает себя в творческих идеях и материалах. Особенно если при этом у него получается что-то инновационное и современное, как у Виктора Моисейкина с закрепкой Waltzing Brilliance, которую уже неформально называют русской. Именно за уникальную технику крепления подвижных бриллиантов, запатентованную в России и США, он получил Гран-при «Русской бриллиантовой линии-2016».

Но у нас нет обязательного требования, чтобы в украшении присутствовали бриллианты, тем более какой-то минимальной суммарной стоимости, как это было в случае с Diamond International Award. Главное – идея, стиль, индивидуальность. Кольцо For Form сестер Тарасовых, вошедшее в число лауреатов прошлого года, было выполнено из цветной прессованной бумаги и янтаря, но эта действительно яркая работа ошеломила всех сначала в Москве, а потом в Гонконге.       

Как проходил конкурс в этом юбилейном году, в чем его отличие от предыдущих? Кто работал в составе жюри?

В этом году конкурсные работы вместе со мной, Гедымином Яблонски и искусствоведом из Музеев Московского Кремля Ларисой Пешехоновой рассматривала дизайнер из Италии Екатерина Хельвиг. Как обычно, на первом этапе из 73 работ были определены 25 финалистов, а затем жюри определило лауреатов, которых на этот раз оказалось 14. Гран-при получила коллекция «Микрокосм» Дмитрия Бельмана - за уникальные инновации в технологии грануляции, ставшие, по словам ювелира, результатом двадцатилетнего труда.

Главное отличие конкурса этого года – большое количество представленных авторских работ, в которых присутствуют оригинальные стилевые решения и альтернативные материалы. «Русская бриллиантовая линия» не является тематическим конкурсом, но в нем почти всегда прослеживаются общие темы, которые вдохновляют дизайнеров – на этот раз, например, было много морских мотивов, космоса и фэнтези. И мне это интересно наблюдать, потому что, к примеру, не так давно я посетила экспозицию конкурсных работ студентов университета Триера в Германии и заметила, что там ювелиры в своих творческих работах исследовали темы экологии, насилия и гендерной идентичности.   

Меняются ли с годами критерии отбора победителей? Появляется ли что-то новое в дизайне, технике исполнения, в технологиях огранки и закрепки?   Какие ноу-хау становятся трендовыми?

Наше жюри традиционно оценивает идею и эстетику украшения, мастерство исполнения и инновации. Я считаю большой удачей, если к нам приходят авторы, которые действительно придумывают что-то новое - то, что по-настоящему можно назвать дизайном 21 века. Современное ювелирное искусство не стоит на месте, дизайнеры во всем мире разрабатывают новые техники, экспериментируют с палитрами покрытий, исследуют новые материалы, микшируют стили, ищут новые формы. Это заметно, если понаблюдать за результатами международных конкурсов.

Любая инновация всегда вызывает интерес. Так было с ограненными жемчужинами работы Виктора Тузлукова в украшениях из сета «Бабочки» Ilgiz F, которые выглядели очень неожиданно и заслуженно победили в Гонконге в 2013 году. Виктор Моисейкин успешно внедряет в свои коллекции Waltzing Brilliance, меняя подход к дизайну. Новая закрепка позволяет придавать драгоценностям фантазийные формы и увеличивать количество камней, сохраняя легкость украшения.

В этом году мы узнали об инновации Дмитрия Бельмана, воплощенной в классической технике грануляции, благодаря которой украшения приобретают эффект скульптурности и объема. В коллекции «Микрокосм», получившей Гран-при, можно увидеть три варианта применения этой техники – с индивидуальным креплением, с бриллиантами и с горячей эмалью в качестве фона. Это очень современная идея и очень сложная работа, требующая опыта и мастерства.

В последние несколько лет, работая в жюри очень разных по формату ювелирных конкурсов - International Jewellery Design Excellence Award в Гонконге, Artistar в Италии, Zhaojin Yinlou Cup в Китае, Amber Trip в Литве, изучая конкурсные работы и общаясь с другими экспертами, я отметила такие преимущества наших дизайнеров, как владение рисунком, умение работать руками и мастерство исполнения. И уже привыкла слушать от своих зарубежных коллег комплименты в адрес наших ювелиров именно за это – профессиональные эскизы, высокое качество обработки украшений. Но при этом нашим дизайнерам, на мой взгляд, очень нужен свежий воздух, влияние современной эстетики, который приносят творческие обмены и интеграция в международное пространство. Чтобы сегодня, в 21 веке «русская школа» перестала ассоциироваться с временами Фаберже и вышла на новый уровень.

Какие имена, получившие признание «Русской бриллиантовой линии», вы можете назвать брендами? Что получают лауреаты РБЛ благодаря своим победам?

Конечно, за 10 лет было много ярким имен - Ilgiz F с его эмалями, CLUEV и дизайнер Алина Андреева со сказочными сюжетами и уникальными камнями, «Алмаз-Холдинг» и Анна Теплинская, которая придумала форму кольца «Жизнь», Анна Дмитриева с кольцами-трансформерами «Русские сезоны», фантастический ювелир-эмальер из Нижнего Тагила Николай Романов, создающий коллекционные украшения премиум-класса, Виктор Моисейкин и его коллекции с невесомыми подвижными камнями, сестры Тарасовы с их правильным пониманием формы, Александра Нескреба и ее сложные трансформеры, почти что арт-объекты Татьяны Хромосеевой из коллекции «Балет», уникальный Владимир Маркин с ироничными украшениями и сложными механизмами, и много-много других… Как я уже говорила, статус лауреата «Русской бриллиантовой линии» - это пропуск на зарубежные площадки, возможность работать в престижных зонах ведущих выставок, а весной будущего года мы также планируем издание юбилейного альбома, в котором будут собраны работы наших лауреатов.

Галина Семенова для Rough&Polished