Catoca заявила, что не было тяжелых металлов в утечке из хвостохранилища, из-за которой река в ДРК стала красной

Ангольская алмазодобывающая компания Catoca, совместное предприятие ангольской государственной алмазной компании Endiama и российской АЛРОСА, сообщила, что не было обнаружено никаких тяжелых металлов в июльской утечке из ее хвостохранилища, в результате...

Сегодня

De Beers выручила $ 490 млн в ходе последнего цикла продаж

По данным Anglo American, восьмой цикл продаж De Beers в 2021 году принес компании De Beers 490 млн долларов США по сравнению с 522 млн долларов в ходе седьмого цикла продаж этого года. Годом ранее алмазная компания продала алмазов на 467 млн долларов...

Сегодня

Данные по импорту и экспорту AWDC за сентябрь

Согласно данным, опубликованным Антверпенским всемирным алмазным центром (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), в сентябре 2021 года импорт Антверпеном необработанных алмазов сократился на 15,67%, достигнув 6 638 334,72 карата против 7 872...

Сегодня

Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Кэмпбелл из Botswana Diamonds о выходе АЛРОСА: вечных совместных предприятий в геологоразведке не бывает

19 ноября 2018

james_campbell_excl_xx.jpgBotswana Diamonds в настоящее время ведет переговоры с крупной алмазодобывающей компанией по приобретению доли в компании Sunland Minerals, ранее принадлежавшей компании АЛРОСА.

Совместное предприятие Sunland было создано в 2014 году для тестирования существующей у АЛРОСА технологии по геологоразведке с использованием крупной базы данных компании Botswana Diamonds.

Но россияне вышли из совместного предприятия после смены руководства и изменений в корпоративной стратегии, которая теперь больше ориентирована на производство и маркетинг алмазов.

Джеймс Кэмпбелл (James Campbell), управляющий директор компании, сказал в эксклюзивном интервью корреспонденту Rough&Polished Мэтью Няунгуа, что АЛРОСА была хорошим партнером, но вечных совместных предприятий в геологоразведке не бывает.

Он также прокомментировал информацию о новом проекте компании на месторождении Маранге (Marange) в Зимбабве, осуществляемом в партнерстве с Vast Resources, а также о проекте Торни Ривер (Thorny River) в ЮАР, который является самым продвинутым проектом компании Botswana Diamonds.

Ниже приводятся выдержки из интервью:

Botswana Diamonds в настоящее время полностью владеет компанией Sunland Minerals, приобретя 50-процентную долю, ранее принадлежавшую компании АЛРОСА. Каково ваше мнение об ее выходе из этого совместного предприятия?

У нас было хорошее партнерство с АЛРОСА. Сочетание их глубокого технического опыта, свежего подхода и нашего знания местных аспектов работало на пользу. Но вечных совместных предприятий в геологоразведке не бывает, и после смены руководства и акцента в деятельности АЛРОСА, они решили уйти. Этот выход прошел самым организованным и конструктивным образом.

Принимая во внимание ту работу, которую вы провели вместе с АЛРОСА, видите ли вы большой потенциал для открытия месторождения промышленного значения в Ботсване?

Ботсвана остается страной, имеющей огромное значение для алмазов: не только с точки зрения перспективности обнаружения алмазов, но и потому, что Ботсвану называют «Африканской Швейцарией» за ее стабильность и среду, благоприятную для инвесторов. Она является [вторым] по величине производителем алмазов в мире, и в ней много компаний занимаются активными программами по геологоразведке алмазов. Botswana Diamonds plc имеет основной участок для проведения геологоразведочных работ в районах Калахари (Kalahari) и Орапа (Orapa), и да, мы ведем геологоразведку на этих участках, поскольку мы верим, что существует большой потенциал для открытия месторождения промышленного значения.

Когда вы собираетесь раскрыть своего нового партнера по совместному предприятию Sunland?

Мы надеемся объявить об этом скоро с тем, чтобы мы могли начать работу с новым партнером в начале 2019 года.

Собираетесь ли вы отдать половину вашей доли или вы теперь хотите быть мажоритарным акционером?

Мы предусматриваем партнерство, очень похожее на то, что было у нас с АЛРОСА.

Каков потенциал современных аллювиальных алмазных месторождений и старых конгломератов на концессии Херитедж (Heritage) на месторождении Маранге в Зимбабве?

Мы считаем, что концессия Херитедж имеет значительный потенциал в плане современных аллювиальных алмазных месторождений. Это стало очевидным в результате камерального исследования и подкреплено моим недавним посещением участка. Следует отметить большой объем старательской добычи, что отражает потенциальное промышленное значение современных алмазных месторождений.

Какие меры вы принимаете для того, чтобы удерживать старателей за пределами концессии?

Мы будем рассматривать это только после геологического картирования.

Насколько мы понимаем, Vast Resources вложила $1 млн в этот проект. Есть ли планы по привлечению дополнительных средств?

Не на этой стадии. После камерального исследования следующим шагом является картирование с помощью разных технологий дистанционного зондирования. В случае получения положительных результатов будет проводиться бурение и отбор валовых проб.

Насколько вы уверены в том, что сделаете Торни Ривер своим первым проектом по добыче алмазов?

Компания ставит две цели, вступая в соглашение по горной добыче на Торни Ривер. Во-первых, начать генерировать поступления, а во-вторых, самим финансировать поставку нового ресурса для компании. Последнее особенно важно, так как большинство компаний вынуждены прибегать к привлечению средств для поставки ресурсов, и мы планируем проводить самофинансирование этого проекта.

Превращается ли Botswana Diamonds постепенно из геологоразведочной компании в алмазодобывающую?

Еще рано говорить окончательно, но у компании есть большой портфель проектов, включающий Ботсвану, Южную Африку и Зимбабве и охватывающий ресурсный алмазопровод от проектов с нуля до проектов, находящихся на продвинутой стадии. Торни Ривер является самым продвинутым из этих проектов.

Поскольку у вас сейчас серьезные предприятия за пределами Ботсваны, рассматриваете ли вы вопрос об изменении названия компании?

Мы этот вопрос не рассматривали, хотя мы работаем по всему субконтиненту. Ботсвана остается нашим домом и местом нашего вторичного размещения акций.

Мэтью Няунгуа, шеф-редактор Африканского бюро, Rough&Polished